Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

(no subject)

Смотрели "Ночь на земле" Джармуша.
Второй эпизод с таксистом-клоуном, который оказывается в Бруклине и не очень знает как выехать.
- Ну вот, - говорю Варе, - теперь я буду за него бояться.
- Зачем ты мне это сказала, теперь я за него тоже буду бояться.
В итоге я теперь еще боюсь за пастора из Рима и Аки из Хельсинки. Люди - такие хрупкие, такие, местами, ранимые и беспомощные.
Но какая картинка. Все эти трущобы больших городов в ночи, отблики фонарей в лужах на асфальте. Большие старомодные машины со сплошными сидениями, в которых можно курить и маленькие девочки подкладывают под себя толстенные телефонные справочники.
Первый раз я смотрела "Ночь на земле" в девяносто втором? Мы пили всю ночь в чьей-то квартире, так что утром я сидела на чужой кухне, размышляя чем бы позавтракать. В кухню вошел английский гражданин, замотанный полотенцем, после душа. И был поставлен в тупик моим предложением - сделать мне завтрак. Он отбивался как мог со своим плохим русским. Объясняя, что в правильном обществе женщины должны сами себе делать завтрак.
Через пару часов проснулась толпа и мы оказались на утреннем сеансе. Нас несколько человек, и взвод сонных солдат, которых не знаю почему отправили смотреть кино. Мне уже надо было торопиться. Так что я посмотрела всего первых две новеллы. И только через пару лет досмотрела все остальное. Память стирает подробности, оставляя только ощущения, запахи, цветовые пятна.
Ночью же снилось, что мы куда-то путешествуем. Я со спутником, лицо размыто, на велосипеде. Он на багажнике. Ненавижу велосипед. Оля почему-то на тракторе. Таком небольшом. Останавливаемся в сельской местности, где почему-то надо спать на высоких широких шкафах, куда карабкаться по выдвижным ящичкам. А вокруг шкафов - виноградники и солнце.

(no subject)

В два закончила со съемками на этот год. Приходили прекрасные три по-прежнему очень шустрые барышни. Которые веселились, грустили, прыгали и местами очень быстро бегали.
К четырем сделала три салата: оливье, винегрет и из овощей. А также курицу в вине. Около пяти деточка Варя, которая купила себе красивое платье, а также уговорила всех подружек, с которыми встречает НГ, купить себе красивые платья, вспомнила, что у нее нет колготок к этому самому платью. Также как и туфель. Но туфли ладно. А вот колготки.
- Мама, неужели у тебя нет колготок?
- Я уже сто лет как не ношу платья зимой, откуда у меня колготки?
Без двадцати шести мы выдвинулись в магазин за колготками и овощами. Без пяти шесть мы заглянули в овощной, узнать, когда он закрывается, услышав, что прямо сейчас, оставили в нем Вариного папу и пошли дальше. Без двух минут шесть мы стояли под местным Торговым центром.
- Мы уже закрыты, - сказал охранник, - через две минуты шесть.
Посмотрели на него умилительно, просочились. Бегом по эскалатору верх, спросили в первом же ларьке, где купить колготки.
Пару минут седьмого мы смотрели глазками кота из Шрека на продавщицу, которая закрывалась.
- Ну как же так, - говорили мы, - ну ведь Новый год и там такое платье. Пожалуйста, пожалуйста!
Через пару минут она сжалилась и выдала нам две пары колготок. Хорошо, что у меня была наличка.

В итоге, колготки все равно слишком черные, но это лучше чем ничего. И это первый колготки Варвары. Хорошо, хоть размер подошел.
В семь Лева сообщил, что надо срочно сесть всем за стол. Стол должен быть красиво украшен. На столе должна быть скатерть.
Пришлось взять из моих реквизитных. Прямо от сердца оторвала. Мы ели оливье, дети не едят ни сметану, ни майонез, так что им достался винегрет.
Запивали чаем с тортом. Лева вчера специально купил торт. В кои-то веки мы вдруг все сидим за столом и у нас есть торт.
В девять я сообщила им, что буду их снимать. Они немножко сопротивлялись. Еще тридцать минут я пыталась найти кнопку на камере, как переключить на автоспуск. Инструкция не помогала. Деточка Варя возмущалась:
- Мне надо намазать прыщик, можно ли побыстрее уже сняться.
Кнопка нашлась, так что я успела сделать картинки. В десять мы подарили с Левой друг другу подарки. В частности, два смесителя. Ему не нравятся наши.
- Это - лучший мой подарок ever, - сказал сын Лева, поцеловал всех, пожелала счастливого этого самого и усвистел тусоваться.

