Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

(no subject)

- Варя, могла бы ты свою шубу повесить, пожалуйста?
- Сейчас, - и не малейшего движения. Фильм смотрит.

Чуть позже.
- Мама, ты можешь перестать меня спрашивать, когда же я начну учиться? Давай ты будешь доверять мне?
- Ну уж нет, мне беспокойно, когда я вижу, что ты ничем не занимаешься.
- Мне будет тридцать, ты будешь мне звонить и спрашивать: Варя, ты ходила сегодня на работу?
Ну уж нет, конечно.
- Может и буду, - говорю, - но ты даже шубу в шкаф не убираешь. Так нечестно.
- Знаешь, как приятно, когда кто-то за тебя убирает шубу? Вот в Вене пришел, швырнул и никто, никто не уберется за тобой. А тут вы с папой это можете сделать.
Collapse )

(no subject)

Все, кстати, как-то нормально, своим чередом. Главное, установить границы. От сих и до сих. И расслабиться.
Эти двое чебурашек, которые дети. Смешные такие. Непривычные в доме.
- Мама, - шепот в трубке, - а это нормально, что Варя еще спит? Я заглядывал в твою комнату, она там жалобно постанывает. Время - полчетвертого.
Без чего-то там двенадцать Варя прогулялась в туалет и завернула к нам в комнату, прикорнула под бочком. Я досмотрела в комп еще минут десять, отправилась заниматься английским в Варину комнату-свою студию. В два дерматолог удалил мне две родинки за две тысячи триста рублей. Это был большой, с хорошо развитой мускулатурой, в татуировках, молодой человек.
- А это будет больно?
- Нет, только когда укол сделаю.
- Знаете, доктор, мне когда больно, я сразу чувствую себя такой маленькой и беззащитной, - а он после этого, знаете, как осторожно со мной обращался? Трепетно даже.
В четыре я была дома, хлопала дверью, громко разговаривала с Левой, так что деточка бодро выскочила из моей комнаты.
- А сейчас надо сложить вещи в твоей комнате, моей студии, ко мне сейчас придут.
- Ну вот, а я хотела позавтракать.
- Жизнь - боль. Во-сколько вчера легла?
- Мы посмотрели с Левой тик-токи, и уже разошлись по комнатам, как написала Янка, грустная, обиженная на меня, что я не осталась у нее ночевать. Полночи ее утешала.
- И она же обещалась приехать к нам и танцевать танец пьяных сусликов?
Сейчас деточка ушла на вечеринку.
- То есть ты сейчас оставляешь своего брата грустить в одиночестве? С кем он будет смотреть кино?
- Футбол?
- Кино. То есть тебе совсем, совсем не жалко своего брата, - говорит Лева Варе тем самым тоном, каким он в Варином юном возрасте, когда ей было лет пять, спрашивал, возвращаясь домой, - а кто же будет снимать с брата Левочки носочки? Машенька?
В ноябре дома вполне уютно. Как это не странно. Стоило, конечно, когда-то мучаться, рожать-воспитывать-думать, что молодость прошла безповоротно, чтобы в ноябре двадцатого года дома был театр, радость, хаос и уют.

(no subject)

Мне тут понадобилось какое-то количество красивых вещей. Но жаба, знаете.
- Берем, - сказал Варин папа, - не расстраивайся, дави ее. Мы с Левочкой скинулись. Так что ты можешь себе ни в чем не отказывать.

- Дуне понравился Лева. Она интересовалась у нас с Янкой почему мы не берем его на тусовки. И Янка такая - ну он же старый. И она - да ладно старый. Какой же он старый. И мы хором - тридцать два. Она - да ладно, я думала, лет двадцать шесть.
- Может пристроим Дуню Леве, Леву Дуне?
- Э, - возмущается наш Лева, - я не интересуюсь молодыми.

Я же сегодня снимала слет профсоюзов. Занятная штука. Два часа репортажка, два часа - тридцать четыре делегации одна за другой. Некоторые делегации - человек тридцать, а в некоторых всего один человек. И делегации из таких разных сфер. Вот в делегации ФСБ было всего три человека. И один из них упорно отказывался улыбаться.
- Мне нравятся ваши шутки, - сказал после.
- Это не шутки, я просто пыталась заговаривать зубы, расслабить вас.
- Все равно мне нравятся ваши шутки.

