Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

(no subject)

- Как твой день? - спрашиваю я у Д. немецкого мальчика, который сейчас гостит у меня вместе со своей чудесной московской девочкой.
- Хорошо, - отвечает он мне на английском, - в школе было интересно, - у него internship в немецкой гимназии.
- А твой? - я пытаюсь вспомнить, чем я занималась сегодня. Ничем таким особенным. Пыталась изучать программку по обработке картинок, вернее коррекции цветового баланса, но без особо успеха. Никак не могла себя заставить. В фотошопе уже все знакомо и просто. А тут опять все сначала. Впрочем, позже я вспомнила, что еще приезжал сын Лева за своими документами и мы часа два с ним тусили то там, то тут. Варвара звонила четыре раза, пока шла сдавать ПЦР тест, возвращалась обратно. И просто советовалась. Ах да, я еще один раз пропылесосила. И написала пару постов. В ночи выпили с Вариным папой рислинг и посмотрели две серии очередного сериала. Опять не позвонила Марте. Завтра позвоню.
А еще мои юные гости из Берлина купили мне белую с розовым оттенком гигантскую хризантему. Так что будет что снимать завтра.
Завтра же ожидается нашествие моих мелких племянников. Давно не видела. Соскучилась. Родители их отправляются на вечеринку.

(no subject)

я вроде как худею, ем регулярно понемногу. Да, и меня это тоже коснулось. Я полагаю, что моим суставам будет легче, если сбросить эдак килограмм пять.
Но вот в ночи так приятно съесть кусочек пармезана, который как-то случайно все лежал в холодильнике с того самого момента, когда Варя вернулась из Вены на каникулы и заесть его яблочным пюре, целую банку которого мама сегодня принесла. А до этого выпить пару бокалов вечного рислинга.

Деточка Варя звонит в ночи:
- Мама, я сегодня остаюсь у Вари. Она уезжает через пару дней. Хочется с ней немножко времени провести.
- Ты помнишь, что нам надо сделать доверенность нотариальную срочно?
- Давай в понедельник?
- Давай завтра?
- Нет, в понедельник.
- Окей. Но мы же с тобой тоже хотим провести время.
- У нас еще миллион времени вместе.
- Окей.

Еще чуть позже Варин папа:
- А где наше счастье?
- Ночует у Вари сегодня.
- Как это? Она же в четверг уезжает.
- В четверг, правда?

И это так понятно. Это вечное - родители вечные, любимые вечные, живешь прямо сейчас и в этот момент, и вот они - любимые друзья, с ними куда как веселее. И это нормально абсолютно. Все через это проходили. Но что-то грустно, что каникулы уже почти закончились, деточка возвращается в Вену.

Но я, конечно, ужасно суровая мамашка. Не знаю, как так получилось.
- Можешь меня прямо сейчас обнять?
- Прямо сейчас у меня, видишь да, много дел - надо закончить обработку картинок и дослушать один курс.
- Мне грустно, можешь меня обнять?
- Можешь на меня не падать? Вот этот комп отключается, если неловко его потрогать, а это просто лучше не трогать. И не надо вот так на меня заваливаться, мне больно.
- И что, даже пожалеть не можешь?
- По поводу чего? - но деточка уже отодвинула оба компа, прильнула и рука автоматически гладит волосы, - по поводу вот этого? Come on, ну это смешно. Вы опять встретили друг друга неожиданно, не смогли мимо друг друга пройти, и потом - а, этот козел, опять!!! Представляю, что он там восклицает после. Стоит ли после этого жалеть?
- Ну, мама, ну может же у меня быть иногда романтическое настроение?
- По поводу этого? Ну нет.
- Ты всегда будешь не любить тех, кто не любит меня?
- Всегда абсолютно.

И вот в ночи грущу по деточке, которая сегодня ко мне так прижималась, так прижималась. Мне было некогда, мне надо было закончить обработку. Обычная история.

Сегодня еще, конечно, смешно было. Моя мама, Варина бабушка, пьет чай, слушает Варино - ну какой козел, какой козел, спрашивает так спокойно:
- Варя, а у тебя не козлы бывают?
- Кому интересны хорошие малчики? - вопрошаю я в ответ.

(no subject)

Мы тут посмотрели "Земля кочевников". Думаю, все уже да, а мы только сегодня посмотрели.
Я даже два раза всплакнула. Такое возможное мутное будущее. И даже не вот это вот - как выживает большинство населения мира, когда каждый отдельный человек постарел, а все так же вынужден работать. А все вместе. И выживают, и одиночество, и двигаться - встретимся на дороге - пока тело позволяет.

Почему-то вдруг вспомнился Гас Ван Сент с его "Мой собственный штат Айдахо". Смотрела лет тридцать назад По видаку. Кассета неровного качества. Бескрайняя Америка. Начало пути, ты - юн и все также особо никому не нужен. "Земля кочевников" - такое завершение для тех, кто выжил. Или дожил, завершение истории про подростков, которые умудрились дожить до взрослых.
Collapse )

(no subject)

Я звоню деточке Варе, которой через пару дней исполнится двадцать, пока все еще девятнадцать. По Москве полдвенадцатого, мы смотрим параллельно два дурацких сериала, пьем вино и я звоню деточке Варе. Деточка Варя не берет трубку. Ватцап показывает, что в сети она была пару часов назад.
Я настойчиво перезваниваю через полчаса. Деточка Варя не берет трубку. Я начинаю волноваться.
- Ее телефон окончательно умер, - веселится Варин папа.
- Ты не понимаешь, это другое. Ну да, ну да, ты попадаешь в тот самый один процент - помнишь, что думает мама, когда я не беру трубку. Один процент - возможно, у нее разрядился телефон.
- Ты ее уже похоронила?
Минут через двадцать деточка неожиданно звонит.
- Варя, я - псих, прости, я волновалась.
- Мама, все хорошо. Зашли девочки, мы сидим в парке, пьем двухпроцентное или сколько там пиво. Вон за К. приехал малчик на машине. А у меня никакой романтики, совсем никакой.
- В смысле, еще вчера штук десять малчиков готовы были целовать руки и не только.
- Каких десять, мама? Всего лишь три. И разве это про романтику.
- Осмелюсь предположить, вряд ли бы ты сейчас хотела бы быть на месте К. и чтобы, именно этот малчик за тобой сейчас заехал.
- Конечно нет. Это другое. Но ты не понимаешь, в моей жизни совсем нет романтики.
- Ужас, конечно. Сочувствую.

А у меня вот сегодня было романтики выше крыши. Заезжала Оля, любезно согласилась посниматься для стоков. Любуемся сейчас с Вариным папой картинками.
- И вот как можно ее не любить, - говорит Варин папа, глядя на картинки. Абсолютно соглашаюсь.
Да, меня сегодня ворона прогоняла с дорожки. У нее там гнездо, летала за мной и орала громко. Как будто я собиралась вскарабкаться на этот самый тополь и всмотреться, что там у нее. Не всегда враг тот, кто выглядит как будто враг. Хотя да, психи кучкуются, чего уж там.

Ой, и еще забыла написать про лунный эклипс и обсуждения в нашем боу-чатике. Малчики и девочки обсуждали, в какой фазе луна и как это влияет на настроение. Я же просто хлопала в ладоши с пакетом поп-корна в руках.

(no subject)

Быывший одногруппник поздравил с днем Радио. Долго думала к чему это. Пока не вспомнила, что я заканчивала факультет радиотехники и электроники на физтехе, в студенческие годы ходили на лабы и много паяли. На всякий случай поздравила его тоже.

В десять утра, мучаясь похмельем, то проваливаясь в дурацкое небытие, то выныривая, была разбужена звонком из Вены.
- Что-то срочное?
- Поболтать?
- В такую рань? Как ты смогла в такую рань встать, что-то случилось?
- Нет, у меня семинар. Так что я поболтать.
- Позвони папе.
Collapse )

(no subject)

Поругалась с деточкой. По телефону. Вопила в трубку:
- ах так, полвторого ночи, понедельник, Ты в рюмочной. Бросай универ, иди работать. Завтра проснешься в четыре. Ура.
Деточка сохраняла спокойствие, требовала передать трубку папе, который на заднем фоне хихикал и даже немножко пританцовывал. Иногда говорил:
- Человеку - девятнадцать лет, что ты от нее хочешь? - В девятнадцать лет я еще пыталась усердно учиться. Правда, сейчас понятно, что непонятно зачем и был ли от этого какой-либо толк, потому как я после наверстывала вот это вот - девятнадцать лет, понедельник, полвторого, рюмошная, подругу бросил парень, я ее утешаю, мои родители, вернее мама, сходят с ума.

