Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Недавно одна фотограф из Германии показывала натюрморт с мальвой. Эта самая мальва, одна ветка, росла на перекрестке, просматриваемом со всех сторон соседями. Фотограф долго выжидала момент, чтобы сорвать его. Чтобы не быть порицаемой. Купить мальву никак не купишь, а в натюрморте должен был быть один этот цветок.

Сегодня мне нужна была ветка дикого винограда с красными листьями. Можно было пойти на пустынную набережную, но слишком далеко идти.
Сходили с Вариным папой к гаражам около заброшенной узкоколейки. Гаражи собираются сносить и строить что-то элитное. Никого не волнует, что гаражи в собственности. Также как у Крутицкого подворья снесли гаражи. Местные жители взывали к Собянину, писали на асфальте - Собянин, помоги, - смешно и грустно. Никто не вступился. Также как до этого снесли ларьки у метро. Даже некоторые мои друзья одобрили снос ларьков. Ну да, вечное - когда они пришли за ними, меня это не касалось.


У гаражей вовсю цвели золотые шары. Но дикого винограда не было. Так что пришлось идти к Крутицкому подворью. Там у заброшенного колодца-ямы дикий виноград оплел старый клен. На Крутицком неожиданно оказалось много людей. Реконструкторы. Палатки. Рассказы про древнюю Русь.
Все, конечно, милые. Но вот, мне даже как-то неловко стало. Я неожиданно подумала - не, ну не Лондон. Когда в Лондоне на Бороу маркете, к примеру, яблочный спас, когда приходят актеры всех возрастов, одетые в тряпье, там такая радость. И что тут не так. И неловко от этих вечных своих мыслей - просто кто-то предвзято относится, дело в тебе, не в Лондоне. Смотришь сквозь кривое зеркало.

Но через минут десять смогла сформулировать. Просто они были хмурыми. Просто они были сами для себя. Эти реконструкторы, косящие под жителей древней Руси. Они веселились сами с собой. Нет, конечно, когда народ к ним обращался с вопросами, они даже что-то отвечали и местами даже становились нормальными. Но вот изначально радости в них не было.
Варин папа сказал, что все еще будет. Все меняется.

Нашли краснеющую листву. Я, конечно же, немножко почувствовала это вечное - эй, вы что тут, чужаки, делаете на нашем подворье? И устыдилась. Абрикосы, заново посаженные вместо тех, что погибли, принялись и колосятся. Яблок много и груш в саду, который зачем-то теперь огородили от публики сеткой. Страна заборов у нас.

Вернулись к гаражам, сорвали этих самых золотых шаров. Нынче, конечно, неловко вот так вот даже в заброшенных местах срывать для себя букет. Новая этика. Но так хотелось натюрморт снять.

У деточки Вари все хорошо. Очередная компания.
- Ты знаешь, это прямо как в Москве. И я теперь в ней. Они даже меня подключили к общему чатику. Мы теперь иногда собираемся и просто чилим вместе. Они все старше меня.

Новая компания выглядит намного интереснее внешне всех предыдущих. Украинско-русская с одной австрийской девочкой. Что занятно, эти молодые граждане в других странах как-то все определяются языком - на каком языке они думают. Почему-то получается - на русском. Собственно, все. У кого-то там какой диктатор в загашнике, которого они никогда не выбирали, никого не волнует. Это хорошо.

- Вот так, - говорю, - возвращаться под утро, радоваться жизни, и прощелкать поступление в универ, - я все-таки очень волнуюсь.
- Не парься, я в понедельник запишусь на собеседование в универ, - говорит деточка, - и вот ты уверяла, что они парочка малчиков, которые любят друг друга, а один из них пытался меня поцеловаться. И я такая - эй, зачем это все? Что ты делаешь?
- Вот, вот, поцелуешь по пьяни, а он потом будет бегать и скрываться, и бояться.
- Типа того.

Вчера сидела с племянниками. Захара принесли, положили на Левину-Варину кровать. Хлоя была счастлива. Я была в ее полном распоряжении. Три часа играли в разные интересные игры, смотрели свинку Пеппу, то, что Хлоина мама не любит. Строили гаражи, делали зарядку, ели блины. Параллельно звонила деточка Варя.
- Это кто? - спрашивала Хлоя.
- Это Варя, моя дочка, твоя двоюродная сестра, - говорила я, - она живет очень далеко, в другой стране.
Для Хлои, пяти лет, очень далеко - это, конечно, далеко, но неопределенно.

Кстати, нынче новый тренд. Нынче оказывается, что маски - они не для того, чтобы защитить окружающих от себя, потенциально-опасного-биологического-оружия. Маски нынче - это для того, чтобы уменьшить вирусную нагрузку. Сегодня все неожиданно начали об этом писать. И больше не пишут про персональную ответственность каждого.
Натюрморты получились классические. Но надо смотреть все-таки в сторону семидесятых. Модный тренд уже пару лет как.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment