Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Спецприемники "Мневники-Сахарова"
Вечером четвертого дня свыклись с мыслью, что теперь это наше новое жилье. Окно в новой камере не так удобно расположено. И народа много. Просто так не поторчишь на окне. И совсем непонятно, как жить, когда столько людей.

Вечером Соня в девять пыталась лечь спать. Требовала выключить свет. Все читали. Сказали, что нет никакой возможности так рано ложиться. Соня билась в дверь. Конвойный с той стороны двери орал на нее. Успокаивали всей камерой. Все-таки уснула. Неожиданно вскочила в одиннадцать. И до часа ночи не давала всем покоя. Выспалась. Рассказывала бесконечные истории, как она ходит в Ашан и "тырит" там вещи. Потом продает. И нам может подтырить. Сковороду, к примеру. Жаль, что я не умею матом это все описать, впрочем сейчас и нельзя. Такой у нее живописный мат был, когда она рассказывала про это все. Про всех своих Сашу, Рому, Васю, их машины. Как повел ее очередной Серега в аквапарк, чтобы фигуру ее рассмотреть. Периодически, Соня сама себе смеялась. Громко, взахлеб. Малчики из соседних камер строили "дорогу".
- Пятая хата, руку высуньте, - кричали из шестой. "Дорога" - тюремная почта. Окно новой камеры выходило на огромную ель, в которой все время возились синицы.


- Это подготовка к материнству, вырабатывание терпения, - сказала Настя. Судя по всему, только у меня были дети. Остальные совсем юные.

На очередном витке рассказа, рассказы повторялись по кругу, Соню удалось нейтрализовать. Выдали ей книжку стихов Рыжего.
Спросила у Насти из ФБК, не страшно ли ей. Сказала спокойно, что нет. Это удивительно, конечно. Меня все эти обыски, допросы, унижения очень пугают.

Около двенадцати пришли конвойные сообщить, что начальство долго думало и решило нас отправить в другой спецприемник. Всех, у кого срок отсидки остался больше двух дней. В "Мневниках" останутся только мужчины и принимать будут только мужчин. И сейчас надо быстро всем сходить в душ, пообедать и вперед.

Любое изменение жизни в месте лишения свободы вызывает дикую тревогу, страх перед неизвестностью и панику. Только пообвыкся, куда-то повезли. И никто не собирается тебе говорить куда. На все вопросы - мы не знаем, позже узнаете.

- Ну как же так, - шумели наши девушки, - начальник же обещал, что больше нас переселять не будут. Почему он нам врал?
- Ну он нам тоже много чего обещает, все время, в пустоту, - отвечали сотрудники.
- А вы к нам идите работать, - предложила им Настя из ФБК, - у нас очень хороший начальник.

Привели новую девушку Лиду.
- За что? - спрашиваю
- Пьяная драка, - позже были версии вооруженного разбоя. Еще позже, когда мы в последний день опять попали в одну с ней камеру, версия превратилась - четыре года за пьяный вооруженный разбой. Вышла по УДО. Пришла отмечаться в ОВД пьяная. Забрали на десять суток.

Эти очередные сборы. Когда в пакеты надо сложить свои вещи. И ничего не растерять. Разделили еду с Аленой. Никогда не знаешь, куда тебя опять поселят и с кем. Сходили в душ. На обеде попрощались с раздатчиками.
Опять выводили по одному. Сверяли вещи личные из ячеек. Складывали их в черные пакеты. Очередные конвойные, смотревшие на нас с таким презрением, сообщили, что вещи девать в этом автозаке некуда. Так что черные пакеты с особо-ценными вещами - паспорт, телефон, карточки, деньги надо положить внутрь своих сумок и рюкзаков, даже если это не по правилам. Процедура эта заняла пару часов.
Я все волновалась. Мне должны были привезти передачу - плед, тапки, полотенце. И точно уже стояли в очереди несколько часов. Позвонить не дали.
- Ничего, если что мы передадим, - опять соврали охранники. Тапки резиновые мне оставила В. А ей их тоже оставили. Тапки в таких местах обязательно должны быть резиновыми. Гигиеничнее. И в них же можно ходить в душ.

