Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Прямо сейчас Оля спит, так что никто не сможет уточнить наш маршрут за сегодня. Поэтому все сама и очень не точно.
Начинали в Череповце, закончили сегодня в Рыбинске. Череповец - мой фаворит за нашу поездку. Посмотрим дальше.

- Darling, I love you so much! Can I see you? - Мы удачно сняли номер за тысячу триста на двоих. Туалет на этаже. Так получилось. Были невнимательны. Продавленные кровати. Но центр. Рыбинск. Мы же про экономию. И бюджетное путешествие по России. Я в коридоре на третьем этаже, направляясь на пятый этаж. Такая советская гостиница. Ковры красные. И тут Радек. Лондон. Еще светло. И он опять совсем другой.
- Приезжай
- Мне придется засесть на две недели на карантин и вам тоже, если я приеду.
- Фигня, у нас никто не соблюдает, - он стоит напротив нашего дома в Боу и на нем маска. И выглядит совсем по-другому. Другая прическа.
- Ты мне сегодня снился. Это был сон. Ты, Марта и Конрад в чем-то красном, предполагался Маквин, но почему-то это такой грузинский стиль, такие джигиты. Поле. Стога - haystack, ну ок, сухая трава сложенная в кучи. Большое поле, закатное солнце и Конрад такой - хей, Елена, с этой стороны я не очень.
- Cмешно, приезжай.

- Мы просыпаемся в Череповце, в гостевом доме, и мне моя сотоварищница по кровати мечтательно - мне снился такой секс. И я ей - ну обращалась бы. В чем проблема?

- Приезжай, - говорит мне Радек. И положи все картинки в одну папку, мне очень интересно.



Консьержка блондинка Жанна с ботоксом везде, в коротком синем бархатном платье с хриплым голосом желает хорошей дороги. Кафе с названием что-то про лису. Овсянка с утра. Пока завтракали, Жанна повесила нам на машину пакет с оставленной футболкой.

Дошла до церкви. Оля спит, не может подсказать мне до какой.
Но там все в центре. Нет, было немножко не так. Мы завтракали в кафе в названии что-то там про лис.
Сначала зашел нищий. Очень агрессивный. Требовал купить ему кофе. Я была не против. Но это было так агрессивно. Малчик официант так немножко по-девчоночьи другому - Антон, у нас проблемы. И тут же приехали полицейские. И это грустное - два огромных полицейских с дубинками и сочувствием - нищему: эй, вали отсюда, пидор. Почему пидор?. И нищий, такой классический юродивый с бородой в стильном пальто и очень вонючий, у нас такой на Павелецком был. От него все шарахались, но сигаретами угощали. Нищий сразу в крик, и сжался в комочек на полу - не бейте меня. А его вроде никто и не бьет.

Как раз Злата с Соней подходили к кафе. И Соня потом сказала, что увидев мою грустную фигуру была озадачена.
После церкви был музей Милютина, а они уехали в музей металлургии. Потому что иногда надо осваивать город в одиночку.

Нет, нет, сначала я спросила у всего этого кафе:
- Ребята, что посмотреть в Череповце.
Один молодой человек:
- Я так долго здесь живу, что не знаю.
- Я бы вам такую Москву могла бы показать. Как же так. Вы не знаете свой город?
Другие просто пожали плечами. Молодые, красивые ребята с хорошими лицами.
Но Гугл всегда подскажет.

Сначала была церковь. С правой стороны - памятник летчикам. С левой - жертвам гражданской войны. Покрашенные в алюминиевый цвет надгробья. И надписи - комиссар, был убит в боях с Деникиным. Учитель. Бои с Юденичем. Местами просто фамилия. Средний возраст - лет двадцать пять. Загубленные жизни. Случайность. Но так получилось. Недолюбленные, никакого потомства. Как-то так. И Волга внизу.

Музей Милютина отличный. Абсолютно аутентичный. Милютин Иван Андреевич. Родился в мещанской семье, занимавшейся мясной торговлей. Учился в школе всего один год, всю жизнь совершенствовался в самообразовании. В 9 лет остался без отца. С 16 лет занялся торговлей хлебом. С 19 лет, после смерти матери, возглавил семейное дело. Шестеро детей. Сорок шесть лет - городской глава. Образование в городе поднялось на невиданные высоты.

Нынче в эпоху коронавируса на балконе в его особняке проводятся свадьбы. Потому что в открытом пространстве можно без масок. Я там была единственным посетителем.

Если бы вы знали, как тяжело после вискарика нажимать на клавиши, пытаться печатать грамотно, и соблюдать повествование.

Смотрительница музея жила в Москве лет десять, вернулась в свой родной город, потому что в Москве все-таки не так просто выжить. Путин - нехороший человек. И как бы нам всем выжить в эту эпоху нелюбви. Порекомендовала съездить в усадьбу Гальского.

Барышни, они себя именуют девками, подобрали меня у кафе, мы доехали до этой самой усадьбы Они в полном восторге от музея стали. В усадьбе Гальского особенно поразила детская. После революции в усадьбе были и коммунальные квартиры, общаги, совхоз и много еще чего. Восстановили усадьбу. Памятник архитектуры. Поражает воображение. Вид с балкона - на Волги и баржи. Вокруг безумные гортензии, правильные наши зелено-белые эти самые гортензии и флоксы - цветы осени и декаданса.

Охранница, большая пышнотелая блондинка в короткой юбке:
- Мне очень надо знать ваше мнение, что вы думаете о коронавирусе, о вакцинации и что, вам, правда, нравится Москва? - она каждый раз грубо хватает меня за коленку, чтобы остановить, задавая свой вопрос. Рассказывает, что слушает Дудя, что от Путина точно ничего не зависит. И это всемирный заговор. Что живет очень далеко, в сорока километрах от Череповца, работает сутки через трое. Пожелала нам счастливого пути.

Потом еще было Пошехонье. Странное место. Полное безвременье. Отсутствие людей. Церковь. И на пороге большая овчарка. Мы не рискнули зайти. Я боюсь собак. Река. Запустение.

Монастырь. Свято-Успенский Пошехонский Адрианов мужской монастырь. Когда ты заходишь в ворота и такой - что это? Разрушенные здания. И никого. Стога сена, кусты смородины. Черная собака, которая кидается к тебе. Облизывает почему-то только твою руку, испытывает интерес только к тебе. И я ей:
- Хей, я тебя боюсь, отстань от меня, - а она почему-то не отстает, следует за тобой и смотрит тебе в глаза. Вечно эти дети и животные любят тебя, даже если ты их не понимаешь совсем.

Откуда-то вышел человек и на вопрос - а где церковь, показал на двухэтажное здание. Странный момент. Когда ты думаешь - что я делаю здесь. Подняться по узкой лестнице, открыть дверь. Дешевый скрипящий линолеум, фотографии икон по стенам, свечки за три рубля, алтарь и к тебе спиной мужская фигура читает молитвы. Ты совсем ничего не понимаешь. Только что линолеум скрипит под твоими ногами и твои подружки громко шепчут. И дрожь по спине. Мужская фигура, большой мужчина, черные кроксы, черные широкие брюки и куртка, перед иконой стоит. В одиночестве читает молитвы. Дрожь. И на улице кусты смородины черной. Может быть это про веру. Или про одиночество? Мы с ним не поговорили. Нам было надо дальше. Оставили денег за свечки, поставили свечки. Я даже записку про упокой написала. Язычники мы или агностики, хотя все были рождены атеистами со странной шатающейся верой в непонятно-кого. И вроде как добро что-то там победит. Хотя кто в это верит? Все случайность. Смотришь на часы, а там двадцать два двадцать два.

Заселились в гостиницу в Рыбинске. Утром позавтракали в Череповце. В промежутке я съела пару кусочков черного хлеба. И такой свет сегодня. Надо быстро пробежаться по городу, пока свет не ушел. Парадный Рыбинск и Рыбинск подворотен и разрухи. Россия. Как там - немытая Россия. Про прощай. Хотя в нашем случае ни разу не прощай.

Рыбинск тоже прекрасен. Но Череповец пока the best. А какой там говор. Прошлись, посидели у огромного собора с видом на мост. Чтобы там не говорили, Россия прекрасна, даже если заброшена. И люди, они везде люди. Люди как люди. И у молодых уже совсем другие лица. Поужинали с видом на собор в кафе с названием - книжный бар. Вышли. Оля со Златой вдруг резко рванули через дорогу при виде магазина Красное-Белое. Я с интересом наблюдала как у Оли выпал телефон в лужу, она изящно через нее перепрыгнула, и Злата кричала - Оля, серьезно, надеюсь он не умер?

Под магазином человек десять юношей матом обсуждали:
- Если вы идете к телкам, надо всех звать.

Соня хотела чего-нибудь еще съесть. Около киоска с шаурмой юноши приблизились к нам и желали знакомиться.
- Вы так милы, - говорили юноши в черных спортивных костюмах, - у нас есть водка, а у вас кока-кола, давайте объединим наши усилия.
Если бы это был день, дневной свет, они бы не ушли не охваченные моей камерой.

- Тетенек нашли милыми, - сообщила я.
- Ты вечно обесцениваешь себя, - сказал мне Радек, когда я ему рассказывала про это, - прекращай.

- А вы за кого голосовали? - спрашивал нас один худой белобрысый юноша, удерживающийся на ногах и весело улыбающийся
- А за кого надо было? И в каких выборах? Мы вроде не за кого не голосовали.
Распрощались с юношами.Они еще раз нам сообщили, что мы милые и хорошие, и какие-то нездешние.

Оля с Златой купили виски. В кои-то веки мы в правильной кондиции, еще и в городе Рыбинске. В голове мысли про возрождение России. Утопические мысли. Но кто знает. Пусть депрессивно местами, но кто знает. И нас не так уж и мало. Тех, кто нормальный и адекватный.
Но знаете, вот эта мысль по-прежнему точит меня, про вот это вот и комиссары в пыльных шлемах

Надежда, я вернусь тогда, когда трубач отбой сыграет,
когда трубу к губам приблизит и острый локоть отведет.
Надежда, я останусь цел: не для меня земля сырая,
а для меня — твои тревоги и добрый мир твоих забот.

Но если целый век пройдет и ты надеяться устанешь,
надежда, если надо мною смерть распахнет свои крыла,
ты прикажи, пускай тогда трубач израненный привстанет,
чтобы последняя граната меня прикончить не смогла.

Но если вдруг когда-нибудь мне уберечься не удастся,
какое новое сраженье ни покачнуло б шар земной,
я все равно паду на той, на той далекой, на гражданской,
и комиссары в пыльных шлемах склонятся молча надо мной

В ночи я звонила Кате.
Катя смеялась - это когда твой бывший звонит тебе.
Ага, из города Рыбинска. С любовью из нигде и нивкуда. Я люблю вас, всех, кто когда-либо любил меня.
И Радеку тоже - Радек, из-за этого карантина, кто знает, когда мы встретимся. Я старею, и уже не так прекрасна как была. Вдруг ты меня больше не узнаешь.
- Так ведь и я старею.
- Ты настаиваешься как хорошее вино.
- А ты уже настоялась. Только не пойму - белое или красное.
- Радек, я точно белое. И мне надо с тобой обсудить эту тему - черная жизнь имеет значение, только когда Люсьена рядом не будет.
- Жалко, что тебя не было, когда у нас все эти протесты были. Это было очень интересно.
Subscribe

  • (no subject)

    - Слушай, вот если у него такая аватарка в инстаграме, инстаграм закрыт, как ты думаешь, у него девушка есть? - на фотографии молодой человек нежно…

  • (no subject)

    Неожиданно совсем плохие дороги. Тут бы только Газ бы и спас. Огромные ямы с мутными лужами. Так что перед каждой надо выходить из машины и проверять…

  • (no subject)

    Завтра у нас будет длинный день. Поедем по островам на моторке. Три дня нас радовала хорошая погода. Завтра будет дождь. Есть в этом некоторая…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments