Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

(no subject)

Москва октябрьская чудесна. Если только заставить себя выйти из дома. В центре - суета сует. Тыквы украшают входы в кафе. В ГУМе интересные инсталляции. В фонтане в сентябре были абрузы, дыни. Нынче солома и тыквы. Всем хочется сняться с оранжевым овощем.
- Ну как я вас без толпы сфотографирую, - оправдывается чей-то муж. Его жена с ребенком просит, чтобы на снимке не было посторонних людей.
- Ну кто так снимает? - выговаривает молодая мама блондинка своей дочери лет семи, - ну ты посмотри как у тебя кадр скадрирован. И что у меня с ногами. Давай-ка еще раз.

На Никольской тоже прекрасно. Два ангела с белыми крыльями, один демон с черными крыльями, пираты. Не встретила традиционных Путина с Лениным и Сталином.
- Мама, смотри, это ангел! - кричит малыш, - у него крылья из пенопласта!
Чуть дальше стайка девушек в ядерно-малиновых гетрах, коротких черных шортах снимают тик-ток. За ними стоит женщина в красном пальто, воздевает руки к небу, закрывает глаза. Так они и снимают тик-ток: девушки прыгают, танцуют тверк, женщина на заднем фоне стоит, подняв руки к небу, закрыв глаза.
Сбоку другие девушки, одежда выдержана в спортивном стиле. Тоже танцуют что-то для тик тока.
- А у вас инстаграм есть? - спрашивает мужчина средних лет.
- Да, конечно, - радуются они, - а так, смотрите нас завтра на Москва24.

Я даже немножко поснимала. Так что один из ангелов, который лез обниматься со всеми, даже улыбнулся мне.

Зашли сегодня с Вариным папой в одно заведение, дерябнули настойки крошечную рюмку. Доехали домой. Варин папа где-то потерял телефон.Позвонили на него, оказалось, что в этом самом баре. Так что вернулись обратно, забрали телефон, съели по бургеру и выпили еще штук пять настоек на двоих. Вечер удался.
- Почему-то вокруг одни дети, - говорю Вариному папе, - вот в Лондоне был бы микс всех возрастов.
- Это еще ничего, представь, что через какое-то время вокруг будут одни внуки.
Умеет Варин папа подбодрить.

Вчера деточка Варя шла прогуляться перед сном.
- Родители, у меня все хорошо. Решила, что надо вокруг корпуса пару раз обойти. Ой, а что это такое? Это что, музыка на шестом этаже? Похоже у нас вечеринка в общаге. Ладно, пока.

Сегодня деточка Варя позвонила днем. Сообщила, что вечеринка была скучна. Райан, который уже раздражает, приставал к двум барышням, изображая крутого. Забыла ей сказать, что в двадцать один - это нормальная тема, изображать крутого. Да и не в двадцать один тоже. Особенно, если какая-то барышня сказала тебе - нет, и предложила остаться в друзьях.
А также там были две интересные девушки, с которыми хотелось бы дружить. Но они были пьяны, одна укладывала вторую спать. Так что мимо. А также один из малчиков в доме напротив привел к себе девушку. Долго уговаривал ее подняться к нему в квартиру. Так что это можно было потом обсудить с малчиком соседом, который тоже интересуется жизнью малчиков напротив.

Потом деточка Варя позвонила вечером. Сказала строгим голосом:
- У меня экзамен через три дня, так что не звоните мне до экзамена совсем. Если надо будет, я сама позвоню. Я просто не хочу отвлекаться.

- Напомни мне, - сказал Варин папа, - это та самая деточка, которая вчера - ой, ой, музыка на шестом этаже.

(no subject)

Когда твой собственный уже почти взрослый ребенок, с которым часто бывает непросто, вечные проблемы - отцы и дети, рассказывает тебе про своих друзей молодых-взрослых-практически-подростков и их сложные взаимоотношения с родителями - получил подзатыльник, ушел из дома, родители-его-не-понимают-и-обесценивают, почему-то становится так легко на душе, сразу думаешь - ну не ты же один такой, и у других все то же самое. Везде одно и то же. И это тоже пройдет. Хотя с подзатыльниками у меня никак не складывается. Но тем не менее. Темперамент у всех разный. Отцы и дети - везде одно и то же.

(no subject)

- Слушай, вот если у него такая аватарка в инстаграме, инстаграм закрыт, как ты думаешь, у него девушка есть? - на фотографии молодой человек нежно склонил голову к милой юной улыбающейся девушке, - Лева сказал, что стопудово есть.
- Я бы тоже так сказала. Самое простое - спросить у него.
- Это да. И он так и не написал.
- Забей, next, please.
- А еще я встречалась с очень милой женщиной. Мне предложили работу сидеть с тремя детьми. Год и двое четырехлетних. Мы с ней сорок минут общались. Она сказала, что, конечно, без опыта мне сразу будет тяжело. Но она с удовольствием будет приглашать иногда посидеть с детьми, когда они с мужем куда-нибудь вечером уходят. Пару раз в неделю.
- Как был твой немецкий?
- Нормально. Я так довольна собой. Понимаешь, я очень много сплю и все время чувствую себя усталой. Я все время хочу спать. И мне трудно заставлять себя что-либо делать. А тут, получается, я вышла из зоны комфорта. Съездила на встречу. И еще заборола магистрат. Я им написала штук двадцать писем. И они, в итоге, ответили, что сами меня запишут на прием,

- ну да, ты им в начале июля отправила документы. И они наконец снизошли.


Это было вчера.

- Понимаешь, он сегодня позвал меня на свидание. А потом через пару часов отменил его. Сказал, что его позвали ассистировать на операции. Я расстроилась. Стояла на кухне, готовила ужин. Зашел ирландский малчик. Поздоровался. Я ему пожаловалась, что меня слили. И он сказал: пойдем тогда к нам на вечеринку. Так что я сейчас на вечеринке. Мне некогда с тобой разговаривать, я тебе завтра позвоню.
- Ирландец лучше немца.
- Да ладно, немец - будущий врач.
- Ага, судя по юзерпику, если у него вдруг кто-то есть и ему надо с этим кем-то срочно встретиться вместо тебя, он всегда может рассказать, что он ассистировать.
- Да, мама, умеешь ты позитивно мыслить.
- Ну прости

(no subject)

- А вы спите? - в трубке.
- Варя, в Москве полтретьего ночи.
- Ну ладно, ладно. Хотела поговорить.

Отключается. Телефон брякает. Приходит текст в мессенджере:
- Мне грустно. Хотела поговорить. Лева не спит. Но говорить не хочет.
- Не грусти, - пишу, - я спать.
- Ок.
Collapse )

(no subject)

Встала ни свет ни заря. Не то чтобы Варя сама не справилась. Появилось вот ощущение, что кто-то скоро отвалит до зимы в свою Вену, а вместе почти и не были. Дела, дела.
У кого-то в отчем доме всегда случается регресс. Надо было к девяти в австрийское консульство, получить бумажку на въезд в Вену. Студенческий вид на жительство был утерян при въезде.
Деточка Варя выходит из квартиры, оставляя на тумбочке свой заграпаспорт, с двумя фотографиями и деньгами внутри.
- Варя, ты ничего не забыла?
- Ой, да, спасибо.
Консульство было закрыто. Прогулялись по кругу. Позвонили в какую-то кнопочку. Приветливая девушка выслушала, сказала, что дверь за углом, просто надо постучать, тогда охранник выйдет.
Постучали. Вышел дружелюбный охранник.
- У меня на девять назначено,- сообщила Варвара.
- А я мама, - сказала я.
- Проходите, а вы, мама, подождите. Вот там у нас "Братья Караваевы", за углом небольшой парк и там же прекрасная кофейня.
- Звони, если что.
- Да вы, мама, не волнуйтесь, - говорит охранник, - нормально все будет. Идите, пейте свой кофе. Не волнуйтесь.

Он позже Варе сказал:
- А я вас помню, как там Вена?
- Уже два года как в Вене, все отлично.
- Два года! Ничего себе как время летит.

Вернулись домой, поспали пару часов. Пообратывала картинки, поставила на закачку. И тут добрая деточка, уезжает таки, разрешила поснимать. Я знаю, знаю, как многие осуждают, когда фотографы снимают эротично своих взрослых детей. Но кто же ее еще снимет как ни я?
- Представляешь, - говорю, закачивая картинки, - вот будет потом обыск, конфискуют у меня комп и все диски, и будут там в органах рассматривать твои мои картинки.
- Ну спасибо.
- За что это?
- За обыск.
- А я причем, я что виновата, что в этой стране родилась?

Потом мы еще немножко погуляли. Я вдруг вспомнила, что надо бы кому-то ПЦР сдать перед отлетом. То есть я вспомнила в шесть вечера. У деточки Вари еще был пилон на два часа. Так что вот прямо сейчас в ночи деточка поехала делать себе ПЦР и еще надо к Янке заехать. Они заказали какое-то количество вещей, которые надо бы померять-примерять. И на завтра такие планы, такие планы - проспать до обеда, сходить покрасить волосы куда-то ближе к блонд, чтобы потом через месяц побриться налысо.
- А ты же обидишься да, если я без тебя налысо побреюсь?
- Конечно обижусь. Вряд ли ты это будешь повторять. А я тебя такой и не сниму.
- Можешь мои вещи в чемодан сложить, пожалуйста? А то если я буду складывать, они все не влезут.
Эффективный менеджер или впавший в детство почти взрослый ребенок.
- Пока, - говорит, - суслики и уходит сдавать тест, гулять с Янкой и ее собаками, хорошо, что тест там где-то рядом, а потом примерять платья и топики, - но я сегодня вернусь.

(no subject)

За окном стригут куцый газон. На нем одна сплошная земля. Но, видимо, уплочено. Ходит со своей жужжалкой. Соседи сверху возмущаются. Мамаша громко орет матом. И тут же громкий, но примиряющий голос мужа:
- Ну чего ты, успокойся уже, - и он же Софе, - ну ты что, маленькая что-ли рисовать на обоях? - Софа, судя по всему, благоразумно молчит.

Съездили в Питер. Повезло с погодой. Очень. Дожди обещанные были, но кратковременные. Солнце было. Жары не было. Остановились очень грамотно - в апартаментах в десяти минут ходьбы от Московского вокзала, так что за четыре дня один раз воспользовались метро. Все пешком и пешком.

В один из дней сообщила пожилой женщине, проходящей мимо, задушевно сообщила, о том, какая она красивая и стильно одетая. Полчаса после слушала историю жизни: балерина, бывшая манекенщица, участвовала в разных модных показах. В шестнадцать лет известный режиссер приглашал сниматься в кино, но вы же понимаете, я сразу не поняла, а он меня вот так за ручку держал, так что я отказалась. И еще фотографы всегда бегают, как увидят, обгоняют, чтобы сфотографировать. Это как раз понятно. И еще пять внуков и уже один правнук родился. А мама видела Надежду Крупскую. Ну еще газовщики - мошенники, ну вы сами все знаете, представляются газовщиками, а сами в квартиры проникают. В общем, рассказала мне всю свою жизнь.

Также дважды пытались спасти потерявшихся детей. Один раз девочка трех лет рыдала в Новой Голландии. Так что пришлось ей показывать как можно ловко собирать камушки в ладошки. Пока рассказывала, пришла девушка с бейджиком, которая, видимо, за таких вот потерянных детей отвечает. А дети в этом месте часто теряются. Так что мы с чистой совестью оставили деточку на девушку и пошли дальше.
Другой раз малчик лет семи на самокате растерянно озирался в сквере около Адмиралтейства. Губы уже тряслись.
- Ты с кем был? - спрашиваем, - как они были одеты? Телефон знаешь? - учите с детьми телефоны. Это вот прямо очень полезная штука.
- Папа в серой куртке, а мама не помню, сказал малчик.
- Давай мы с тобой вот здесь постоим на месте, подождем, когда они сами появятся. Чтобы не разминуться, - он немножко с нами постоял, потом поехал по дорожкам. Мы его отслеживали. Увидели, что папа нашелся и обнял его. А мама, кстати, была в белом.
В один из вечеров устроили алко-трип, походы из заведения в заведения, но быстро утомились. В одном из заведений, под названием "I'm Thankful for Today", известном хипстерском месте, налили какой-то неизвестный дешевый виски, вместо заказанного дорогого. На вопрос - что это было и как нам решить вопрос, бармен сказал: ну давайте просто вычтем это из вашего заказа. Но всегда несколько расстраивает вот эта готовность обмануть, ну эти лохи все равно не почувствуют. Туповато. А как же репутация?

Питер, конечно, очень живой. Вот эта забытая тема - маленький импровизированный рынок около метро Владимирская. Бабушки с зеленью, овощами и цветами. Очень мне не хватает такого в Москве. А еще большой рынок где-то на Садовой, как будто Стамбул.
И еще ночью зайти в лавку напротив и официально купить бутылку вискаря, и разного уже приличного на завтрак, а заодно и на ужин. У нас в магазине под домом на Пролетарке тоже можно купить ночью спиртное, но из под прилавка.
И еще все время ощущение в Питере, что это Европа. И, наверное, я очень привыкла к Москве, глаз замылился. В Питере давным давно не была. Так что да, бесконечно рассматривать фасады, лепнину, людей.
Очень меня интересовал один вопрос. Многие мои знакомые в какой-то момент переезжали в Питер. Навсегда. Но потом всегда возвращались. Рано или поздно с вот этим вот - депрессивно, зарплаты маленькие, цены высокие.

Деточка Варя в наше отсутствие ходила на пилон, принимала гостей, пыталась справиться с режимом дня. Так что до сих пор спит. Но вроде настроение уже получше. До первого экзамена ровно месяц, так что самое время начать готовиться. Только проснуться сначала.

(no subject)

С детьми нынче прекрасные отношения. Что-нибудь скажешь эдакое и сразу в ответ - ну не надо обесценивать, ну правда. Так что я теперь на упреждение - не надо обесценивать мои старания, далее можно по вкусу подставить любое. Обесценить можно все, каждый может обесценить все. И за каждым поворотом столько всего нового каждое следующее поколение нам готовить, волнующего и прекрасного.

(no subject)

Жизнь достаточно проста, если вдуматься. Родился, жил, умер. Между этим всем - у кого больше кулаки, тот и прав. Идешь такой по дорожке, внизу муравьишки. Скольких-то раздавил. Бывает. Ты их даже не видишь.
Или вот песочница, тебе года три. Кто-то тебя хрясь по голове, и твои игрушки себе. Если у тебя кулаки не очень, или если ты не псих, заплакал и ушел без игрушек. Закон жизни.

Позавчера в ночи смотрела на Netflix фильмец "Переводчица". Так себе фильмец. Только что Николь Кидман и Шон Пенн в главных ролях. Редкостная нудятина. Ничего особенного. Африканская страна забытая Богом, диктатура, геноцид, куча погибших. Переводчица, которая, оказывается, собралась отомстить за свою погибшую семью, за всех погибших от рук диктатора. Смотрела на перемотке. Чтобы просто понять о чем это. Фильм как фильм. Жвачка.

Это было позавчера. Вчера самолет, вынужденный сесть в Минске. "По его словам, после посадки и того, как всех вывели из самолета, силовики отвели Протасевича с его вещами в сторону. «Мы спросили его, что происходит. Он сказал, кто он и добавил: “Здесь меня ждет смертная казнь”. Он был уже спокойнее, но дрожал. Рядом с ним все время стоял военный, и вскоре военные просто увели его», — рассказал пассажир"

Вседозволенность. У кого больше кулаки, тот и прав.

Вот это вот ощущение было у меня, когда конвойный вел в камеру, когда один из этих же конвойных открывал дверь и выкрикивал фамилию. Ничего личного. Работа. Ты - такой же как он. Только у него кулаки больше. Ты просто пыль под ногами майора. У него кулаки больше. Хотя, подумаешь, всего-то двенадцать суток. Детский сад. "Детский лагерь Сахарок, регрессивной машины депрессивный уголок, здесь друзей себе нашел".

Сегодня Полина ответила на мое - надо встретиться. Может быть ей удалось записаться на свидание к своему мужу Паше Грин-Романову. Наконец-то удалось узнать куда его конвоировали. И это все такая большая песочница, у кого-то кулаки больше. И он может сделать с тобой все что угодно. Никто не вступится. Нет, кто-то вступится, но их будет немного. Потому что всем страшно. Потому что жизнь одна и это не компьютерная игра, в которой у тебя много жизней и можно начать сначала.

С Полиной пойдем гулять на неделе. Потому что у нас общего - детский лагерь "Сахарок". Я по-честному благодарна судьбе за этот опыт. К тому же, пока - это детский сад.
Не связно про свои мысли. Никак не могу перестать думать об этом мальчике, которого вчера задержали. И о всех невиновных, которых кто-то взял и ограничил в свободе. Ничего личного, ты просто мешал нашему диктатору жить.

И как же в детстве мечталось о том, что ты такой большой, сильный, справедливый. Ты сильнее всех. Эдакий бэтмен. Разруливающий ситуации. Ходишь на таких длинных ногах, великан, за всеми присматриваешь и справедливо судишь. Спасаешь и все время всматриваешься, нет ли там кого-нибудь под ногами, кого ты нечаянно можешь раздавить. Жаль, что в реальной жизни зло зачастую побеждает, а ты ничего с этим не можешь сделать

(no subject)

день как день. Вышла во двор. Соседка с четвертого этажа озабоченно смотрит на огромную ветку тополя, упавшую на крохотную вишню.
- Можно ли ее как-нибудь сдвинуть?
Вдвоем, мы кое как оттаскиваем ветвь с вишни.
- Вы тут уже прижились? - спрашивает она меня.
- Да, но все равно в подъезде чувствуем себя чужаками.
Она рассказывает мне про весь подъезд. У нее четверо взрослых детей. Живут в двух комнатах коммуналки. Третью соседка сдает тувинке с двумя детьми. Над нами - семья с четырьмя детьми, но вроде Лешка перестал пить и начал работать. Ну и в таком духе.
- У нас тут все нормальные, и все знают друг друга, - пожилая женщина больших размеров с деревенским акцентом. Милая.
- Если что-то надо будет, обращайтесь, - говорю я ей.

Пишет Ася из сахарных:
- Хочу путешествие, давай куда-нибудь съездим, - время час дня.
- Коломна, Серпухов, Сергиев посад или погулять по Москве.
Выбираем Сергиев посад. Добираемся к четырем. Впервые в жизни на меня не наезжают в Сергиев-посадской Лавре по поводу того, что я без платка захожу в церковь, и что я там даже что-то снимаю. Дождь. Холодно. Какая-то очередная церковь, священник - Христос воскресе. Толпа- воистину воскресе. Рассматриваем иконы. Звонит Варвара. Выхожу на улицу.
- Мама, я открывала консерву, обломался вот этот язычок, как мне ее открыть?
- Попробуй нож воткнуть в это место, поддеть и тогда все получится.
- О,получилось, люблю тебя. Пока.
Покупаем шаверму на вокзале одну на двоих. Возвращаемся в Москву, замерзшие до самых костей. Ася зовет на фемстендап где-то на Кузнецком мосту. Я мечтаю о горячей ванне. Еду домой. Ближе к метро Пролетарская пишет мой, горячо любимый товарищ, с которым не виделись с прошлого года, у него бурная жизнь, научный журналист, лекции по всей стране, татуировки по всему телу:
- Я подстригся, какие планы?
- Что хочешь, я в метро, пиши быстрее.

Вернулась на Китай-город, зарулили в бар, который немножко гейский.
Выпили почему-то много вина. Обсудили всех малчиков вокруг и немножко официанта. Он вышел куда-то там в туалет. И вдруг так накатило. Когда ты где-нибудь в Лондоне, когда ты слегка нетрезв, любишь весь мир и с ним общаешься.
- Привет, а вы только что говорили по-английски у стойки бара, это были туристы или экспаты?
- Экспаты.
- А вы чем занимаетесь?
- Я - музыкант.
- А я - фотограф, я пьяна, мне хочется общения, я отсидела в Сахарово и закончила физтех когда-то.
- О, а я физфак МГУ.
- И теперь музыкант?
- Ну да.
Возвращается мой дружбан.
- Ну вот, на минуту нельзя оставить тебя, - и мы выходим в эту самую ночь. Вокруг толпа модно одетых людей. И я еще звоню Радеку, он не берет трубку. Но берет трубку Марта:
- С днем рождения!
- О, дорогая, у нас в Барселоне еще восемь минут до двенадцати, но я все равно счастлива слышать тебя
- А у нас уже почти час, так что с днем рождения, люблю, позвоню завтра, потому что прямо сейчас я пьяна и люблю весь мир.
- Приятно это слышать.
И тут же Радек пишет:
- Ты мне звонила.
- Да, звонила, но теперь уже завтра.Завтра будет завтра.
И дома Варин папа:
- Ты оценила мою силу воли, я тебе даже не звонил, чтобы узнать, где ты.
- Я же тебе написала, что я с дружбаном.
- В девять часов вечера. А сейчас сколько. Хорошо, Варя позвонила и сказала, что маму прямо сейчас лучше не беспокоить. Потому что у мамы все хорошо.
Иногда так приятно любить весь мир, когда Совиньон бланк завладел твоим мозгом, так что все печали куда-то там испарились. А завтра будет завтра.

(no subject)

Еще я думаю о том, что даже самый невинный текст, самая невинная фотография может вызвать бурную дискуссию. Нынче как по минном полю. Новая, старая этика, ханжеский взгляд на все.
Почему бы не оставить всех в покое. Ну не нравится, что написал или запостил вот этот конкретно человек, давай, проходи мимо. Забань, в конце концов, и будет тебе счастье.
Нынче каждый на что-нибудь да обидится. Женщины воюют против мужчин, мужчины против женщин, все против всех. С другой стороны, надо же где-то этот самый пар спускать. Вылез в интернет, написал разного, свое драгоценное мнение высказал. Вроде жизнь удалась.
Впрочем, все тлен. Чего уж там. И это все пройдет.

Из трагичного и смешного, деточка перед отъездом неплохо повеселилась. В последний вечер перед отъездом предложила мне пойти прогуляться куда-нибудь с целью, где-нибудь поужинать. Так сказать, семейный выход.
Пришла часов в десять утра домой, в ее постели каким-то образом спала Вася, которая проснулась в девять, позавтракав, обнаружив пустую комнату, отправилась досыпать в Варину комнату. В студии мирно спали Написат с Аревик.
Деточка быстро пробормотав о своих успехах, завалилась спать ко мне и проснувшись ближе к вечеру, когда я уже всех проводила, сообщила, что надо бы как-нибудь вечер провести вместе.
Погуляли по району, дошли до Тануки. Как раз Варин папа подошел. Прекрасный ужин. Надеваю куртку. И тут деточка смотрит на нас:
- Папа, и мама, пока вы сами не обнаружили, хочу сказать вам, - в этот момент, как это обычно бывает у тревожных мамашек, самые ужасные сценарии пронеслись перед глазами, - я, видимо, вчера ушла в чужой куртке.

Варя приехала в Москву зимой, так что часть вещей мы носили по очереди. В том числе и мою черную куртку из Юникло. Я и сама все время думала, что перепутать, раз плюнуть.
В общем, деточка ушла из Рюмочной в чужой куртке, неизвестно, кто был первым, другая деточка, которая надела мою куртку, или моя деточка. В моей куртке была прожженная дырочка на локте, которую я аккуратно заштопала. В чужой куртке была прожженная дырочка чуть выше локтя и на эту дырку наклеена наклейка утенок. Но главное, что эта новая куртка с утенком на два размера меньше моей и рукава коротковаты. А я еще удивлялась, что это вдруг с курткой случилось.

В общем, первая вещь, которую Варю будет покупать, когда начнет работать, это мне новую куртку.
А так: дети - это наше счастье. И это те, кого мы всегда будем любить, несмотря ни на что.