Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Смотрели вчера с Вариным папой "Why women kill". На самом интересном месте звонит деточка Варя.
Они с Левой когда куда-нибудь или от куда-нибудь идут, чтобы не тратить время зря, звонят.
- Вот, - говорит Варя, - сходила я все-таки с Камилой в паб. В паб нас не пустили. Теперь ПЦР должны быть другого образца. Так что посидели в другом месте. Была компания двое малчиков англоязычных и трое нас русскоязычных.
- Из какой страны англоязычные?
- Не знаю, - моя девочка никогда не интересуется деталями. Если только кто-то сам расскажет. А так зачем лишние знания о незнакомых людях? - там был один молодой человек, очень мной интересовался. Уговаривал пойти дальше. Но я - большая молодец, заставила себя в двенадцать вернуться домой. Мне, конечно, как обычно казалось, что пропущу все самое интересное. При этом я знала, что обычно ничего интересного из этого выйти не может.

- Если кому-то очень надо будет, он тебя и так найдет.
- Ну нет, он получил работу в Нидерландах и уезжает в понедельник.
- Какую работу?
- Не знаю.
- А сколько ему лет?
- Двадцать два, кажется. Но это неважно. Мы, в итоге, с Камилой проболтали все время. Она про свое лето рассказывала, а я про свое. И теперь, такая молодец, иду домой, горжусь собой, но немножко расстраиваюсь, что могла что-нибудь интересное пропустить.

В этом самом месте Варин папа машет мне руками из серии - ну давай, заканчивай, кино надо смотреть. И я резко закругляю разговор.
- Вот, не хотите со мной общаться, любимые суслики, - говорит нам Варя и много раз чмокает в трубку.

Сегодня же я ей звонила. В тот самый момент, когда в одиночку брела где-то в центре Москвы ближе к вечеру. Пятницы вечера.

- Понимаешь, - говорила я ей, - вышла сегодня в центр, хожу, а я давно на улицах не снимала. И мне все никак, скучно, никаких сюжетов. Раньше это был знак, что пора куда-нибудь ехать, освежать чувства. Мы сегодня с Радеком говорили. Он опять сдал свою комнату в Боу и переезжает в другой квартал. Опять будет экономить деньги. Уже почти всю свою модную коллекцию одежды отправил в Польшу. Осталось пять коробок. Я ему говорю: "Так и переберешься в Варшаву обратно". А он мне: понимаешь, мне нравится жить на два города. Каждый раз новая жизнь. Здесь одна, там другая". Это же очень про меня, понимаешь. Я же тоже раньше жила на пару городов и стран. А сейчас все замедлилось, ничего не меняется.

- Мама, - говорит Варя нежно, - я тебя люблю. А еще сегодня я себя заставила проснуться, - видимо, часа в два, - и сейчас переношу вещи в свою комнату. Никто не приходил меня проверять, как я тут на карантине. Ясмин заболела. Так что непонятно с кем идти на вечеринку. Ты, между прочим, прервала мой разговор с Янкой.
- О чем говорили?
- Я ей жаловалась, что я вот сегодня такая вся тревожная, и непонятно, идти или не идти.
- Что говорила Янка?
- Жалела меня.
- Иди.
- А вдруг он решит, что это я из-за него туда пришла?
- Почему тебя это должно волновать. Пусть тебя волнует, как ты опять себя будешь заставлять в двенадцать отправляться домой, если, конечно, ты и вправду решила менять режим.

- А еще мне звонила В. Говорила, что ей тот самый малчик предложил встречаться. И вот она сразу такая вся в раздумьях, надо ей или нет. Я ей написала, что очень ее понимаю. Она сразу - как это ты меня понимаешь? И я ей, ну это же такая обычная история, сначала тебе этого хочется, а потом если тебе вдруг предлагают, ты такая - ой, ой, ну на фиг, лежишь такая зайка под одеялом грустная, тревожная и боишься нос высунуть. Мало ли что. И она мне сразу - это вот прямо про меня.

- Да, - говорю, - вот у меня и в моем окружении как-то было по-другому. Встретились, поцеловались, может быть куда-нибудь сходили, может быть случился секс, может быть ты вдруг обнаружил, что вы уже давно живете вместе. А потом даже случайно поженились. Как-то без обсуждений.

- Ну нет, в нашем положении принято сразу устанавливать статус. А то помнишь, как я тогда с Ж. Вроде бы мы один раз с ним повстречались. Потом я с Ф. целовалась через пару недель. Потому что непонятно было, что у нас. А Ж. потом так расстроился. Обговорили бы сразу, что у нас, и не было бы никакой драмы.

- Как все сложно.

Радек сегодня неожиданно взял трубку с первого раза. Ел что-то там на кухне и полтора часа слушал рассказы про мою жизнь. Хлопал и переживал периодически.

В итоге, почему-то сказал, что вот, мы уже взрослые, а так ничего и не добились.
- Как это? - возмутилась я, - я вот, к примеру, успела даже двенадцать суток отсидеть и буду этим гордиться всю оставшуюся жизнь. А чего вот добился ты?
- Ну знаешь, мне только сорок в этом году исполнится. Так что у меня еще есть время тебя догнать.

Сорок лет. Мой полтос мы вместе с ним встречали. В общем, надо как-то на его день рождения в ноябре приехать. Вдруг получится.

Я же сегодня сначала наткнулась на Мардока, три года с ним русским языком занималась в "Школе на коленке". Раздавал листовки около Китай-города. Такой большой малчик вырос. А через двести метров ко мне подошел блондин с половиной выбритой головы, лет девятнадцать на вид, улыбнулся, сказал:
- Привет.
- Я вас не помню, - всматриваюсь.
- Я к вам на фотокружок ходил, когда лежал в шестерке, Сухаревой, больнице. Я - Даниил.
- О, - говорю, - то есть три года назад. Ты должно быть сильно вырос. Как у тебя дела?
- Да уж. Вырос. Все нормально сейчас, - и в этом месте он показал мне свои руки тыльной стороной. Никаких больше насечек. Чистые руки. Ко мне тогда отделение суицидников приходило в кружок, - работаю баристой. Вот, с девушкой гуляем, Рядом с ним стояла милая барышня и улыбалась, - вот все-таки все не зря. Где-то мы все ходим, помогаем друг другу, улыбаемся друг другу, вытаскиваем друг друга из разных болот.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments