Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

(no subject)

Вместо утренней зарядки с утра пытаемся закрыть Варин чемодан, в который категорически ничего не влезает. Сама гражданка возлегает в постели, наблюдает за процессом.
- А мы можем по дороге где-нибудь купить мне зарядку? - спрашивает барышня.
- У тебя был месяц на это.
- Здесь она мне была не нужна. Здесь у меня короткая. А в Вене нужна длинная.
- У тебя что, регресс? - спрашивает Варин папа, - впала в детство?
- Ну что ты ругаешься? - Деточка сопротивляется.

Барышня вчера полвечера уговаривала меня сложить ей чемодан. Я не поддалась. Поэтому сегодня с утра мы пытаемся застегнуть чемодан. Тетрадки не влезают. И надо бы свитер и штаны вытащить. Зато по весу все проходит. Надо ли проверить, взяла ли она паспорт и свой ВНЖ. Или уже забить? Что выросло, то выросло.
- Почему вы такие гадкие? Грустить потом будете. Будете сидеть и говорить: что же наша Варя уехала?
Чемодан застегнулся.

(no subject)

Наконец-то узнала, как в тюрьмах стригут ногти: их выдают и заключенные под присмотром могут состричь эти самые ногти.
Приходил Даня с сокамерниками сниматься в мою историю про сокамерников. Приводил с собой редактора Медиазоны, автора телеграм-канала Протестный МГУ, и еще одного Диму. У одного, в итоге, пятнадцать суток, у второго - сорок суток. У третьего не спросила.
Редактор Медиазоны отдал Дане маникюрные ножницы. Дане их мама в стельках спрятала, когда передачу передавала.
Мало снимались, много пили чай. Практически, встреча с однополчанами. Даня хотел сниматься на коне. Конь-качалка пользуется большой популярностью у моих гостей. Коня жалко, надо прикупить коней на палочке. В H&M таких видела. Кстати, если у кого есть ненужный торшер старый, я бы забрала.
Деточка Варя все это время мирно спала. Деточка Варя пришла в три часа ночи. Очень довольная собой. Успела рассказать в эти самые три часа ночи, пока я тащилась в туалет, о том, что с этими вот помирилась, а вот это вот оказалось неправдой, так что все эти тревоги были напрасны.
О, эта бурная тинейджерская жизнь.
Collapse )

(no subject)

Через окно видны три мальчугана лет пяти. Пробираются сквозь сугробы на газоне. Проваливаясь в снег выше колена. Покорители сугробов. Такой энтузиазм. Полезли сейчас на огромную гору грязного снега.
- Вот так я в детстве спрыгнула со стога сена в огороде, валенок застрял в снегу. Так что друг Сережка бегал звать каких-нибудь прохожих на помощь, пока я боялась, что дедушка с бабушкой ругаться будут.

Вчера на ужин Лева заказал суши. Обычно в заказе несколько небольших пластиковых баночек с соевым соусом и прочими штуками. Рассматриваю баночку:
- В следующий раз можно вот в таких баночках мне передавать разные полезные вещи.
- Куда передавать?
- В спецприемник. В них и шампунь, и крем можно передавать. Точно возьмут.
- Ты что опять туда собираешься? - изумляется Лева.
- Ой, это я автоматически. Я буду себя хорошо вести и меня больше не арестуют.
- Кому-нибудь другому сказки рассказывай, - комментирует Варин папа.
Но оно, конечно, занятно, как подсознание выдает разные такие штуки. Вроде как уже готов ко многому.

Соня рассказывала, как с ней сидела девушка, у которой отобрали противозачаточные. Хаос был, так что кому-то вроде меня удалось все свои таблетки забрать, кому-то говорили - вас будут каждый вечер водить к вашим личным вещам. В итоге, не водили. Девушка попросилась к врачу, у врача сказала, что у нее рак. И ей срочно нужны эти таблетки. Таблетки девушке выдали.

В чате по Сахарово девочки же обсуждали, что делать, если менструация. Часто ли водят мыться. Чуть позже иду с малчиками, которых снимала. Один из них рассказывает, как час стучал в дверь, так что в ночи, вывели всю камеру вне очереди мыться.
- Я ему говорю: даете слово офицера, что поведете? А он - сержант. И он в ответ - да. Отвел нас мыться.
Второй молодой человек:
- Я только из этой конфы и узнал о существовании, что есть такие менструальные чаши. Что это, кстати?
Удивляюсь, что сейчас это все так буднично. И никто не краснеет и не бледнеет от подобных вещей. Времена идут, что-то да меняется. Можно спокойно рассказывать об этом людям противоположного пола.