Мы попытались посмотреть какое-нибудь кино. Все было какое-то неудачное. Выпили вина. Так что я вот дописываю пост, а деточка Варя кричит:
- Эй, ребята, шесть минут и Новый год!

В общем, этот год был годом. Все как всегда. Каждый год жизни ценен. Много новых людей в моей жизни. Были некоторые разочарования. Многие знакомые повели себя предсказуемо в новой ситуации, в-то время как другие, наоборот, очень удивили. Жалко тех, кто впав в психоз, так из него и не вышел. Жалко тех, кто пытался съесть других и заставить плясать под собственную дудку. Радуюсь тем, кто предпочел свободу свою личную всем этим обстоятельствам, кто знает, тот поймет.
Здоровья нам всем, в том числе и психического, доброты побольше, бабла тоже не помешает. И любви. Пусть будет много любви, красоты. Счастья всем, счастья каждому и пусть никто не уйдет обиженным. Люблю вас всех. Ура

(no subject)

что-то все там дружно итоги подводят. Может завтра мне что-нибудь придет в голову. Год как год. Старше на год. Неплохой год был, несмотря на то, что сто лет не видела Радека и прочих близких граждан.
Зато больше работала. А то ведь оно как бывало - усвистишь на пару месяцев, и клиенты сразу исчезают. А тут вот она я, сижу все время в одном и том же месте. Доступна.

Голова опять пару дней уже как болит. Поддостало. Сегодня вот о вине думала. Холодильник забит. Какое там вино. ГО-ЛО-ВА.
Прогулялась по центру. По-быстрому.
В Гуме дама-ретро-одетая - а вы знаете, я ведь дизайнер, а вы знаете, вы можете меня снимать, у меня фотограф сегодня не пришел, а мне очень надо для блога посниматься.
И около нее еще одна девушка фотограф мнется с камерой. Ее тоже попросили.
Вот все время в Лондоне рассказывала разным модникам - хочешь получить много своих картинок, приходи на неделю моды модно одетый, все фотографы будут твои, много-много картинок получишь.
Так и тут. Дама - интересно одетая и никто не скажет нет.
Я немножко с ней потусила. С первого на второй. Бедный несчастный сын таскал за ней вещи. Вспомнила, как Леве приходилось ездить со мной на съемки. Впрочем, не то, чтобы он сильно жаловался.
В центре красиво. Такая иллюминация. Гум - нарядный. Жалко, что снег не шел. Хотя тогда бедные люди в машинах бы грустили. Но было бы красиво.

Жарила сегодня котлеты. Мама передала замороженные, сама делала. Осталось только пожарить.
Ужас. Правда. Вся кухня была в этом вот. Сковородка плюется во все стороны. Только обжарила, потом в морковку тертую на противень и в духовку. Вкусно, да. Но вся кухня в этом вот. Оттирала потом целый час. И пропахла этим запахом вся кухня. Больше никогда. Но вкусно.

Собственно, все новости на сегодня. Жду, когда голова пройдет. Ну и дожить до шестого. Когда в деревню поедем. Каникулы с этими съемками никак не настанут. Но это я не жалуюсь. Только на голову жалуюсь.

(no subject)

Однажды это случается, думаю, с каждым родителем. Смотришь на свою подросшую деточку и думаешь: "Божечки, этот пришелец, этот красивый инопланетный зайка - мой? Как такое могло случиться, что у меня вот такого, вдруг выросло вот такое?" - и застыть в изумлении.
Смотрю на своих друзей, вижу как они смотрят на своих подросших граждан, с какой любовью, узнаю себя.

