Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

(no subject)

Зовут меня - Елена Ростунова. Я - фотограф.
В свободное от работы время принимаю заказы на съемку - в Москве, Лондоне, Италии, Испании.
Семейные фотографии, свадьбы, корпоративы, фотографии для социальных сетей.
связаться можно по адресу - erostunova()gmail.com
Если вдруг кто-то нуждается в очень красивых фотографиях, пишите мне на мыло
portfolio

Collapse )

(no subject)

Расписала сколько будет стоить у меня посниматься в этом сезоне.
Первый вариант - погулять по Москве. Прогулка восемь тысяч рублей - один час в будни, в выходные - десять. Одного часа для съемки более чем достаточно. Минусы - холодно и все фотографии в верхней одежде. Ко всему прочему, у некоторых реакция на снег и солнце - прищуренные глаза. Но эта проблема решается съемкой ближе к вечеру. Плюсы - получается очень красиво. Я снимала зимой в Парке культуры, на катке в саду Эрмитаж, в Нескучном саду, в Коломенском, в Царицыно. Везде получается красиво. Но замерзли. Но красиво.
Collapse )

(no subject)

Голова, опять все время болит голова. Это делает меня несчастной.
Выбирала сегодня между Небо над Берлином, Касабланка и Мертвец. И вдруг захотелось цветного и легкого.Так что посмотрели Вики, Кристина, Барселона.

Там такая смешная Барселона. Совсем не такая, какую я знаю. Какую мне показывает Марта и ее семья. Мартина Барселона грязная, ободранная, пахучая. С проститутками на районе, маленькими гейскими барчиками. И все такое крохотное, обшарпанное, знакомое. И люди приземистые, в сланцах на босу ногу, небрежно одетые. И эти цыгане у дома напротив. И Мартина бабушка - седая старушка, которой няня-компаньонка красит ногти в ярко-алый цвет. У Вуди Аллена Барселона такая вся нарядная, зеленая, город хорошо одетых людей, у которых на лбу написано количество денежных знаков. Но такая милая, и все равно узнаваемая, конечно.
Впрочем, однажды где-то в Фуэнхироле мы познакомились с мужчинкой и он предложил нас свозить к нему на виллу. Он был женат, очень боялся, что жена про это узнает. Хотя мы то что? Всего лишь съездить, посмотреть, как живут граждане на виллах в Испании. Вилла была в горах. Огромное знание на большой территории. Сырость. А внутри все забито картинами, скульптурами и разной утварью. Тематика - Рейх и наци, Гитлер отовсюду строго смотрел на нас. Пластинки, книги. Все тронутое плесенью, потому что сырость. Это было начало апреля. Жуткий холод.
И как-то так грустно, одиночество этого странного мужчины, влюбленного в Гитлера. И все время повторяющего про свою жену и что нет у него никаких миллионов, как будто мы собирались на них претендовать.
На обратном пути он завез нас в кафе, где его явно знали. Попросил бутылку вина и каких-то закусок. И все время повторял по кругу, что мы ничего такого не должны подумать, что все переписано на его жену, а жену он любит.
Я была довольна поездкой. Я люблю смотреть кино, которое показывает мне жизнь. Он почему-то был напуган. Своей смелостью? Вывез двух барышень куда-то там и тут же пожалел, вдруг кто-нибудь увидит и расскажет жене. Хотя, скорее он себе придумал, что мы здесь, чтобы охомутать его.
- Вот, - говорю, - Варя, у тебя же теперь тоже есть своя Испания? В районе Гранады. Хотя каждый каталонец скажет тебе, что Барселона и Испания - это две разные вещи.
- Да, у меня теперь тоже есть моя Испания.

И занятно, конечно, но первый раз на меня этот фильм не то, чтобы произвел впечатление. Сегодня же было приятно его посмотреть.
И надо бы купить себе теплые штаны и срочно отремонтировать молнию на куртку. Двадцать третьего, судя по всему, придется провести время на улице. Как человек приличный, не могу остаться дома.

(no subject)

Смотрели "Ночь на земле" Джармуша.
Второй эпизод с таксистом-клоуном, который оказывается в Бруклине и не очень знает как выехать.
- Ну вот, - говорю Варе, - теперь я буду за него бояться.
- Зачем ты мне это сказала, теперь я за него тоже буду бояться.
В итоге я теперь еще боюсь за пастора из Рима и Аки из Хельсинки. Люди - такие хрупкие, такие, местами, ранимые и беспомощные.
Но какая картинка. Все эти трущобы больших городов в ночи, отблики фонарей в лужах на асфальте. Большие старомодные машины со сплошными сидениями, в которых можно курить и маленькие девочки подкладывают под себя толстенные телефонные справочники.
Первый раз я смотрела "Ночь на земле" в девяносто втором? Мы пили всю ночь в чьей-то квартире, так что утром я сидела на чужой кухне, размышляя чем бы позавтракать. В кухню вошел английский гражданин, замотанный полотенцем, после душа. И был поставлен в тупик моим предложением - сделать мне завтрак. Он отбивался как мог со своим плохим русским. Объясняя, что в правильном обществе женщины должны сами себе делать завтрак.
Через пару часов проснулась толпа и мы оказались на утреннем сеансе. Нас несколько человек, и взвод сонных солдат, которых не знаю почему отправили смотреть кино. Мне уже надо было торопиться. Так что я посмотрела всего первых две новеллы. И только через пару лет досмотрела все остальное. Память стирает подробности, оставляя только ощущения, запахи, цветовые пятна.
Ночью же снилось, что мы куда-то путешествуем. Я со спутником, лицо размыто, на велосипеде. Он на багажнике. Ненавижу велосипед. Оля почему-то на тракторе. Таком небольшом. Останавливаемся в сельской местности, где почему-то надо спать на высоких широких шкафах, куда карабкаться по выдвижным ящичкам. А вокруг шкафов - виноградники и солнце.

(no subject)

И я как все. Открыла себе аккаунт https://www.minds.com/register?referrer=erostunova Буду туда перепосты делать. И детей в трусах и лифчиках там грузить можно. Надо, кстати, проверить, можно ли там ню постить. Судя по всему, да. Mewe пока не дает открыть аккаунт, говорит - ждите. Так что если что, давайте добавляться. Также обнаружила несколько граждан, которые меня забанили здесь. А там свободно можно подглядывать за их жизнью, прямо вау. Отсюда не ухожу, если что

(no subject)

Варин папа сегодня работал, так что смотреть кино пришлось с Варварой.
- Что смотрите? - спросил сын Лева, заглянув к нам в комнату.
- V for Vendetta.
- Хороший, я два раза смотрел.
По мне, конечно, ванилька и слишком все по закону жанра, ни одной шероховатости. Но под коньяк вполне себе. И Стивен Фрай, опять-таки.

Периодически изучая профили Вариных малчиков-знакомых-дружбанов. Какие они все прекрасные.
- Ну да, они там все красивые.
Какие они еще, знаете эту историю - пахнут молодостью, куда их повернет, во что они вырастут, кто знает. Мое стареющее поколение. Куда делись все те щеголеватые малчики, которые так ловко танцевали, любили, выпивали и грудь нараспашку?

- И он поцеловал меня. Я куда-то там шла, спросила, есть ли здесь булавка и он поцеловал меня, и тут же сказал: только не надейся ни на что, я - бабник. И я ему - ты что, не заметил у меня засос на шее? Он отстранился, посмотрел на засос серьезное. И я ему - и ты что, не в курсе, кто сегодня герой дня, вечера? Кого сегодня на кухне весь вечер обсуждают?

А я потом изучаю их профили, и вижу нас, молодых, счастливых, не обезображенных еще всеми этими мыслями о будущем. Прекрасно быть молодым. Даже если очень трудно, как подсказывает мне это самое молодое поколение.
И реально они там все красивые. Один другого краше.
- Мама, а потом ты по громкой связи мне такая - "спроси, спроси, как у него зовут папу? Его зовут ровно также как твоего. Смешно, да? Это знак". А он вдруг так испугался.
- Почему? Это же, и в самом деле, ужасно смешно.
- Ну такое.

(no subject)

Полкомнаты занимают собранные вещи. Много-много разных кульков и пакетов. Неравнодушные люди привезли.
Завтра с утра поедем на Смоленщину.
Деточка Варя вернулась домой в хорошем настроении.
- Да, - сказала деточка Варя, - иногда смотрю на друзей. Везде одно и то же. Так жалко было Васю. Его родители собирались в гости к другому своему сыну. В четыре должны были выйти. Без пятнадцати четыре они будили Васю. Вася, не открывая глаза, говорил, что он ровно в четыре встанет и все будет нормально. Он еще надел штаны, ну такие, знаешь, коровьи пижамные своей подружки. Его папа, увидев это, назвал это безобразием и немедленно потребовал переодеться. Понимаешь, видимо, у каждого родителя есть какой-то тригер, на что его вставляет. И тут такой скандал. Вася ему говорит: "ладно папа, раз так, пойду я, пожалуй, в этих самых штанах досыпать. Раз уж ты не хочешь со мной таким идти". В этом месте я пошла домой. Не знаю, чем закончилось. А так да, Вася тут сидел на кухне и курил свою траву, знаешь, через стеклянную колбу. Заходит мама и говорит: "Вася, ты совсем обнаглел? А если папа увидит?" "А папа уже ушел, - говорит Вася, - так что не увидит". В общем, судя по всему, скоро Вася будет ходить к моему психотерапевту.
- Скоро вся твоя компания будет ходить к твоему психотерапевту. Сколько их уже к ней ходит? Потом цена у нее совсем повысится и она станет нам не по карману.

Варя решила поменять дату экзамена по химии. Сейчас у нее на начало февраля. Хочет поменять на конец. Экзамен - очный. Так что надо возвращаться в Вену. Новый семестр начинается в марте. Если поменять дату, можно здесь пробыть еще до конца февраля.
- Вот, - говорит, - у меня вход в онлайн банк венский банк заблокировал. Не могу проверить, списывает ли страховка деньги или нет.
- Как же так? - спрашиваем.
- Ну банк много раз меня просил поменять пароль в онлайн-банк, а я все не меняла и не меняла. Так что они, в итоге, заблокировали.
- Варя, ну как же так, ну серьезно.
- Ну мне-то всего девятнадцать, - говорит деточка, - что вы от меня хотите. Я и так много научилась за этот год самостоятельной жизни.

Мне сегодня написали два приятных отзыва о моей работе. Снимала вчера и позавчера. Надеюсь, что к середине января начну опять снимать натюрморты.

(no subject)

C тинейджерами тяжело. Весь мир крутится вокруг них. Неважно, что ты живешь с постоянной болью или просто вот сегодня неважно себя чувствуешь, весь мир все равно будет крутиться вокруг тинейджера. Потому что у тинейджера может быть депрессия, бессоница или просто тяжелые мысли и это надо понять и принять, и кто ты такой, чтобы судить об этом? Несчастный взрослый... И если ты пытаешься объяснить, что тинейджер не прав, ты просто давишь на него. Все, что тебе полагается - хлопать в ладоши, восторгаться, подбадривать. Говорить, что твой тинейджер - самый лучший, самый умный и все у него будет хорошо. Ты должен верить в своего тинейджера. А не вот это вот - обращать внимание, что кто-то оставляет после себя бардак, что в комнату его нельзя войти, что было бы неплохо начать учиться или заняться каким-либо делом. Каждый тинейджер лучше тебя знает, как ему жить. И не надо на него давить.

- Надо ей дать пересмотреть первую серию "Girls", - говорит Варин папа. С утра он настроен решительно. Он говорит, что так дольше продолжаться не может. Ну сколько мы еще сможем нашего тинейджера поддерживать, если он продолжит вести себя в том же духе, думать, что мир только вокруг него вращается?

К вечеру Вариному папе предсказуемо становится жалко нашего тинейджера. Надо отметить, что без веселого, зацикленного на себе, тинейджера к вечеру и, вправду, немножко тревожно.

Никто не заскакивает в комнату с веселыми танцами, не кидается на тебя, придавливая всем весом и целуя со всех сторон, не просит сделать чай, не устраивает бардак.
- Бедная наша сиротинушка, - говорит Варин папа, - обидели мы ее.
- Ужасно обидели, - поддакиваю я.
Collapse )

(no subject)

На съемки приходят люди с библейскими красивыми лицами. Устраивают суету и веселье. Приносят разные сладости и вкусности. Желают всяких веселостей на прощание.
Радек присылает маленькие ролики, где он бредет вдоль канала, обросший и поэтому взрослый, в шляпе, подмигивает мне.
Деточка Варя говорит всякие правильные вещи, про осознание всего и вся, как важно расти, как она учится и расширяет границы своего мира. А потом на пару ночей - ЙООО! Мне девятнадцать! Весь мир у моих ног! Главное повеселиться прямо сейчас! Забить на все! Какая такая учеба? Так я ведь училась, - обычный такой подход человека в девятнадцать лет.
Деточка Варя как-то добавила меня в программку, участники которой могут видеть, кто где находится. Так что теперь, вместо того, чтобы звонить каждый час, я открываю программку, программка весело спрашивает - как делишки у моей детишки? и показывает местоположение.
- Вчера в одиннадцать от деточки пришло сообщение - я сейчас еду на запретную тусовку, - запретная тусовка продолжалась до пяти утра, - там был такой диджей, все девочки крутились вокруг него и брали у него телефоны. Ничего особенного. Но я подумала, может есть в нем что-то, если все девочки вокруг него.
- И тоже попросила у него телефон?
- Ну нет, я не про это. В какой-то момент мне показалось, что он на меня смотрит. Хотя, может просто показалось. Сейчас тебе покажу его. Как он тебе.
- Ну так, не в моем вкусе.
Написал неожиданно Ислам. Мы когда-то его вместе с Ксенией учили его русскому языку в школе для детей беженцев. Папа - сириец, мама русская. Ох, как я пару раз выгоняла его с урока! Было немножко стыдно, конечно. Я - такая взрослая. А они всего лишь дети. Такие с гонором. Они еще с Махмудом ругались вдрызг. Махмуд - курд. Прибыл в Россию в фургоне с какими-то вещами. Должна была быть Германия, оказался Брянск и депортационная тюрьма. И вот я топала непедагогично ногами и вопила, что мне плевать, кто у них в кого там верит, что они сейчас в России и это значит, никаких дрязг, никаких войн, и вести себя прилично. Бог любит всех. Ислам со старшей сестрой ходили пару месяцев к нам. Мы иногда гуляли по Москве. В какой-то момент они больше не пришли, устроились на какой-то завод по сортировке мусора. Я все время пыталась вбить в голову, что надо учиться, иначе никакого будущего. Но это знаете, в пользу бедных, учиться, когда есть нечего. И какое будущее у людей без статуса?
Ну вот, малчику нашему сейчас шестнадцать. Наш малчик угнал с дружбанами машину кашеринговую. Посидел за рулем. Их поймали. Так что скоро суд. Он по нам скучает. Мы года три не виделись. Он хотел бы приехать к нам в школу, в которой мы сейчас больше не работаем, не сошлись характерами с директриссой хипстерской. Он очень осознал все наши слова, о том, что надо учиться, иначе никакого будущего.
Вот так, ничего такого, а кто-то вспоминает о том, как он ходил в школу пару месяцев и его учили там парочка смешных учителей. И это было хорошее время. Я бы пришла к нему на суд. Но нынче в суды не пускают с этим ковидом. Договорились погулять как-нибудь.

(no subject)

- Все животные грустны после соития, - говорю Радеку.
- Это еще почему?
- Не знаю, это, мне кажется, я у Джойса в Улиссе читала, ты читал Улисса?
- А что это?
- Радек, тебе точно надо прочитать. Сейчас ссылку кину.

- У меня новый наряд для тебя?
- Хочу видеть, - присылает маленький ролик, что-то от Маквина, руки перебирает шелк, быстрый просвет и Радек в трусах, быстро-быстро размазан. Перезваниваю. Берет трубку. Даже странно.
- Решила, что хочу поговорить, после того, как увидела тебя.
- Дарлинг, тебе надо было смотреть на наряд. В этом сезоне никаких simple sale, так что Оливер прислал мне одежды просто так.
- Когда кончатся деньги, ты сможет ее продать.
- Я думал об этом, но сначала надо, чтобы ты меня в этом сняла. Хотя, конечно, не мой стиль. Но мы что-нибудь придумаем. И ты так и не прислала мне последние фотографии, которые мы в Варшаве в феврале сняли.
- Как у тебя дела?
- У Конрада - ковид, и еще у двоих соседей. У меня тест негативный. Все сидят по своим комнатам.
- Ты же болел в феврале.
- Ну да.
- Правительство деньги платит за простой?
- Да, до марта платить будут.
- Время заняться чем-нибудь креативным?
- Да, собирался, как водится, с завтра начать.
- Как твой грайндер. Скучаю по историям из грайндера.
- Нормально, нынче же Рождество грядет. Смешное будет Рождество.
- Ага, первой за шесть лет, когда мы не вместе встречаем. Было бы забавно все-таки, если бы я приехала и застряла бы в Лондоне в ковидном доме.
- Повезло, что ты не купила билет.
- Даже не знаю. Столько пропустила.
Collapse )