Аня Велликок у себя в твиттере про Соню пишет:
"С моими соседками в камере сидела эскортница, которая гоняла без прав. Она никогда не затыкалась, рассказывала постоянно свои истории. Как-то она заметила, что одной соседки нет:
- А где Настя?
- Настя на апелляции
- Что? На эпиляции? Можно было на эпиляцию?! Я тоже хочу!"

Соня, между тем, все это время постила истории, как она гоняет на своей машине без прав. Вчера в ее истории - хей, кто-нибудь может мне привезти батончик, вот такой, и воду в спецприемник "Мневники". Выглядит как будто ее опять посадили.

Те же самые мальчики. Пересказываем друг другу истории из Сахарово. Они сидели на третьем. Мы на втором.

- Ну да, - говорят они, - если сидеть тихо, то и покормить забудут. У нас были такие, которые не стучали в дверь в случае чего.

(no subject)

- Вот, - говорит, - стою на кухне, завариваю себе доширак, такая отличная тусовка была. Думаю, как сейчас приятно будет насладиться дошираком и тут ты заходишь. Все мне испортила. И такая - понятно, понятно, как ты сегодня учиться будешь.

- Ага, семь утра. Хлопает дверь. Мне снится, что Лева открыл дверь, потому что курьер пришел. Проснулась, пошла в туалет. Открываю дверь на кухню, а там неожиданно ты, склонившись над дошираком и вдруг смотришь на меня так долго-долго-пристально. И я такая - what the fuck? Что происходит? И почему ты ела доширак, это же ужасно вредно!

- Поэтому ты в голом виде пошла в туалет, что Лева курьеру дверь открывал? - интересуется Варин папа.

В два часа дня я читала деточке мораль, деточка была похмельная и просыпалась с трудом. Варин папа объяснял мне, что поговорить - это не прочитать мораль. Что обсуждать какие-то штуки - не есть ругаться.
В три я уехала. В четыре деточка немножко порыдала, потому что пора возвращаться в карантинную Вену, там маски, в которых невозможно дышать. И вдруг нельзя будет уехать обратно, если карантин продолжиться.

В семь я ей читала пост из русского венского комьюнити, где народ давал друг другу советы по поводу этих теперь обязательных респираторов - проколоть дырочки, нет, нет, так вонять будет, проколоть дырочки по шву, нет, нет, вырвать два слоя посередине.

В восемь мы посмотрели Соррентино Молодость. На троих. Варин папа не собирался смотреть, ему работать надо было. Но посмотрел. Лева пару раз зашел. Спросил, досмотрели ли мы до момента, где голая актриса выходит из бассейна.
Так и день прошел.

(no subject)

- Варя, могла бы ты свою шубу повесить, пожалуйста?
- Сейчас, - и не малейшего движения. Фильм смотрит.

Чуть позже.
- Мама, ты можешь перестать меня спрашивать, когда же я начну учиться? Давай ты будешь доверять мне?
- Ну уж нет, мне беспокойно, когда я вижу, что ты ничем не занимаешься.
- Мне будет тридцать, ты будешь мне звонить и спрашивать: Варя, ты ходила сегодня на работу?
Ну уж нет, конечно.
- Может и буду, - говорю, - но ты даже шубу в шкаф не убираешь. Так нечестно.
- Знаешь, как приятно, когда кто-то за тебя убирает шубу? Вот в Вене пришел, швырнул и никто, никто не уберется за тобой. А тут вы с папой это можете сделать.
Collapse )

(no subject)

Все, кстати, как-то нормально, своим чередом. Главное, установить границы. От сих и до сих. И расслабиться.
Эти двое чебурашек, которые дети. Смешные такие. Непривычные в доме.
- Мама, - шепот в трубке, - а это нормально, что Варя еще спит? Я заглядывал в твою комнату, она там жалобно постанывает. Время - полчетвертого.
Без чего-то там двенадцать Варя прогулялась в туалет и завернула к нам в комнату, прикорнула под бочком. Я досмотрела в комп еще минут десять, отправилась заниматься английским в Варину комнату-свою студию. В два дерматолог удалил мне две родинки за две тысячи триста рублей. Это был большой, с хорошо развитой мускулатурой, в татуировках, молодой человек.
- А это будет больно?
- Нет, только когда укол сделаю.
- Знаете, доктор, мне когда больно, я сразу чувствую себя такой маленькой и беззащитной, - а он после этого, знаете, как осторожно со мной обращался? Трепетно даже.
В четыре я была дома, хлопала дверью, громко разговаривала с Левой, так что деточка бодро выскочила из моей комнаты.
- А сейчас надо сложить вещи в твоей комнате, моей студии, ко мне сейчас придут.
- Ну вот, а я хотела позавтракать.
- Жизнь - боль. Во-сколько вчера легла?
- Мы посмотрели с Левой тик-токи, и уже разошлись по комнатам, как написала Янка, грустная, обиженная на меня, что я не осталась у нее ночевать. Полночи ее утешала.
- И она же обещалась приехать к нам и танцевать танец пьяных сусликов?
Сейчас деточка ушла на вечеринку.
- То есть ты сейчас оставляешь своего брата грустить в одиночестве? С кем он будет смотреть кино?
- Футбол?
- Кино. То есть тебе совсем, совсем не жалко своего брата, - говорит Лева Варе тем самым тоном, каким он в Варином юном возрасте, когда ей было лет пять, спрашивал, возвращаясь домой, - а кто же будет снимать с брата Левочки носочки? Машенька?
В ноябре дома вполне уютно. Как это не странно. Стоило, конечно, когда-то мучаться, рожать-воспитывать-думать, что молодость прошла безповоротно, чтобы в ноябре двадцатого года дома был театр, радость, хаос и уют.

(no subject)

Мне тут понадобилось какое-то количество красивых вещей. Но жаба, знаете.
- Берем, - сказал Варин папа, - не расстраивайся, дави ее. Мы с Левочкой скинулись. Так что ты можешь себе ни в чем не отказывать.

- Дуне понравился Лева. Она интересовалась у нас с Янкой почему мы не берем его на тусовки. И Янка такая - ну он же старый. И она - да ладно старый. Какой же он старый. И мы хором - тридцать два. Она - да ладно, я думала, лет двадцать шесть.
- Может пристроим Дуню Леве, Леву Дуне?
- Э, - возмущается наш Лева, - я не интересуюсь молодыми.

Я же сегодня снимала слет профсоюзов. Занятная штука. Два часа репортажка, два часа - тридцать четыре делегации одна за другой. Некоторые делегации - человек тридцать, а в некоторых всего один человек. И делегации из таких разных сфер. Вот в делегации ФСБ было всего три человека. И один из них упорно отказывался улыбаться.
- Мне нравятся ваши шутки, - сказал после.
- Это не шутки, я просто пыталась заговаривать зубы, расслабить вас.
- Все равно мне нравятся ваши шутки.

Также сегодня был длинный день большой головной боли. На улице мокрый снег вперемешку с дождем. Набережная реки, которая недалеко от нас, по-прежнему закрыта. Варвара прожгла рукав моей куртки или кто-то ей прожег, что ужасно обидно, конечно. Но что поделаешь.

Также мне надо срочно сбросить два килограмма, чтобы теплые зимние брюки начали застегиваться. Буду завтра на эту тему думать.

(no subject)

Вера мне заклеила палец. Днем, до съемки, я варила щи, терла морковь, и стесала. Так что кожа слезла. Бывает.
- Почему ты не попросила меня? - спросил Варин папа.
- Ты слишком медлительный, а мне надо было быстро.

Я люблю бывать у Веры с Олегом. Мы сегодня ехали на трамвае. Пятнадцать минут от нашего дома до них. Через реку. У нас квартира в старом доме, у них квартира в еще более старом доме. Старые дома, вкусные ужины, приятные люди, мелкие коты.
Collapse )

(no subject)

Предполагалось убраться в студии, переставить диваны. У меня были большие планы. Так что в восемь я проснулась. Не спалось. Часик пялилась в экранчик ноута. В девять захотелось спать. Легли накануне в три. Так до полпервого и спалось.

Какая-то у меня последние лет двадцать пенсионерская жизнь, просыпаюсь хаотично. На работу каждый день не хожу.

Давали солнце. Так что к четырем захотелось прогуляться. Думала зайти в фикспрайс, там чудесные фаянсовые ананансы продавались за сто девяносто девять. Уже вот даже видела картинку с ними. Солнце поджигало листву на встречных деревьях, так что повернула в Новоспасский монастырь, посмотреть, что там нового. Пару месяцев не была. Еще и Вера позвонила, которая живет на той стороне реки. Типа, сейчас я к тебе на трамвае приеду. Пара остановок.
Перед Новоспасским расчистили площадку. Раньше там была невнятная автойстоянка, за ней бездомные обычно ночевали. А тут красота. Скверик, дорожки и отличный вид на Новоспасский.

В монастыре блогерши в платочках ходили по газонам, снимали бузину и ранетки. Пока их охранник не попросил не ходить все-таки по газонам. Так вежливо попросил, что у меня чуть обморок не случился.
Пока ждала Веру, приобрела в ларечке мыло кедровое с запахом апельсина и корицы. За сто пятьдесять рублей.

Прошлись с Верой нашим обычным карантинным маршрутом. За монастырем ушли в дворы, по бульварам вышли к мосту напротив высотки на Котельнической, ушли в сторону Новокузнецкой, покормили меня в братьях Караваевых пюрешкой и морковными котлетами, там аншлаг был. Пришли к Вере в гости. Вера сделала мне гирлянду для моих новогодних фотосессий. Олег предлагал коньяк. Но я в фазе большой головной боли, боюсь. Котенок прыгал за мячиком. Гирлянда такая вся шариками красивыми.

Деточка звонила опять грустная. Сколько же будет потерь после этого прекрасного карантина. Нет, безусловно, есть те, кому отлично, кто потерпит, у кого отлично просто все вот так сидячи дома в полной изоляции. О других можно не беспокоиться. Главное, спастись, главное, чтобы не ковид. Right?

"И вот сидим мы такие за столом. Три пары. Они ужин приготовили. Я смотрю в окно, думаю, что я здесь делаю, я здесь чужая, совсем "

Что касается меня, жду этого идиотского аусвайса собственной деточки с нетерпением. Впрочем, Варя написала письмо в магистрат с просьбой выдать "временную визу", которая позволяет, пока ты ждешь аусвайса, сгонять домой.

- Не волнуйся, я зашла к Полине. Она живет недалеко от меня, так что если меня остановит полиция на улице, я могу сказать, что у меня ментальный срыв, поэтому мне необходимо было выйти на улицу. Я справлюсь.

Буду завтра гирлянду вешать.
А также "Любовь и анархия" - шведский сериал, очень-очень. До этого мы посмотрели Королевский гамбит.Он тоже ничего был. Красивый. Но этот как-то поэнергичнее

(no subject)

День как день. Вот вечером дождь как из ведра. И лужи потоками по асфальту. Ливневки в этом городе не справляются с потоками воды. И сентябрьские пробки. С нашей Пролетарки на машине на Павелецкую почти час тащились.

С утра снимала группу товарищей семьдесят плюс. Радостных.
- Вы так ловко нашли с ними общий язык, что мы вас еще позовем.
- Они же были миленькие.
- Ага, обычно они не такие миленькие.

Ругались с деточкой. Скорее так, деточка была мрачна. Деточка прочитала очередные новости про канцлера их австрийского. Канцлер грозился ужесточением мер карантинных. Предписал всем опять носить везде в общественных местах маски, не собираться больше десяти. И только внутри дома, канцлер в этом месте начал про права человека затирать, внутри дома, типа, дело хозяйское сколько народу может собираться, но все равно, канцлер попросил отнестись к этому разумно.
- Если он еще один карантин объявит, - сказала деточка, - я этого просто не вынесу. Я тогда в Россию поеду, если все равно учеба онлайн будет.
В этом месте я, конечно, сказала что-то на тему - только через мой труп. Деточка бросила трубку и полдня не отвечала. Написала ей гневный текст на тему, что если каждый раз, когда я говорю, что-то неприятное ей, она будет бросать трубку, то я тогда, я тогда тоже не буду ей совсем отвечать.

Collapse )