Деточка Варя уходит к себе в комнату:
- В комнату не заходить, я подарки упаковываю, - тут же туда несется сын Лева,
- Ничего, я без линз, - ухмыляется сын Лева.

Сыну Леве сегодня в комнату поставили елку и нарядили. Кучу мишуры и эклектику устроили. У него очень, очень давно не было елки. Поэтому очень, очень хотелось праздника в комнате.
Варя читает по ночам, пара ночей - толстая книжка. Ходит на разные секретные тусовки, и, мне кажется, забыла, что не так давно она училась в Вене.

На меня навалилась усталость. Лежу уже пару дней в кровати и ничего не хочется. Ничего, еще 31 съемка. Первого отдохну и там далее до шестого как впрягусь опять в лямку.
Приходила Вера.
Мы кормили Веру пельменями от моей мамы, пили чай.
Сходила сегодня в магазин в промежутках между лежанием на кровати. Купила разного на салат Оливье разные овощей и винегрет. Я буду старомодной. Опять. Люблю все это. И томатный сок.
В магазинах суета. В Перекрестке - знакомая продавец, которая весь первый карантин проработала, желает всего хорошего, хорошего дня, здоровья и улыбается отлично.
Дети ушли в кино.
- Опоздаете, там пробки.
- Вот вечно ты в нас, мама, не веришь.
- Почему не верю? Там просто пробки.
- Варя, поедем на метро, - говорит Лева, - на машине - полтора часа.
- На метро, вот отстой.
- О, на метро вы тоже опоздаете, - не унимаюсь я.
- Ничего, там вначале реклама.

Мне хочется лежать в позе эмбриона и ничего не делать. Обычная такая зима. Задувает. Новый год на носу. Время летит. Оп-па и ты уже около 2021. Занятно.

(no subject)

- я решила забить на вес, - говорит Варя, - очень хочется сладкого, Лева мне заказал много разных сладостей.
Пришел курьер. Принес заказ.
Варин папа смотрит на сырки творожные:
- Доктор Аня говорила, что в этих сырках суточная доза калорий.
Теперь папа очень плохой человек. Лева с Варей изучили калории в надписи на сырке. Там, конечно, не суточная доза. Но одна пятая или четвертая, что тоже немало. Варя грустит. Ей так хотелось съесть этот сырок. Вместо сырка она будет есть бабушкины пельмени.
Теперь они уговаривают меня съесть сырок, не пропадать же ему. Но у меня есть знание про калории. Я поддаюсь

(no subject)

- Мама, я поправилась на целый килограмм, а сахар калориен?
- Очень.
- Вот отстой. Буду сегодня есть гречку. Я похудела в стрессе до этих самых пятидесяти четырех. Мне нравится в этом весе. Я не хочу поправляться. Я прибавила целый килограмм со вчера.
- Перестань взвешиваться, прямой путь к разным психическим проблемам.
- Я просто не хочу поправляться. Гречка же осталась?
Я делаю зарядку в моей студии, ее комнате. Вчера деточка Лева занимался воспитанием отрочицы Варвары.
- Варя, - говорил деточка Лева, - что за фигня? Ты взяла мой коврик и не вернула на место. И я тебя просил его почистить. А также не складывать на него разные вещи. На нем лежал твой чемодан и теперь вмятина.
- Окей, окей, - отвечала Варвара.
- Что окей? Ты вернешь его на место в чистом виде?
- Я делаю зарядку каждый день, почему я должна его каждый день складывать? Ты можешь на нем заниматься в моей комнате?
- Это мой коврик, и мне бы хотелось, чтобы он находился в моей комнате.

В итоге у Вари новый старый коврик, который Лева давно просил выкинуть из-за ненадлежащего качества. А так эти двое каждый день фигачат разные физический упражнения: отжимания, подтягивания, физподготовка. Удивительно, конечно. Не то, чтобы я очень в детстве наседала на них в этом. Хотя мое детство было спортивным. Но в моем детстве, в частности, спорт был моим желанием.

- Да с четырнадцати лет я делаю зарядку регулярно, - говорит мне деточка, - пять-шесть раз в неделю. Я от этого чувствую себя хорошо. Да, как-то ты мне сказала, что если не следить за телом, годам к восемнадцати оно будет дряблым и можно даже растолстеть.
- Правда, как я могла тебе такое ужасное сказать? Хотя да, вот мне говорили, что если если я не буду заниматься спортом, к восемнадцати в дверной проем не пролезу. Не могу сказать, что мне тогда это было приятно, но как-то травмы детства у меня тоже не наблюдается. Но я тебе не могла такое говорить.
- Ты говорила, что делать регулярно упражнения очень полезно. Ну и также, что есть всякие чипсы не очень полезно-то. Что питаться правильно - отличная тема.

И вот сидишь, смотришь в экранчик, бесконечные картинки на обработку, или кино какое-то фоном. И тут другое кино: Вдруг деточка такая впорхнет и танец этих самых диких, необузданных сусликов. Мы даже иногда присоединяемся с Вариным папой. Потому что это весело. Даже Лева иногда, несколько смущаясь, вот так ножками перебирает и ручками и такой - не надо это снимать.
- Лева, это же остановись мгновенье. Это же прекрасно.
- Мам, ну прекрати.
Застряли в этом безвременье. Я уже второй день из дома не выхожу.
Лева сегодня:
- Семья, а давайте сходим в бассейн вместе? - вот реально, мы шерим квартиру с кучей незнакомцев, с которыми весело. И по ночам с Вариным папой, стараясь не хохотать, несемся в туалет сквозь темноту, а они жалуются на громких родителей.

Лева по-прежнему дрессирует Варю
- Варя, а ты сделаешь мне салатик?
Она почему-то идет и делает этот самый салатик. Хотя я про себя такая - сопротивляйся, Варя, давай сопротивляйся этому блондину.
Впрочем, она тоже вполне себе дрессирует Леву.
А на старых фотографиях все то же самое, только что разница в росте куда как больше чем сейчас.
Декабрь. Мне по-прежнему нравится эта жизнь.
И я шепчу Вариному папе:
- Однажды мы с тобой вытянули таки этот лотерейный билет. Хорошо, да, что мы случились друг у друга. Так весело получилось все это.

(no subject)

- Посмотрим на это с позитивной стороны, - говорит Варя, - если Лева съедет, мы сможем ходить все в голом виде по квартире не парясь особо.
- Да, это очень позитивная сторона, - соглашаемся мы с Вариным папой.

У меня осталось четыре съемки на этой неделе и все, до Нового года абсолютно свободна. Куча своих дел накопилось.
Collapse )

(no subject)

- Пап, пап, - тянет Варя.
- Сделай мне чай, - заканчиваю я. Варя в другой комнате, меня не слышит, - сопротивляйся, папа, не позволяй ей себя эксплуатировать.
- Пап, пап, а где плоскогубцы?
- Не угадала, - говорю я.
- Сейчас, - Варин папа отрывается от компа.
- Люблю тебя, папочка, а может быть ты мне еще и чай сделаешь?
- Не.
- Ну как же так? Вот в Вене мне никто, никто не делает чай. А у тебя такой вкусный чай. Как у тебя дела? Как прошел твой день?
Collapse )

(no subject)

Марта наша во времена совместной жизни в Боу-доме проходилась по комнатам, собирала грязную посуду и ругалась на всех.
Сегодня пару раз выгребала из Вариной комнаты кучу чашек и стаканов, и из Левиной заодно.
Сегодня же Варя вдруг милостиво решила посниматься. Убираться в ее комнате, моей студии, ради этого ни мне ни ей не хотелось. Так что у меня сразу испортилось настроение. И мы тут же поругались. Это напоминало наши с Радеком съемки. Только здесь она мне сказала: или ты перестаешь на меня ругаться или мы прекращаем это. Я задумалась, так ли оно мне надо. Но потом все-таки дышала глубоко, так что мы немножко это сделали. Но вот это ощущение, знакомое многим фотографам, когда они снимают своих близких-любимых, когда убить хочется, потому что с полуслова не понимает, что тебе надо. И с другой стороны в ответ такое - эээ, я тебе что, нанимался? Помню, помню, как ты в детстве за мной с камерой бегала.
Позже пришел Лева и они радостно снимали дурацкие селфи. Меня не позвали. Зато Лева сделал для всех сырники. Варя сырники не любит. Просто сидела с нами за столом за компанием.
Все никак не могу привыкнуть, что нас теперь опять много, что можно в соседнюю комнату что-нибудь прокричать.
Так странно.
Совместное проживание -вполне себе занятная штука.

(no subject)

Как все-таки удобно в эпоху интернета. Напишешь в семейном чатике - мы легли спать, нам мешает звук вашего фильма, и не могли бы вы по коридору потише перемещаться и не шуметь? И сразу становится тише. Очень удобно.
Красота.

После отсутствие в течении двух ночей, деточка Варя вернулась домой. Так что нынче по дому скачет лошадкой, в буквальном смысле, танцует разные дикие танцы и жаждет апплодисментов.
- А кто-нибудь хочет сделать мне салат? - спрашивает сын Лева.
- И мне? - добавляет Варя, - удачно я присоседилась, - говорит она, глядя как я делаю салат, - а то я уже сама собиралась. А тут так удачно получилось поэксплуатировать своих родителей.

Пока их всех сегодня не было, я снимала натюрмортики. Не самые модные. Купила себе шторки для ламп. И очень довольна. Теперь можно более прицельно модерировать свет.
Прочитала у одной фотографа, что да, странно, да, но дорогие вещи в кадре смотрятся куда как выигрышнее, так что ты покупаешь одну штуку для натюрмортов, потом другую и постепенно становишься обладателем небольшой кучки хлама или большой. Очень про меня. Купила красивую коробочку в H&M home и поняла, что надо еще таких же три, и поднос, и корзинку.
- Что тебе подарить на Новый год? - спрашивает сын Лева.
- О, мне надо три коробочки,поднос, скатерть и корзинку из одного магазина. Только у них в пятницу будут скидки, так что я хочу в пятницу купить.
- Давай я тебе куплю?
- Я хочу, чтобы на Новый год у меня под елкой тоже было. А ты сейчас купишь.
- Давай я тебе и сейчас куплю. И на Новый год куплю. Только для тебя что-нибудь. А не для съемки.
- Ты не понимаешь, это прямо очень для меня. Это все, что меня нынче сильно волнует. Путешествия больше не доступны.

Если каждый день снимать по натюрморту, они как-то полегче складываются. Как с языком - учишь каждый день, через месяц замечаешь прогресс.

Радек написал. Две недели не отвечал.
- Почему?
- Я был грустный, не хотелось говорить.
И знаете, как трудно удержаться и не сказать, то есть у тебя была вечеринка, ты общался с кучей народа, для этого ты был не грустным, да? И Марте ты ответил, а мне нет. Но к чему эти разборки. Только и спросила, как вечеринка прошла, мне уже все рассказали.
Выслал видео. Полгейской Варшавы собралось. Половина незнакомых. Немножко взревновала, что я не там.
- Ты приедешь на Рождество в Лондон? - и вот ничего не ответила. Я решила, что я тоже грустная.

Варина бабушка спрашивает у Вари по телефону:
- А ты учишься?
- А мы вместе с Янкой собираемся и учимся.
- То есть Янка смотрит лекции на русском, а ты на немецком?
- Да, мы сидим рядом и учимся

В реальности.
- Да, Янка смотрела лекцию и болтала со мной. Я бегала по квартире в трусах и лифчике, только проснулась и Янка такая: "Варя, Варя, не заходи за эту линию, ты попадешь в камеру.

И Лева:
- Да, погода - отстой! - и мы с Вариным папой хлопаем в ладоши.
- После Вены невозможно так долго ехать из одного конца Москвы в другой, - то есть с Маяковской до Пролетарской - это очень большое расстояние, - а потом еще по этой грязи тащиться.
- Ужас, да, - мы хором без малейшего сочувствия