Также сегодня был длинный день большой головной боли. На улице мокрый снег вперемешку с дождем. Набережная реки, которая недалеко от нас, по-прежнему закрыта. Варвара прожгла рукав моей куртки или кто-то ей прожег, что ужасно обидно, конечно. Но что поделаешь.

Также мне надо срочно сбросить два килограмма, чтобы теплые зимние брюки начали застегиваться. Буду завтра на эту тему думать.

(no subject)

Вера мне заклеила палец. Днем, до съемки, я варила щи, терла морковь, и стесала. Так что кожа слезла. Бывает.
- Почему ты не попросила меня? - спросил Варин папа.
- Ты слишком медлительный, а мне надо было быстро.

Я люблю бывать у Веры с Олегом. Мы сегодня ехали на трамвае. Пятнадцать минут от нашего дома до них. Через реку. У нас квартира в старом доме, у них квартира в еще более старом доме. Старые дома, вкусные ужины, приятные люди, мелкие коты.
Collapse )

(no subject)

Предполагалось убраться в студии, переставить диваны. У меня были большие планы. Так что в восемь я проснулась. Не спалось. Часик пялилась в экранчик ноута. В девять захотелось спать. Легли накануне в три. Так до полпервого и спалось.

Какая-то у меня последние лет двадцать пенсионерская жизнь, просыпаюсь хаотично. На работу каждый день не хожу.

Давали солнце. Так что к четырем захотелось прогуляться. Думала зайти в фикспрайс, там чудесные фаянсовые ананансы продавались за сто девяносто девять. Уже вот даже видела картинку с ними. Солнце поджигало листву на встречных деревьях, так что повернула в Новоспасский монастырь, посмотреть, что там нового. Пару месяцев не была. Еще и Вера позвонила, которая живет на той стороне реки. Типа, сейчас я к тебе на трамвае приеду. Пара остановок.
Перед Новоспасским расчистили площадку. Раньше там была невнятная автойстоянка, за ней бездомные обычно ночевали. А тут красота. Скверик, дорожки и отличный вид на Новоспасский.

В монастыре блогерши в платочках ходили по газонам, снимали бузину и ранетки. Пока их охранник не попросил не ходить все-таки по газонам. Так вежливо попросил, что у меня чуть обморок не случился.
Пока ждала Веру, приобрела в ларечке мыло кедровое с запахом апельсина и корицы. За сто пятьдесять рублей.

Прошлись с Верой нашим обычным карантинным маршрутом. За монастырем ушли в дворы, по бульварам вышли к мосту напротив высотки на Котельнической, ушли в сторону Новокузнецкой, покормили меня в братьях Караваевых пюрешкой и морковными котлетами, там аншлаг был. Пришли к Вере в гости. Вера сделала мне гирлянду для моих новогодних фотосессий. Олег предлагал коньяк. Но я в фазе большой головной боли, боюсь. Котенок прыгал за мячиком. Гирлянда такая вся шариками красивыми.

Деточка звонила опять грустная. Сколько же будет потерь после этого прекрасного карантина. Нет, безусловно, есть те, кому отлично, кто потерпит, у кого отлично просто все вот так сидячи дома в полной изоляции. О других можно не беспокоиться. Главное, спастись, главное, чтобы не ковид. Right?

"И вот сидим мы такие за столом. Три пары. Они ужин приготовили. Я смотрю в окно, думаю, что я здесь делаю, я здесь чужая, совсем "

Что касается меня, жду этого идиотского аусвайса собственной деточки с нетерпением. Впрочем, Варя написала письмо в магистрат с просьбой выдать "временную визу", которая позволяет, пока ты ждешь аусвайса, сгонять домой.

- Не волнуйся, я зашла к Полине. Она живет недалеко от меня, так что если меня остановит полиция на улице, я могу сказать, что у меня ментальный срыв, поэтому мне необходимо было выйти на улицу. Я справлюсь.

Буду завтра гирлянду вешать.
А также "Любовь и анархия" - шведский сериал, очень-очень. До этого мы посмотрели Королевский гамбит.Он тоже ничего был. Красивый. Но этот как-то поэнергичнее

(no subject)

День как день. Вот вечером дождь как из ведра. И лужи потоками по асфальту. Ливневки в этом городе не справляются с потоками воды. И сентябрьские пробки. С нашей Пролетарки на машине на Павелецкую почти час тащились.

С утра снимала группу товарищей семьдесят плюс. Радостных.
- Вы так ловко нашли с ними общий язык, что мы вас еще позовем.
- Они же были миленькие.
- Ага, обычно они не такие миленькие.

Ругались с деточкой. Скорее так, деточка была мрачна. Деточка прочитала очередные новости про канцлера их австрийского. Канцлер грозился ужесточением мер карантинных. Предписал всем опять носить везде в общественных местах маски, не собираться больше десяти. И только внутри дома, канцлер в этом месте начал про права человека затирать, внутри дома, типа, дело хозяйское сколько народу может собираться, но все равно, канцлер попросил отнестись к этому разумно.
- Если он еще один карантин объявит, - сказала деточка, - я этого просто не вынесу. Я тогда в Россию поеду, если все равно учеба онлайн будет.
В этом месте я, конечно, сказала что-то на тему - только через мой труп. Деточка бросила трубку и полдня не отвечала. Написала ей гневный текст на тему, что если каждый раз, когда я говорю, что-то неприятное ей, она будет бросать трубку, то я тогда, я тогда тоже не буду ей совсем отвечать.

Collapse )

(no subject)

Все приходят сниматься в домашней студии, а на улице сейчас так красиво.
Фотографировала сегодня, практически, love story в городе. Сделали круг в центре по разным закоулкам. Получилась экскурсия. Показала ребятам кусок своей Москвы. Получилось красиво. В студии и зимой можно сниматься. Летом - прогулки - это просто красиво.
На Китай городе в одном из проулков насчитала пять автозаков. За распитие спиртных напитков народ пачками упаковывали. Подростков разных. Девочек и малчиков. Как будто этим можно что-то решить. Но точно у полицейких денег прибавляется после таких рейдов. Система здравствует.
Collapse )

(no subject)

На улице дождь. Горстка людей вышла за Светлану Прокопьеву и сидит сейчас в отделении. Я не пошла. Мне стыдно. У меня сегодня мигрень и после зубного болит челюсть. Но все равно стыдно. Человеку собираются шесть лет впаять.
Кто-то сидит по домам в городах и по-прежнему боится короны. Кто-то разъехался до сентября по деревням на изоляцию. Полное разобщение, изоляция, запущение, страх. Страх - отличная штука. Загнать всех по домам и пусть боятся.

Спасибо, есть те, которым не все равно, которым не страшно.
А мне все равно стыдно. Эта мигрень и дождь. И я никуда не вышла.

Впрочем, все одно и то же. Просто жизнь. Ну вот такая у нас просто жизнь.
У Вари Оливер и Джулиан съехали. Оставили пылесос. Варя хотела его притырить. Но тут Майк вдруг появился, давно его не было. Сообщил, что пылесос - общий. А также, что опять срочно надо поговорить о том, как обустроить быт.
- Я уже давно выношу свой мусор сама. Он у меня отдельно. И выносить мусор за Майком точно не буду. Впрочем, он сегодня сказал, что душ починит. Хоть так.

Варя также сегодня смотрела на разные факультеты, где не нужно тестирование и могут взять просто так. И это были разные интересные факультеты, к примеру: математика, наука о земле, география, астрономия, немецкая филология, метеорология, классическая филология, европейская этнография, физика. В общем, как-то несколько в другую сторону, нежели, химия. Варя размышляла, куда бы, на всякий случай, зарегистрироваться. В случае, если тест завалит. Завалить тест - маловероятно. Но я - паникер и считаю, что нужно подстраховаться. Но мы так и не выбрали пока, куда, кроме математики можно еще зарегистрироваться.

Также мы все-таки отправили банковскую карточку авиапочтой России. Стоило это рублей сто, если я не ошибаюсь. Дошло за две с половиной недели. Если бы корона, было бы быстрее. Говорят, это лучше чем ЕМС.

(no subject)

У меня завтра стоматолог в двенадцать, прямо сейчас болит живот и много картинок обработать. Бутылка рислинга на двоих прямо сейчас. Лето, липы цветут, рислинг. С пухом не задалось, также я умею складывать буковки в слова, так что кто-то где-то, небольшое количество, может заплакать от умиления, читая.

- у Натальи Владимировны - маска, так что вряд ли ей будет слышен запах перегара, - подбадривает меня Варин папа, подразумевая вторую бутылку. Наталья Владимировна - наш стоматолог. Очень милая.

- Так вот, представляешь, - рассказываю я деточке, рассчитывая на сочувствие, - мне твой папа говорит: "может надо начистить ему физиономию?" Это наш миролюбивый научный сотрудник. У которого когда-то был бокс где-то там в детстве. Можешь представить своего папу, который кому-то по физиономии бьет?
- Наш смелый суслик?
Collapse )

(no subject)

Настроение дурацкое. Очередной день сурка достал как-то совсем. Уже сил нет терпеть эту дурацкую изоляцию. Делать ничего не хочется. Картинки друзей со всех сторон мира, где они гуляют в парках, катаются на великах, позируют на фоне своих домов вводят в уныние. Насобирала старых картинок семейной хроники. Часть из них какого-то не очень хорошего качества. Но семейный архив. Деточка едет в трамвае заниматься математикой в своей теплой далекой Вене: "Не плачь, мы очень, очень скоро станцуем танец смешных тараканов все вместе, а не только онлайн. Я скоро приеду, Скоро, скоро откроют границы!" Но как они вот из таких крошечек вырастают вот в таких вот взрослых граждан?

И да, я знаю, что я их миллион раз постила. И мне все равно.

Барышня лет двадцати двух, точно не знаю сколько ей там постит фотографию себя лет семнадцати, где выглядит она ровно также как сейчас и пишет - как молоды мы были.
Чувствую какой-то подвох с высоты своих пятидесяти двух годов.
Могу сказать, что пик моей старости пришелся на двадцать пять лет, когда мне впервые в жизни на день рождения подарили цветы, двадцать пять штук, что во времена перестройки - немыслимая штука. Девушка подарила. С которой у нас какие-то там отношения были. Я традиционно подумала - лучше бы деньгами. Перестройка. Полной отсутствие денег и крошечка Лева четырех лет от роду, который в садике есть не желает, желает есть дома. А дома не особо с едой хорошо. Потому что Перестройка и с работами не очень.

И я даже помню как сидела в тогдашнем "Кризисе жанра" где в пределах Кропоткинской, понимая, что жизнь моя кончена совсем и никогда больше не буду молода и прекрасна.
Собственно, после этого наступила очередная сто двадцать восьмая молодость.
И никогда больше я не ощущала себя такой старушкой, как тогда в двадцать пять. Даже полумрак вечернего Кризиса помню.

Тем временем мы с Вариным папой досмотрели уже третью серию Anne with E. Прекраснейшая штука, надо вам сказать. Актеры, костюмы, съемка на пленере, интерьеры дома абсолютно безукоризненно.
Только очень волнительно.
Оказалось, что совсем больше не могу смотреть про буллинг.
- Мы просто с тобой престарелые суслики, - говорит мне Варин папа, - которые стали такими чувствительными, что больше не могут смотреть как кого-то обижают.

Между тем уже пару месяцев наблюдаю через сториз жизнь знакомых подростков. Квартира, где подростки тусят в условиях карантина. И это очень захватывающая история. Представляю, как через много лет они будут вспоминать эти странные времена в эпоху карантина

Неожиданно зачем-то встала на весы. Плюс два килограмма от начала карантина. Оно и так штаны не то, чтобы застегивались.
Придется запить это чем-нибудь. Также придумала, что если когда-нибудь граждане дети до нас доедут, в смысле границы откроют и самолеты полетят в разные стороны, будем встречать их в костюме динозавров и плясать смешные танцы.