Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Category:
Прочитала в ленте. И всплыло это серое, унылое. Предрассветная мгла. Морозец. Снег скрипит. Гамаши на коленках некрасиво топорщатся. И ты такой сонный, сонный тащишься по направлению к школе, согнувшись под тяжестью рюкзака.
А еще в семь срабатывает будильник. В семь пятнадцать начинает играть радио. которое сообщает по-татарски - Казан-утлары ун биш минут. И ты так глаза продираешь с трудом. И натягиваешь колючие колготки, а поверх эти самые гамаши, которые потом на коленях сбиваются в гармошку. И еще платье коричневое, которое мало уже, поэтому коротко и трещит где-то в локтях, и директор ругается, что в таком коротком в школу приходишь, а сверху черный фартук. Понимаешь, что манжеты и воротник уже давно не белые, надо бы постирать, но так лениво пришивать.
Ко второму уроку удается слегка проснуться. И все мысли- когда уже можно будет идти домой? Скука и тоска. Место, куда сдают детей на передержку. Место, где сборище случайных детей, местами несчастных и одиноких.
Хотя были и светлые моменты. Как-то, проходя мимо школы, увидела, как учитель географии вылезает в окно.
- Так короче, - пояснил он мне. Проходила мимо его кабинета. Несколько здоровых старшеклассников караулили под его кабинетом. Этот же учитель географии Ильшат Миргалеевич, которого за глаза звали Маргариновичем, стоял при входе в класс, пропуская по-одному. Меня иногда не хотел видеть на своих уроках, так что сообщал мне:
- Иди погуляй.
- А если директор встретит?
- Скажешь, что я тебя освободил от уроков.

Была еще прекрасная историчка, требующая от нас конспекты статей Ленина. Которая говорила мне:
- И что вот ты улыбаешься? Доулыбаешься мне тут, - это когда она спрашивала, почему у меня конспект отсутствует, а я улыбалась, потому что какая-то неловкая ситуация, даже не объяснишь, почему. И она же оставляла после уроков, писать этот самый конспект. Так что я вставала и сообщала, что у меня через пятнадцать минут спортивная секция по плаванию. Она молчала. А самый по тем временам красивый малчик говорил таким противным голосом, копируя ее:
- Можешь идти, Назарова, если ты, конечно, не боишься последствий, - я вставала и выходила.
И еще миллион разных учителей, не помню не имен, ни какой предмет они вели. Но все эти милые записи в дневнике, перед которым обычно этот самый милый учитель громко орал, а потом писал - плохо выполняет октябрятские поручения, отказалась участвовать в хоре, не пошла на субботник.
Или когда приходилось драться-обороняться, так что репутация психа, и оставили в покое. Или когда берешь стул в руки, и идешь навстречу самой борзой девочки класса, которая только что всем повелела за нее поставить стулья на парты, иначе никто не выйдет из этого самого класса. И ты с этим стулом наперерез, ниже ее на голову и красные зайчики в глазах. И она тебе - псих, проходи.

Или когда на физкультуре так ловко орудуешь мячом, забивая один за одним в корзину, что еще одна такая же королева класса, останавливается напротив и матом кричит, что она сейчас с тобой сделает, а ты зачем-то пихаешь ее со всей силы. Так что после этого уже точно никто не осмеливается, просто стороной обходят.
В это самое время одноклассников регулярно избивают в туалете. Просто так, сильные ребятки из соседней школы.
И еще один красавец, как-то приходит с разбитой гитарой, дрались комплекс на комплекс. И каждую неделю по четвергам в школу приходит участковый, перед всей школой рассказывает, что опять совершили, натворили ученики нашей прекрасной экспериментальной школы: драки, изнасилования, алкоголь.
Мы всем этим гордимся. Надо же чем-то гордиться.

А еще бесконечные субботники, бессмысленные абсолютно, когда отправляют собирать мусор на разделительной полосе между заводом и городом, или когда нужно мыть окна в новостройках, абсолютно пустынных, или когда надо ходить по квартирам за макулатурой. А как же маньяки? Или когда металлолом по пустырям собирать, или откуда-то перекидывать землю с места на место. И идешь с этой лопатой, за собой тащишь по асфальту. Скрежет и грохот. Музыка. И все это называлось - трудовое воспитание.

А еще странные мероприятия, в которых нельзя было не участвовать, от которых я как могла отлынивала, так что плохо выполняла, сначала октябрятские, потом пионерские, потом комсомольские поручения - все эти смотры строя и песни, конкурс военной песни и прочая-прочая. Впрочем, в Зарнице было хорошо участвовать, и в соревнованиях разных, меня, как самую спортивную выдвигали. Отжимания, бег, стрельба из Калашникова. Можно было не ходить на уроки. Защищать, как говорится, честь школы. Сколько времени было потрачено в пустую.

Впрочем, была чудесная учительница русского, и не менее чудесная учительница по математике. И та, и другая считали меня необыкновенно талантливым ребенком. Но их было мало в этой общей массе учителей, которые совсем меня не любили, считали негодяем и подонком женского рода. Так что школу я закончила, с мыслью, что больше никогда в нее не возвращаться.
С первым сентябрем, братцы. Пусть тем, кто завтра пойдет в школу, повезет и со школой, и с одноклассниками, и с учителями, в этом месте хочется дописать - и со страной
Subscribe

  • (no subject)

    Запись на традиционные съемки "Cемейная фотосессия под елкой" объявляется открытой. Снимать буду в двух студиях. Стоимость съемки - 9500 р. Отдаю все…

  • (no subject)

    Разбирали балкон. Мы когда переехали, все книги в сумках-коробках на балкон сложили. Я тут немножко надавила на Вариного папу, что три года таки…

  • (no subject)

    Москва октябрьская чудесна. Если только заставить себя выйти из дома. В центре - суета сует. Тыквы украшают входы в кафе. В ГУМе интересные…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments