Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Самый волнительный момент общения с клиентом, это когда ты отдаешь съемку и боишься - понравится-не-понравится. Когда ничего не пишут, сразу автоматом понимаешь, что все пошло не так. Даже если потом клиент все равно придет на съемку через год.
Закончила обрабатывать сегодня сразу три съемки. Счастье. Хотела поснимать оставшиеся цветы, которые еще не успели поникнуть головой за эту неделю. Но сил не было. И все эти тревожные-волнительные события с Белоруссией.
Вымыла пять ваз, пропылесосила пол в студии-в-соседней-комнате - весь пол был усыпан. Снимала для магазина цветов. И хотелось еще для себя поснимать. Но так неудачно получилось. Съемка на съемке. А силы конечны. И у меня еще пять ваз не обсыпавшихся цветов. И мы еще пять ваз в Hoff купили со скидкой. С вариным папой прогуливались.
И тут еще Белоруссия. Невозможно сидеть дома, когда все время жмешь на обновление в телеграме и переживаешь.


Я сегодня поехала по-честному на полчаса. К посольству. Постоять. Каждый плюс человек, плюс сто, уже кучка людей. Чтобы потом вернуться домой и взяться за четвертую съемку-обработку.
Сначала не то, чтобы была прямо толпа. А потом все вдруг стали подходить. И все такие свои, такие настоящие, что невозможно уйти.
Подошел парнишка с велосипедом. Спросил, белоруска ли я. Сказала, что сочувствующая. Он так, с краю стоял. Боялся полиции. С работы ехал. Поспрашивал, что было вчера. Он был из Гродно. Сказал, что раньше белорусов в Москве было много. Сейчас, когда курс валюты так упал, многие предпочитают ехать в Польшу. Карта поляка.Так проще. В Москве сложнее.

Далее народ подходил. Толпа сгущалась. Девочка с летней школы подошла. С мамой? Или с сестрой? Поблагодарила за прошлогодние фотографии, посетовала, что в этом году ЛШ не было.
Лиза, с которой мы вместе с детьми беженцами работали. Она теперь с нашей Олей вместе в школе работает. Живет недалеко, тоже немножко присоединяется, когда мимо идет.
Аня, которая из пикетчиков, которая из Сочи, которая юна и красива, разговаривает матом как сапожник, которой тридцать первого декабря вменили штраф в сто пятьдесят тысяч за организацию хоровода перед памятником Долгорукому. Был одиночный пикет. Заменили на организацию хоровода. Навальный сделал репост. Штраф собрали.
Ну и далее везде. Подошел юноша, к которому я год назад где-то приставала.
- Мне нужен ваш портрет, - говорила я ему.
- Это еще зачем?
- Потому что вы мне нравитесь.
- А для чего?
- А для себя.

С тех пор мы нежно любим друг друга. Кокетничаем. Он, наверняка, младше Варвары. Нынче он не спрашивает, зачем, улыбаясь позирует. Где-то в этот же самый момент с нами заводит разговор юноша в синем пиджаке.
Почему еще я хожу на такие мероприятия, где еще так легко заводятся социальные связи, где все равны, где никто не спрашивает, а зачем ты вдруг собираешься сфотографировать, и каждый может поучаствовать в разговоре.
Первый юноша тут же ускользнул, впрочем, успел ответить на мой вопрос - а когда ты будешь старикашкой, ты будешь так же тщательно подбирать себе костюм? И залачивать волосы?
Второй юноша со решил со мной побеседовать. Юноша оказался из Парижа, русскоязычный. Полторы недели как начал работать по контракту. Двадцать с крохотным хвостиком. Работает здесь. Благодарные уши.
И тут, конечно же, появился Тим, которого я сто лет не видела. Моя внеочередная любовь. В длинном черном плаще. И еще Денис.И еще много кого. И мы ходили за угол курить. У юноши-француза-Макса сел телефон, а ему еще работать. И его заинтересовали сербы. Тим нашел ему батарею для зарядки. И где-то между этим всем я натыкаюсь на Артура.
С такими торчащими во все стороны волосы. И грустным. Последний раз я видела Артура в Варшаве, возможно, и первый тоже. Мы ходили к нему и Денису в гости. Радеку нужна была одежда для нашей съемки. А у них было много разных интересных вариантов, в том числе и корсетов. И еще квартира с белыми стенами. И вид на самый центр. Два белорусских малчика. Один так и не смог жить в Москве, вернулся в Варшаву. Второй все еще здесь.
- Артур? - спрашиваю
- Да.
- Нам надо сделать фото для Радека.
Не то чтобы он счастлив. Но он покорно делает наше с ним селфи, которое я тут же отправляю Радеку.
- Как ты?
- Так себе. Днем обрабатываю съемки. Ночью торчу в телеграме. И на это невозможно смотреть, что он делают с Белоруссией.
- А мне сегодня Шаботин написал, что спасибо, что вы выходите к посольству на акцию солидарности.
- Шаботин где сейчас?
- Может быть в Варшаве? Я не знаю.

И Радек тут же отвечает:
- два моих sweatheart together, - в Варшаве тоже веселуха. И оказывается Конрад в Варшаве, Марта сегодня написала. И все они страшно переживают за ситуацию.
Марта писала:
- Могу ли я тебе позвонить, мне очень важно понять, что происходит в Белоруссии.

Как-то так. Жизнь на фоне чумы.
Напротив Белорусского посольства люди поют белорусские песни. Держат плакаты и на белорусском языке написанные. Приходят просто обычные люди, которые никогда никуда не выходили. Просто дальше уже невозможно. Папа-работяга в спортивном костюме с небольшим фингалом под глазом и сыном лет девяти в очках, с внешностью отличника. У обоих - белорусские флаги на щеках.
- Да мы уже больше не можем это терпеть. Мы же не от хорошей жизни сюда уехали, - говорит он.
Женщина-блондинка в розовом костюме, которая плачет, когда рассказывает, что творится прямо сейчас в Минске.
Юные хипстеры-студенты с тревогой в глазах.
- Лукашенко уходи!
Мир накануне очередных перемен. Никто не знает, лучших или худших. "Самый тёмный час - перед рассветом."

И потом еще всех обнимаешь. Прощаешься до завтра. По дороге звонишь деточке. Которая рассталась. У которой, видимо, "переходный подростковый возраст и трындец". Которая отлично протусила со своим бойфрендом в зоопарке, "мы бегали по зоопарку друг за другом, показывая друг другу языки, а под конец решили расстаться, потому что мы не подходим друг другу. Он пошел меня провожать и мы рыдали на пару под моей общагой. И я все думала, сейчас выйдет Майк, вот повеселится. И теперь я смотрю на эти фотографии из зоопарка и плачу. Понимаешь, да, он потратил на мой билет двадцать два евро, и это был такой крутой зоопарк, а потом мы расстались. И сейчас даже не с кем напиться".

- Хей, - говорю, - у меня столько историй для тебя. Я познакомилась с такими гражданами.
- Ты - мать года. У тебя деточка рассталась, у нее - драма.
- Переходящая в трагедию и далее в фарс?

- Прости, мама, я не могу сейчас дослушать твою историю, потому что метро закрывается через десять минут и у меня еще есть шанс до кого-нибудь доехать.
Понимаете, да, не знаю как у вас, но верю, что также как у меня, история творится на глазах и где-то тут же у кого-то какие-то свои драмы. И тебя переключает от просмотра канала, до тревоги за деточек и родных и близких.

А также забыла рассказать про орущих в ухо московских ментов, с этим вечным - вы мешаете проходу других граждан. Чтобы сузить проход двумя рядами ментов. Чтобы орать в ухо - проходите не задерживайтесь. И так трудно удерживаться от того, чтобы остановиться на пути и никуда не двигаться, пока не унесут. И почему-то все равно сообщаешь им, что оккупанты оккупировали твой родной город, что оккупанты мешают тебе жить в родном городе, перемещаться по тротуару, стоять на тротуаре. И что оккупанты просто не понимают, что все еще будет. Ход истории обойти нельзя. И вот также толпа будет гнать их однажды по Москве. Это сейчас они короли. А ты даже будешь их немножко жалеть. Все еще будет. Правда. И еще не поздно соскочить. Всегда есть выбор - дьяволу служить или пророку.
Subscribe

  • (no subject)

    Варя пару дней назад. Звонит: - А папа дома? - Нет. - Ну ладно, тогда тебе покажу, а папе потом. Сначала я думала, что это будет сюрприз, но кто…

  • (no subject)

    - Ты вчера поздно легла? - Вот не знаю, как так бездарно получилось. Пишет мне Филипп, спрашивает как дела. Я ему говорю, что у малчиков напротив…

  • (no subject)

    - Мне такой страшный сон приснился, что вы с папой разводитесь. До сих пор плохое настроение. - С чего это нам с ним второй раз разводиться? Папа…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment