Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

(no subject)

Однажды это случается, думаю, с каждым родителем. Смотришь на свою подросшую деточку и думаешь: "Божечки, этот пришелец, этот красивый инопланетный зайка - мой? Как такое могло случиться, что у меня вот такого, вдруг выросло вот такое?" - и застыть в изумлении.
Смотрю на своих друзей, вижу как они смотрят на своих подросших граждан, с какой любовью, узнаю себя.

Деточка Варя уходит к себе в комнату:
- В комнату не заходить, я подарки упаковываю, - тут же туда несется сын Лева,
- Ничего, я без линз, - ухмыляется сын Лева.

Сыну Леве сегодня в комнату поставили елку и нарядили. Кучу мишуры и эклектику устроили. У него очень, очень давно не было елки. Поэтому очень, очень хотелось праздника в комнате.
Варя читает по ночам, пара ночей - толстая книжка. Ходит на разные секретные тусовки, и, мне кажется, забыла, что не так давно она училась в Вене.

На меня навалилась усталость. Лежу уже пару дней в кровати и ничего не хочется. Ничего, еще 31 съемка. Первого отдохну и там далее до шестого как впрягусь опять в лямку.
Приходила Вера.
Мы кормили Веру пельменями от моей мамы, пили чай.
Сходила сегодня в магазин в промежутках между лежанием на кровати. Купила разного на салат Оливье разные овощей и винегрет. Я буду старомодной. Опять. Люблю все это. И томатный сок.
В магазинах суета. В Перекрестке - знакомая продавец, которая весь первый карантин проработала, желает всего хорошего, хорошего дня, здоровья и улыбается отлично.
Дети ушли в кино.
- Опоздаете, там пробки.
- Вот вечно ты в нас, мама, не веришь.
- Почему не верю? Там просто пробки.
- Варя, поедем на метро, - говорит Лева, - на машине - полтора часа.
- На метро, вот отстой.
- О, на метро вы тоже опоздаете, - не унимаюсь я.
- Ничего, там вначале реклама.

Мне хочется лежать в позе эмбриона и ничего не делать. Обычная такая зима. Задувает. Новый год на носу. Время летит. Оп-па и ты уже около 2021. Занятно.

(no subject)

Порекомендовали смотреть сериал Тригонометрия.
И там все тот же самый Лондон. Такое жилье, что сплошные щели, теснота и очень узнаваемый дизайн.У всех так. И почта на полу, в щель в двери вбросили. И ковролин на лестнице. Вонючий, наверняка. Дома без затей. Въезжает соседка в квартиру, парочка сдает комнату, с деньгами туго. И они, конечно же, вечером идут в паб. Где драг шоу. Мы так водили знакомиться с округой Люсьена, потом Домаса и Мортена. И паб выглядит знакомым. Мы в него с Джаем иногда ездили. Он дурацки расположен, от метро далеко, так что в ночи ночными автбусами выбираться. И драг-квинс, все те же манеры. И кафешки. Все-такое узнаваемое. Только и всматриваешься в лица, кто-нибудь из наших поучавствовал?
- Что кому-то хочется в Лондон? БОрис обещал на Рождество все открыть.
- Правда? Шутишь? Если правда, то я поеду. - а он почему-то смеется, этот Варин папа.

Тут сказал, что слова начал понимать, когда мы с ним сериалы смотрим, но общий смысл улавливается с трудом.
- А у меня все наоборот, - говорю, - английский на глазах уходит.
Только вот что каждый день что-нибудь смотрим на английском. И книжки аудио слушаю. Мир от этого, конечно, не становится больше. Впрочем, в моем коконе сейчас не так уж и плохо. Съемки опять-таки регулярные. Жизнь продолжается. И снег за окном приятен. Может и Лондон когда-нибудь опять случится, всякое бывает в этом мире.

(no subject)

Если смотреть сториз в Варином инстаграме, там сплошные тусовки, пьянки и ночная Вена. Иногда кто-то что-то немножко рассказывает про драму, к примеру, сломалась зарядка от компа.
В общем, все как у всех. Жизнь в социальных сетях должна выглядеть сплошным праздником.
- Хотела тебе рассказать, что я большая молодец, я сегодня так много училась, но ты не брала трубку, а сейчас я прилегла поспать перед ночной тусовкой.
Иногда она учится.
Collapse )

(no subject)

Очень, очень нервные дни.
Варя четыре дня писала Масе и даже один раз звонила по поводу депозита. Сегодня умудрилась застать ее в офисе.
Вот эта история, когда ты пытаешься забрать обратно свои деньги, она всегда такая напряжная.
Маса была вежлива, сказала, что завтра отправит. Варя попросила сегодня. Секретарь Масы сообщила, что Маса сама попросила Варино личное дело уничтожить. Маса удивилась. И потом долго искала данные, какой депозит был сделан. Вычла из этого сто евро на какие-то налоги. Но это ладно. Шестьсот шестьдесят евро вернула все-таки.
Collapse )

(no subject)

- Еду, - говорит Варя, - в метро вчера в час пик. Народу битком. В конце вагона - свободно. Женщина в маске. И около нее пустота. Так хорошо проехала около нее.
- Новый метод - надеваешь маску и чихаешь, сокрушаешься, что только что из Китая приехала. И можно свободно ездить в метро.
В аэропорту сегодня нервно. Приехала немножко заранее. Встала в очередь за испанской семьей. Регистрацию еще не открыли. В какой-то момент за мной выстроилась очередь. Сначала подошел парнишка, спросил у испанской семьи, не очередь ли это на регистрацию в Лондон. И тут же влез передо мной. Чуть позже пришли молодые папа с сыном лет четырнадцати, оттеснили всех и влезли передо мной.
- Эй, - говорю, - здесь очередь.
И этот папаша с таким пренебрежением:
- Ну хорошо, если вам так надо, вы, конечно, можете идти вперед.
Тут как раз открыли проход на регистрацию с другой стороны. Испанская семья, я за ней, за нами вся очередь направилась к проходу. Бедный мужчина с сыном, а за ним парнишка ломанулись вприпрыжку, буквально. Чтобы нас всех опередить. И это так нелепо и смешно.
А я их, в итоге, не пропустила. Подумала, с чего бы это. Ладно бы еще попросили вежливо. И что интересно, в Лондоне подобные граждане как-то сразу начинают вести себя прилично.

(no subject)

- Прямо вот вижу, - говорит мне Радек, - как ты радуешься, что отваливаешь от меня в Лондон.
- Ну что ты, я буду плакать. Уже прямо сейчас начинаю.

Конечно, никто не будет готовить мне завтраки и приносить их в постель, а также ужины и поздние ужины. Не об кого будет греть ноги в ночи. Но какое это счастье спать одной в постели. И чтобы никто не перетягивал одеяло. И никто не храпел бы под носом. И не вздыхал бы тяжело, когда ты ночью бредешь в туалет. И чтобы только твой личный туалет и душ.
Collapse )

(no subject)

Поднялись над облаками, а там неожиданно небо голубое. И так приятно, физически вдруг приятно от этого голубого неба. Самолет полупустой. Как-то быстро уснула, вытянувшись на три сидения. И тут же, минут через двадцать, стюардесса трясет за плечо:
- Зона турбулентности, срочно пристегнитесь, - обидно ужасно, такой сон не досмотрела.

Полтора часа в очереди на паспортный контроль. Зато воду бесплатно раздавали.
Мужчина, видимо из Испании, чернокожий мужчина, плохоговорящий по-английски, хватает меня за плечо, трясет, показывает, что надо идти вперед. Передо мной монгольский мужчина, который тупит в телефончик и не особо спешит двигаться вперед. Перед ним большой промежуток, часть народа уже ушла вперед, я стою за ним, мне не хочется его торопить. И тут меня хватает за плечо, стоящий сзади. Поворачиваюсь, смотрю в глаза, он - длинный такой:
- Не надо меня руками трогать, вам понятно?
- Простите, простите, - вдруг начинает извиняться, - просто надо идти вперед, а вы стоите, - его потом карма настигла, служащая выцепила его и часть народа, которая за нами стояла, и отправила в другую очередь, тем самым удлинив прохождение еще минут на тридцать.

За мной же стояла русская пожилая женщина, которая все полтора часа непрерывно говорила. Вернее, не говорила даже, а ругала и осуждала. Английские женщины - все страшные как смерть, а как дурно одеваются, ужас просто. А эти, индусы, козлы, вы только посмотрите, сколько их в очереди тут стоит, понаехали, окупировали университеты английские, учатся бесплатно, знаю о чем говорю, у меня тут дочь двенадцать лет училась, так вот они все бесплатно учатся, козлы какие. Показывала она при этом на монголов, которые стояли перед нами.
Но почему-то пришлось идти помогать ей общаться с офицером. Отвечать на разные вопросы, что она делать собирается в Англии.
Она ушла, офицер мне:
- Мэм, никогда так больше не делайте, не надо с кем-то вот так идти. Пусть сама справляется. У вас же могут быть проблемы. Когда вы с посторонним человеком вот так подходите перевести ему. Вы же не знаете, что с ней так, а что не так. Я вас, конечно, пропущу. А вот кто-нибудь другой мог бы сейчас вас вон в ту депортационную клетку отправить. Что делать собираетесь в эти десять дней.
- Подарочки покупать и рождественским настроением закидываться.
В этот момент в соседнем окне офицер спрашивает монгольскую девушку:
- Кем работаете.
- Вот, а вы мне не задали этот вопрос.
- А у вас в карте написано, что вы - фотограф.
- Я - фотограф в психиатрической клинике, детской.
Улыбается, шлепает мне штамп:
- Идите отсюда, хорошего Лондона.
- Хорошего вечера ))

Поезд в метро еле тащился. Сегодня все вокруг так медленно работало. На одной из остановок, когда народа набилось уже прилично, я в час пик ехала, в вагон втиснулся высокий красивый блондин. Такой высокий, что ему приходилось голову немножко нагибать, чтобы она не упиралась в потолок. Вагоны метро в Лондоне не такие высокие как в Москве. Жалко только, что он так интенсивно свою жвачку жевал. Втиснулся. Поставил рюкзак на пол. Стал куртку снимать, потом свитер. Бросать на свой рюкзак. Куртка упала на пол. Женщина, которая сидела, подняла ее.
- Спасибо, спасибо большое, - сказал он, - я ценю это, - и тут же его рюкзак свалился на пожилого мужчину в бежевом пальто, ярком шарфе, читающем газету.
- Мазефака!!! - громко сообщил пожилой мужчина.
- Простите пожалуйста, - сказал блондин. Весь вагон вывернул шею и разулыбался. Но видели бы вы этого блондина. Потом окажется, что это был какой-нибудь известный актер. Они тут постоянно то в метро ездят, то по улицам ходят.

Видела разных девушек в колпаках Санта-Клауса. Офисных клерков в рождественских одинаковых свитерах. Елки везде в окнах. Уютненько очень. И эти вечнозеленые растения повсюду. И в соседнем дворе розы цветут. Декабрь. Лондон.

(no subject)

- Физик будет опечален, - говорит Варвара, - опаздываю на двадцать минут.
- Могу довезти до метро, - говорит Варин папа. Они как-то там собираются и уходят. Чуть позже наблюдаю большую пробку вокруг дома.

- Ну так вот, захожу в аудиторию. Физик пытается меня не пускать. "Выйдите из аудитории", - говорит. Выхожу. Он выходит ко мне "Варвара, вы опоздали на полчаса". "Что, правда, на тридцать? Не может быть," - говорю, - достаю часы, смотрю: "Не на полчаса, а на двадцать минут всего. Извините, я думала, я только лекцию пропущу, что не опоздаю." "Окей, на двадцать минут, - отвечает он, - но вообще-то предупреждать надо". "Ой, вы понимаете, - говорю я, - что я думала, что только на лекцию опоздаю, а для лекции зачем мне нужна справка?" Он стоит и думает. Молчит. "Ну вот я вам задачу решила, задачу принесла. Я вам задачу принесла, вы не можете меня не пустить". Он начинает улыбаться. И тут я краем глаза вижу, что в нашу сторону идет зафкафедры по физике. И если он к нам подойдет, все будет плохо. И тут уж меня точно на физику не допустят. И я так медленно пячусь в сторону аудитории, чтобы из поля зрения завкафедры исчезнуть. "А куда это вы идете?" - спрашивает физик. "Ни куда", - отвечаю я, продолжая пятиться. "Варвара, вы чего? С вами все в порядке?" "Да, да, я тут. Смотрите, я тут", В этот момент зафкафедры заходит в другую аудиторию. Я выдыхаю. "Ну ладно, но если вы еще раз опоздаете, я вас больше не пущу", - говорит он.

"У нас на физике все разбиты на бригады. Нас было трое. Я, М и К. М. и К. ничего в физике не понимают. Но если М можно хоть что-то объяснить, то К. не понимает совсем. М. у нас брюнетка, но такая, знаешь, брюнетистая блондинка. Обычно перед сдачей лабы или задач мне приходится ей все объяснять. К. как-то совсем исчезла в какой-то момент и ее от нас перевели. Я даже вздохнула с облегчением. В общем, теперь я понимаю, что испытывал наш папа, пытающийся мне что-то объяснить, когда я ничего не понимала из того, что он говорит.

Ну так вот, в этот раз я думаю, пойду-ка я защищаться одна. Все равно М. все время молчит. Иногда М. после того, как я ей объясняю задачу, говорит: "Давай я попробую объяснить". Приходим к преподу, садимся. И М. молчит. Я ей говорю: ты же хотела что-то сказать. А она так неуверенно: "ЭЭЭЭ". Вот так у нас происходит защита.
В этот раз я думаю, может быть он поставит нам зачет, достаточно будет и моего присутствия. Подхожу, рассказываю задачу. Он слушает. Минуты через три спрашивает меня: А зачет только вам ставить? Я говорю: ну нет, почему же. А М. знает, как решать эту задачу? "Да, да, конечно", - говорю я уверенно. "Идите сюда", - зовет он М. И вот мы сидим, я посередине, М. с одной стороны, он с другой стороны. Он задает вопрос. М. молчит. Препод играет в телефон. Он так всегда делает, когда кто-то ответить на вопрос не может. Минут через пять я понимаю, что все опять затягивается. Надолго. Я говорю: "мы пойдем, повторим, вспомним, обсудим, и к вам вернется". Выходим, я М. все объясняю. Возвращаемся. И тут он спрашивает про теорему Штейнера, ее спрашивает. Она даже не в курсе, что такая существует. И я таким громким шепотом пытаюсь ей подсказывать. Он такой: "А теперь расскажите мне про момент инерции". А она только глазами хлопает. Я пытаюсь подсказывать. Он смеется. В общем, в итоге он начал объяснять М. решение задачи, я за это время успела сгонять к К., помочь ей с решением задачи. Возвращаюсь. Он меня спрашивает: "вот вы Варвара как считаете, когда вращение происходит быстрее: если масса вращающегося тела на краях находится или по центру? Я как человек, который в детстве постоянно на разных каруселях вращалась, отвечаю, что по центру. И он, в итоге: "Ну ладно, поставлю вам зачет". И тут к нам подходит К. и такая: "Я хочу к вам назад в бригаду обратно". А я только вздохнула с облегчением - одному человеку легче объяснять, чем одному.

А вчера на математике отмечают всех и математичка называет мою фамилию. Такая тишина. И она говорит: "Варвара? Варвара, видимо, как всегда опаздывает". И ровно через две минуты захожу я.

- Варя, - говорю я, - ну ты же с папой на машине к метро поехала.
- Там такая пробка была. Пришлось выйти и пешком идти. Поэтому и опоздала.

(no subject)

Часов в одиннадцать пришло сообщение через мессенджер, что-то на тему "I'm afraid I have no phone."
- Типа, продолбал телефон? - спрашиваю.
- Да.
- Молодец, хороший малчик.
- Можно переночевать за ночь?
- Вчера ты тоже спрашивал, можно ли у меня. Но не доехал.
- Я знаю, - тут мне становится стыдно. Мало ли, у человека, наверняка, горе, телефон продолбал.
- Ладно, приезжай.
- Спасибо.
- Пожалуйста.
Collapse )

(no subject)

Бью себя по рукам, чтобы не написать Радеку:
- So?
Все бессмысленно. Никого не перевоспитать. К чему это. У каждого свой путь. И куча банальных фраз.
Радек, тем временем, постит наши с ним картинки пятилетней давности.
Где я все еще в Лондоне. Он вдруг думает, что прямо сейчас все пойдет как надо, срочно делает свой сайт, срочно требует сделать правильные картинки его ювелирки. Мы покупаем в Праймарке черный комбинезон трикотажный для Хеллоуина за восемь фунтов, это рублей семьсот, в который упаковываем Радека, так что получается черный гибкий мускулистый манекен. Люсьен, немножко бухтит, но разрешает воспользоваться его светом и его черным фоном. Домас вдруг свободен, помогает мне. Он заворачивает Радека в причудливые позы, я выставляю свет и снимаю.
Collapse )