Загрузили нас в автозак. Такой огромный. И внутри почему-то на ходу все время ощущение, что ты мешок картошки, тебя все время трясет и перекатывает. Сотрудник на вопрос - куда нас везут, ухмыльнулся:
- В Воронеж, - стало немножко страшно. Всю дорогу по очереди смотрели в маленькое окно. Вернее так, цепляешься за него крепко, пальцем через решетку немножко так лед отковыриваешь, пытаясь понять, куда едет этот автозак.
И разные предположения - Ярославль, Калуга?
Соня висит на решетке у двери.
- Смотри, я - балерина, - кричит она конвойному, задирая ногу к потолку, - а ты пойдешь со мной в Аквапарк? А когда меня выпустят? Сегодня? А ты пригласишь меня на свидание? В ресторан пойдем, да? Запиши мой инстаграм, - и так всю дорогу. И на такой громкой ноте, что общаться совсем невозможно. Полина выдала ей чупа-чупс. Зря. Еще полчаса мы были свидетелями эротического обсасывания чупа-чупса. Трясло особенно сильно, так что Соня сидела на скамье напротив нас, а не торчало рядом с конвойным, и демонстрировала свои умения.

Пару часов неизвестности и через окно - Спецприемник в деревне Сахарово. До нас доходили слухи об ужасах в спецприемнике, о многочасовых очередях на прием задержанных. Но это была по-крайней мере, не Калуга. И уже какая-то определенность. Довольно-таки быстро выгрузили, все-таки пятый день нашего задержания пошел, должны были уже всех задержанных до нас распределить.

Метров пятьсот от первых ворот до нашего корпуса. Три пары ворот и два КПП. Внутри хаос.
- Вещи складываем вот в эту коробку, - командуют.
- Можно взять лекарства?
- Только на сегодня. Вдруг траванетесь.
- С чего это мне травить себя сердечными таблетками?
- Ну ладно, вы выглядите адекватно, но вдруг ваши соседки это сделают.

Можно было бы успеть взять телефон и пауэрбанк незаметно с собой. На какой-то момент меня оставили без надзора. Мы же еще все требовали немедленно позвонить нашим родственникам.
Мне уже позже рассказали, Тошик стоял с передачей, увидел, что нас увозят, скооперировался с двумя девочками, которые принесли передачу Алене с Аревик и поехал за нашим автозаком. Но у них все равно в Сахарово не приняли передачу. Потому что нас еще не оформили. Так что ему пришлось еще раз ехать.
Телефон я не взяла. Очень сокрушалась.
В Мневниках нас выводили в комнату, где выдавали нам наши телефоны и можно было по нему звонить целых пятнадцать минут, втихаря пользоваться интернетом. Здесь сказали, вытащить симкарты, забрать с собой в камеру. На камеру выдавался кнопочный телефон. Те же самые пятнадцать минут в день.

Все мы боялись попасть с Соней в камеру, так что я, выглядело это не очень, сказала конвойному:
- Вот нас шесть человек политических, можно нас всех вместе? - Лида с Соней остались на первом этаже.

В этот раз в камере кроме меня было еще три человека. Кровати - в два яруса. Мне досталась кровать ближе к окну на втором этаже. Туалет без двери, прямо у входа. Глазок видеокамеры - две камеры на камеру - калабмур, смотрит прямо в толчок.
Три сокамерницы: девочка мультипликатор, делает мультики с детьми, девочка - дизайнер, девочка студентка и менеджер в Макдаке, рисует и танцует. Должна была ехать в Египет. Но приехала в Сахарово. Первый день отпуска. Камера не курящая. Из окна вид на вход. Так что бесконечные потоки людей. То приводят, то кого-нибудь выпускают. Им можно махать рукой и кричать что-нибудь.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    - Эй, родители, я что-то сегодня непродуктивна. У меня все плохо. - Что опять не так? - Я вдруг обнаружила, что задание, которое я делала сегодня,…

  • (no subject)

    Ничего такого не происходит. Вот небо красивое. Облака, тучи, несутся в разные стороны. Голубизна наконец. А какие закаты! Макушки соседних домов…

  • (no subject)

    Странный вечер. Настроение на нуле. За окном как будто дождь. Выползать в город не хочется. Дома сидеть не хочется. Доделала большую съемку. В кои-то…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments