Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

(no subject)

Все как обычно, ничто не меняется. Когда-нибудь поменяется или не поменяется. На улице народ активно ищет закладки. Кто бы мог подумать, что Симонов вал - отличное место для закладок. Почему-то их ужасно жалко. Все эти зависимости. И бедные их родители. И тут же в голове рассказы о разных знакомых тинейджерах, которых постоянно кидают с закладками. Как-то им надо было проникнуть в подъезд с консьержкой и за батарей у нее на виду вытащить закладку. Это была длинная история, как четверо из них по очереди пытались проникнуть. Операция заняла час. За батареей ничего не оказалось.
Написали поставщику. На что он ответил:
- Просто мы очень хорошо прячем, надо было развинтить батарею.
Collapse )

(no subject)

Варя говорит:
- Скоро мы будем купаться в Дунае. Бассейны этим летом вряд ли откроют. Так что остается Дунай.
- Эй, - говорю, - можешь там поаккуратнее?
- Что ты волнуешься, ты же сама научила меня плавать так, что можешь не париться.
- Чем лучше плаваешь, тем больше шансов утонуть. Я вот один раз тонула. В большой шторм. Очень самоуверенная была. А в речках еще бывают разные интересные течения. Ты хотя бы не переплывай его, ладно?

И тут же вспоминаю. Второй курс. Жара. Водники. Мы готовимся к летней сессии. С Левиным будущим папой. Он плавать не умел, воду не любил. Оставляю его на берегу. Иду окунуться. Плыву на середину канала. Где-то там встречаю третьекурсников фупмов на лодке. Цепляюсь к их лодке. Они гребут сначала вдоль, потом поперек. Мне надоедает. И я еще часик плаваю самостоятельно. Видимо, отсутствую часа три. Сейчас я могу представить тот ужас, который почувствовал Левин будущий папа.
Но тогда было такое вот пожимание плечами - эй, ты что, ты разве не видел, как я плаваю?
А тонула в шторм отлично. Давление было, как потом сказали, в санатории, где я случайно сняла комнату, что с таким давлением уже не живут. Очень низкое. Шторм, Гурзуф. И все, конечно же, лезут в воду. А там еще каменистый пляж и огромные камни. Не способствуют нормальному выходу из моря. Надо подождать, когда волна отойдет и быстро побежать. Вот при выходе из моря кто-то меня случайно толкнул. И тут волна схватила, закрутила и унесла. И в тот момент, когда я устала бороться. Кстати, не было ничего вот этого - вся жизнь перед глазами или вот это вот - жалко, что у меня ребенок сиротой останется и что скажет мама? Я боролась. Потом устала и расслабилась. И воздух кончился. И вот в этот момент меня море выплюнуло на поверхность. Я еще минут тридцать болталась вдалеке от берега, набиралась сил, чтобы потом догрести до берега.
И с тех пор у меня есть знание, чем лучше ты в чем-то чего-то достиг, тем больше шансов пренебречь правилами безопасности.
И я очень смешно за других беспокоюсь. Потому что страшно за них. Вода - это совсем другая стихия. А у меня повышенный уровень тревожности.

(no subject)

На самом деле, настроение не очень.
Вариному папе написал наш бывший сосед. Который вечный вестник плохих новостей, а также сплетен.
Написал, что умер папа Вариной подружки. Которая, пока мы жили в Мытищах, была лучшей подружкой нашей Вари.
Очень приятная семья, мама, папа и двое детей. Все такие улыбчивые. Мама и папа В. лет на десять младше нас. С универа вместе.
И такая вот фигня. Размышляю, написать ли ее брату, чтобы передал маме наши соболезнования, а также нужна ли какая-нибудь помощь. Мы не то, чтобы были как-то близки. Дети дружили и ходили друг к другу в гости. Целых десять лет. Потом мы уехали из Мытищ и на этом все закончилось. Но так жаль. Очень жаль. Воспаление и отек легких. Может быть ковид.

А также мне привезли цветочки для съемки. Гортензия поникла головой. И я ее реанимировала. Жизнь и смерть вечно где-то рядом идут.

(no subject)

В Лондоне с утра был ветер, холодно и морось. Позавтракали с Тимом.
- Обними там Марту за меня, - попросил Тим.
В Барселоне было восемнадцать градусов. И солнце. Много-много света. Марта с собачкой Лолой ждали мена ступеньках площади Испания. Лола узнала. Радостно скакала вокруг.
Бросили вещи. Отправились на день рождения к Мартиному другу.
- Ему первому из нас исполнилось сорок, - сказала Марта, - мы с ним одноклассники.
- А там кто-нибудь говорит по-английски?
- Не знаю.
По-английски говорили. Но так, не очень. Трудно общаться, когда кто-то плохо говорит по-английски. В городе был карнавал, вышли из кафе, влились в толпу. Много-много разных групп, от барабанщиков, до маленьких оркестров. Мы шли с оркестром, который выдавал то Беллу Чао, то русскую - Ох полным, полна моя коробочка. Рядом с нами скакала группа детей. Где-то впереди толпа несла Иисуса в окружении ангелов. Проходили мимо, видимо,подобия нашего психоневрологического интерната.
Все жители интерната были разукрашены и в костюмах. Часть из них сидела в инвалидных креслах, некоторые в обычных стульях. Я им помахала рукой.
Мы дошли до центра, где живут дети-эмигранты. Те, которые нелегально перебрались в Испанию без родителей. Им дали крышу над головой, учат их. Только Марта сказала со вздохом, что будущее их непонятно. Пока они несовершеннолетние, о них заботятся, а как там дальше будет, непонятно.
Около этого центра наш оркестр остановился и специально для подростков, а они вывалили все на улицу, сыграли несколько балканских мотивов. Подростки радостно скакали, толпа скакала, кто-то посыпал нас всех конфетти.
А я неожиданно вспомнила наших подростков, с которыми четыре года занималась - учила русскому языку. Как-то даже немножко обидно стало, что я ими больше не занимаюсь.

Марта хвасталась мной перед своими друзьями. Я же в очередной раз обратила внимание, как на фоне нормальных друзей, Марта выделяется своей, как мы все выделяемся - я не такая как вы, я странная.
Друзья Марты хотели мне показать какой-то там район.
- Ну вы что, думаете, Елена первый раз в городе? - спрашивала их Марта.

Завтра поедем в гости к Мортену под Барселону.
Еще мне сегодня Варвара звонила и Варин папа. Два раза, пока я еще была в Лондоне, и два раза, когда я прилетела в Барселону. И это так странно нынче, что мы, находясь в разных городах, можем спокойно общаться.

(no subject)

Кошка спала сегодня со мной. Мне как-то неловко было ее выгонять из комнаты. Под утро она пошла к двери, настойчиво скребла. Встала, открыла ей дверь. Через десять минут громкие вопли с другой стороны двери. Но я решила, что она может пойти и поспать на диване на втором этаже в ливинг рум.

Традиционно болела голова. В Лондоне такой ветер всю эту неделю. Голова меня сильно расстроила. Я традиционно пожалела себя, позвонила Вариному папе пожаловаться на жизнь. Варин папа традиционно работал и сочувственно говорил - да, да, мне тебя очень жалко.

Съездила на Боромаркет. Если вы там вдруг окажется, не забудьте попробовать картошку с грибами, которую там жарят на огромной сковороде. Это очень вкусно. Также традиционно перепробовала разные сыры, оливковые масла, колбасы и бальзамические соусы.
Collapse )

(no subject)

Дети дома.
Вечером деточка Варвара забирается между нами, мы вяло протестуем. Мы смотрим"Friends" с компа и на троих это не очень удобно. Деточка Варвара держит за одну руку меня, за другую Вариного папу.
Деточка Варвара просыпается поздно, около трех. Сын Лева около девяти. Расходятся спать они в одно и то же время. С утра сын Лева спрашивает возмущенно:
- Это же как можно спать так долго?
- Себя вспомни, - говорю я ему.
Сын Лева во всю работает. В его комнате постоянно видео-конференция с коллегами из Гонконга. Говорят на английском.
Деточка Варвара купила себе учебник по-английскому.
- Хочется, - говорит деточка, - подтянуть грамматику. Я в этих past perfect, Present Perfect Continuous совсем не разбираюсь.
- Говоришь грамотно.
- Я грамматику никогда не учила.
Деточке надо сдать экзамен по-английскому в марте. Его, конечно, можно будет сдавать ближе к лету, но деточка хочет побыстрее с ним разделаться. А за каждую попытку эказамена платится пятьдесят евро. Так что лучше чтобы без промахов.
- Да, - говорит деточка, - в колледже у всех богатых детишек по нескольку репетиторов. Только все равно не все сдают даже со второй попытки.

Странно, конечно, когда все дети дома. Такого, чтобы они одновременно были под нашей крышей, не было уже лет десять. Странно, что надо готовить завтраки-обеды и ужины. Впрочем, в случае, если еды нет, сын Лева заказывает еду на дом. Деточка Варвара вчера любезно согласилась приготовить ужин. Я ей нарезала все, что она попросила. И курица в кисло-сладком соусе была готова.
И еще моя комната, где я снимаю, теперь занята. Тоже немножко странно. Как это я и не могу прямо сейчас в ней снимать, если у меня вдруг вдохновение.
Купила билеты в Лондони из Лондона в Барселону. Осталось дело за малым. Купить из Барселоны в Польшу и из Польшы в Москву.
За окном десять градусов.

(no subject)

- Да, это была не самая лучшая идея отправиться с пятью детьми в центр перед Рождеством, - говорит молодая женщина своему мужчине. Мужчина с одним из детишек стоит около двери. Еще двое сидят напротив с дедушкой. Еще одна девочка сидит с бабушкой где-то напротив и один из них в коляске вопит, - дорогой, ты хочешь видеть всех? - обращается к нему женщина и разворачивает коляску. Итого - тройняшки: два малчика и одна девочка лет четырех, одна девочка лет шести и младенец двухлетней в коляске. Мама ловко достает печенье и раздает всем с такой скоростью, что полвагона открывает рот.

Я сегодня просыпаюсь рано, еще не перешла на лондонское время. В почти десять. На кухне пустота. Ищу кастрюлю, чтобы сварить яйца. От ковшика отваливается ручка. Минуточку, в доме живет шесть граждан мужского пола. Ищу отвертку. В этом доме больше нет отверток. Привинчиваю ручку ножом.
- Ты такая креативная, - скажет мне позже Радек.
Появляется Исмаил. Высоченный красивый малчик в трусах и белых носках, сонно ставит кофе на плиту и исчезает.
Collapse )

(no subject)

- Что это такое? - спрашивает у меня Варин папа. Мы уже выключили свет. Мне рано вставать. Полпервого ночи. Где-то что-то отчетливо брякает. На кухне Вариного папы компьютер работает. И тут деточка звонит.
- Вы что спите уже? - удивляется деточка.
- Ну у нас уже полпервого ночи, в общем-то. В отличии от Вены.
- Ну ладно, ладно, могу положить трубку.
- Ну уж нет, я - любопытная.

Collapse )

(no subject)

Деточка присылает фотографию блондина.
- Ну как? - спрашивает деточка. Я изучаю инстаграм.
- Нормально, - пишу я деточке. Лаконично пишу.
- Фактурный, - говорю я Вариному папе, - я бы его снимала.
- Ты рискуешь, когда деточке так пишешь. Смотри, обидится, - а деточка тут же пишет с кучей вопросительных знаков: "И это все?"
- Красивый, - быстро пишу я. Сегодня обсуждали с одной знакомой. Обычная история - сын встречается с женщиной, которая намного старше. Ее не парит. Мне было бы тоже нормально. Это вполне себе самостоятельные отдельные граждане и их жизнь. Совсем не понимаю мам, которые активно лезут в жизнь своих детей. Я люблю всех, кто любит моих детей. И ровно также не люблю всех, кто не любит моих детей. Все примитивно просто.
А ты, деточка, так и не позвонила сегодня. Кто-то обещал. Печалька.

(no subject)

Сегодня, когда первый раз стояла в пикете, мимо прошло шестьсот семьдесят четыре человека. Это заняло у меня и у них около двадцати минут.
Где-то поблизости отирались парочка полицейских и еще странный чувак в салатовом жилете. Может быть дружинник?
На моем плакате было написано "Я тоже сяду за плакат?" Ростовское дело.
Некоторые улыбались. Некоторые спешили мимо. Дети старательно читали, спрашивали потом у родителей. Подошла парочка мужчин. Не очень трезвых.
Один из них сообщил мне, что за плакаты, ну это сомнительно, чтобы за плакаты дали шесть с половиной лет. Эти, ростовские, они еще в какой-то там организации состояли.
Второй же вздохнул, сказал, что вот эти вечные споры. Он как раз вполне понимает, как можно сесть за плакат. Вот даже за зигу можно сесть.
Collapse )