Рислинг пахнет бычками у меня постковидной. Жаль, конечно. Вот Варин папа уверяет, что рислинг пахнет божественно, этот конкретно рислинг. Вкус ок. Но пахнет бычками сигаретными. Обидно. Вернется ли когда-нибудь вкус? Кем будут твои дети, когда вырастут? Будет ли толк из тебя лично, когда ты вырастешь? И когда-нибудь оно наступит, когда ты, лично ты, наконец-то вырастешь? И почему раньше можно было все и всех бросить, занять денег и уехать в Лондон, а нынче даже на Стамбул не разориться.

На Нонфикшн один из психологов советовал, цитирую не дословно: при любой непонятной ситуации занимайся самоудовлетворением. Книга там еще была про секс. Размышляю, можно ли рислинг считать самоудовлетворением, если при этом болит голова?

- Зачем, зачем ты мне звонишь каждый час?
- Потому что я сегодня тревожная мама?
- Суслик разъяренный, - комментарий Вариного папы где-то из-за моего плеча.
- Вовсе и нет. Просто тревожный.

И как когда-то выкрикивала Виви своей деточке, из которой выросла очень достойная деточка: чтобы у тебя дети сразу тинейджерами рождались.

- В кого у нас такой ребенок родился? - вопрошает Варин папа.
- Я и ты, в кого, странно, да?
- Ты всегда был бешеным и вот это вот - удивительная способность находить себе разные приключения.
- На себя посмотри.
- Я относительно тебя, сама знаешь.
- Я давно уже не по приключениям. Солидная мадама.
- Возраст, оно понятно.
- Хотя, если двенадцать суток можно считать приключением, то я все еще могу всех удивить.

(no subject)

Я пью вино, когда у меня не болит голова. А она чаще всего болит. Она у меня всегда болит. Но я пью вино, когда у меня не болит голова. Получается не очень часто. Организму не хотелось бы, чтобы я была алкоголиком.
Я решила пройтись по Соррентино. "Молодой папа" не зашел. Но зато зашла "Юность". Сегодня смотрели "This Must Be the Place". И вино. Кино на троих. Вино на двоих. Тот самый редкий день, когда вино. Финальная сцена фильма. Где герой находит нацистского палача, мучившего его отца.
- А мне очень жаль этого старика, - говорит деточка Варя.
- Жаль, что мой отец умер раньше тебя, - говорит главный герой нацисту, жалкому старику.
- А мне не жаль, в конце концов, он всего лишь с ним пообщался, и не стал убивать. Я вот вспоминаю эту историю про мою прабабушку и всех родственников деда, младшему было около года, которых расстреляли где-то под Кривым рогом. Иногда представляю, как их, сбив в толпу, вели на расстрел. Совсем не жалко этих людей. Это удивительно, что дед был на фронте, его не задело и мы все родились.

Молчим. Вот ведь, правда, жизнь удивительна? Хорошее, плохое, черное, белое. А потом мы живем, дышим, радуемся, грустим.
Сегодня снимала для сайта, пятьдесят человек за три часа. Каждого спросить как зовут, узнать, где у него-нее кнопка, поговорить по-быстрому, три-пять минут на каждого. И в какой-то момент понять, что все три часа я произношу монолог, сама с собой, но лица оживлялись от этого моего монолога.
Впрочем, рекорд был - сто человек за день. Но там было проще, все были молоды, хороши собой и с желанием сниматься. Сегодня все-таки средний возраст был шестьдесят пять плюс.
А еще завтра съемка в два. Не надо вставать в раннюю рань, когда два дня подряд съемка к одиннадцати, и вот это все - проснуться, решить, какой объектив лучше брать, и что по свету.

(no subject)

Ночью снился круизный корабль, проплывавший по неведомой причине мимо замка Сант Мишель, там где сплошные топи. Новый год должен был случиться буквально вот-вот. Через пару тройку часов. Мне же надо было зайти в номер и взять несколько вещей. Лифт случайно остановился совсем не на том этаже. Я не заметила и вышла в незнакомый город. На некоторых этажах с помощью лифта можно было попасть в разные неожиданные города.
Это был маленький испанский захолустный город, темнота. Лифт еще тут же закрылся и ушел. Вход в него должен был быть совсем в другом месте, его еще предстояло найти.
Темнота, мусорные баки, собака с привязанной жестянкой на хвосте, пробегающая мимо. До Нового года считанные часы, и уже понятно, что выход я так быстро не найду. И еще у меня нет с собой телефона.
А картинка такая красивая как у американского фотографа Уильяма Эгглстона, такие сумерки.

Варя сегодня ходила к разным врачам. Гастроэнтеролог сообщил, что у нее нынче все намного лучше чем два года назад. Но несколько раздражен кишечник, так что надо бы пропить курс.
- Доктор, а можно ли мне алкоголь?
- А сколько вам лет? Девятнадцать? Ну один бокал белого сухого. Думаю, не повредит.
- И папа, - рассказывает мне Варвара, - он такой сразу глаза отводит.
- Ага, она потом в коридоре: эээ, мне что нельзя водку? У нас на выходных тусовка намечается на даче. И я ей: тише, не кричи на всю больницу, мне стыдно.
- А тебе почему стыдно? - уточняю я, намекая на разные непростые местами отношения у Вариного папы с разными спиртными напитками.
Collapse )

(no subject)

- Варя, могла бы ты свою шубу повесить, пожалуйста?
- Сейчас, - и не малейшего движения. Фильм смотрит.

Чуть позже.
- Мама, ты можешь перестать меня спрашивать, когда же я начну учиться? Давай ты будешь доверять мне?
- Ну уж нет, мне беспокойно, когда я вижу, что ты ничем не занимаешься.
- Мне будет тридцать, ты будешь мне звонить и спрашивать: Варя, ты ходила сегодня на работу?
Ну уж нет, конечно.
- Может и буду, - говорю, - но ты даже шубу в шкаф не убираешь. Так нечестно.
- Знаешь, как приятно, когда кто-то за тебя убирает шубу? Вот в Вене пришел, швырнул и никто, никто не уберется за тобой. А тут вы с папой это можете сделать.
Collapse )

(no subject)

- Мне кажется ты ко мне не очень-то эмоционально привязан, - говорю я сыну Леве. Мы уже выгнали муху в коридор и занимаемся каждый своим делом - я обрабатываю картинки, Варин папа что-то читает. Сын Лева удачно проходит мимо.
- Вы что выпили? - интересуется сын Лева, который уже месяц не пьет и еще полгода точно не будет.
- Нет, - отвечаю. Ну разве можно считать выпили - пару бокалов рислинга, вот я сегодня упала с лестницы, мне было себя жалко. Так что мне пришлось звонить Варе.
- Видишь, ты же не позвонила мне, как бы я мог узнать о том, что ты сегодня упала.
- И вообще, ты меня, мне кажется, недостаточно любишь. а я у тебя, между прочим, единственный родитель остался.
- Почему это единственный? У меня много родителей осталось. Вот, к примеру, - и он кивает на Вариного папу, - и Лариса Федоровна, - это Варина бабушка.

Смешно, конечно. Ты себя все еще ребенком чувствуешь время от времени. И все время в ленте вот это вот - родительские манипуляции, детские травмы. Потом ты выпиваешь пару бокалов рислинга и такой сразу расслабленной становишься, сентиментальной, что вот это самое, можно сказать, проделываешь. Хотя, на самом деле, всего-то пообщаться собирался и это и исполнил. Как смог, так и исполнил.

Посмотришь сториз в инстаграме - у всех такая идеальная жизнь, а меня опять никуда не позвали.