Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
день как день. Вышла во двор. Соседка с четвертого этажа озабоченно смотрит на огромную ветку тополя, упавшую на крохотную вишню.
- Можно ли ее как-нибудь сдвинуть?
Вдвоем, мы кое как оттаскиваем ветвь с вишни.
- Вы тут уже прижились? - спрашивает она меня.
- Да, но все равно в подъезде чувствуем себя чужаками.
Она рассказывает мне про весь подъезд. У нее четверо взрослых детей. Живут в двух комнатах коммуналки. Третью соседка сдает тувинке с двумя детьми. Над нами - семья с четырьмя детьми, но вроде Лешка перестал пить и начал работать. Ну и в таком духе.
- У нас тут все нормальные, и все знают друг друга, - пожилая женщина больших размеров с деревенским акцентом. Милая.
- Если что-то надо будет, обращайтесь, - говорю я ей.

Пишет Ася из сахарных:
- Хочу путешествие, давай куда-нибудь съездим, - время час дня.
- Коломна, Серпухов, Сергиев посад или погулять по Москве.
Выбираем Сергиев посад. Добираемся к четырем. Впервые в жизни на меня не наезжают в Сергиев-посадской Лавре по поводу того, что я без платка захожу в церковь, и что я там даже что-то снимаю. Дождь. Холодно. Какая-то очередная церковь, священник - Христос воскресе. Толпа- воистину воскресе. Рассматриваем иконы. Звонит Варвара. Выхожу на улицу.
- Мама, я открывала консерву, обломался вот этот язычок, как мне ее открыть?
- Попробуй нож воткнуть в это место, поддеть и тогда все получится.
- О,получилось, люблю тебя. Пока.
Покупаем шаверму на вокзале одну на двоих. Возвращаемся в Москву, замерзшие до самых костей. Ася зовет на фемстендап где-то на Кузнецком мосту. Я мечтаю о горячей ванне. Еду домой. Ближе к метро Пролетарская пишет мой, горячо любимый товарищ, с которым не виделись с прошлого года, у него бурная жизнь, научный журналист, лекции по всей стране, татуировки по всему телу:
- Я подстригся, какие планы?
- Что хочешь, я в метро, пиши быстрее.

Вернулась на Китай-город, зарулили в бар, который немножко гейский.
Выпили почему-то много вина. Обсудили всех малчиков вокруг и немножко официанта. Он вышел куда-то там в туалет. И вдруг так накатило. Когда ты где-нибудь в Лондоне, когда ты слегка нетрезв, любишь весь мир и с ним общаешься.
- Привет, а вы только что говорили по-английски у стойки бара, это были туристы или экспаты?
- Экспаты.
- А вы чем занимаетесь?
- Я - музыкант.
- А я - фотограф, я пьяна, мне хочется общения, я отсидела в Сахарово и закончила физтех когда-то.
- О, а я физфак МГУ.
- И теперь музыкант?
- Ну да.
Возвращается мой дружбан.
- Ну вот, на минуту нельзя оставить тебя, - и мы выходим в эту самую ночь. Вокруг толпа модно одетых людей. И я еще звоню Радеку, он не берет трубку. Но берет трубку Марта:
- С днем рождения!
- О, дорогая, у нас в Барселоне еще восемь минут до двенадцати, но я все равно счастлива слышать тебя
- А у нас уже почти час, так что с днем рождения, люблю, позвоню завтра, потому что прямо сейчас я пьяна и люблю весь мир.
- Приятно это слышать.
И тут же Радек пишет:
- Ты мне звонила.
- Да, звонила, но теперь уже завтра.Завтра будет завтра.
И дома Варин папа:
- Ты оценила мою силу воли, я тебе даже не звонил, чтобы узнать, где ты.
- Я же тебе написала, что я с дружбаном.
- В девять часов вечера. А сейчас сколько. Хорошо, Варя позвонила и сказала, что маму прямо сейчас лучше не беспокоить. Потому что у мамы все хорошо.
Иногда так приятно любить весь мир, когда Совиньон бланк завладел твоим мозгом, так что все печали куда-то там испарились. А завтра будет завтра.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments