Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

(no subject)

Зовут меня - Елена Ростунова. Я - фотограф.
В свободное от работы время принимаю заказы на съемку - в Москве, Лондоне, Италии, Испании.
Семейные фотографии, свадьбы, корпоративы, фотографии для социальных сетей.
связаться можно по адресу - erostunova()gmail.com
Если вдруг кто-то нуждается в очень красивых фотографиях, пишите мне на мыло
portfolio

Collapse )

(no subject)

Расписала сколько будет стоить у меня посниматься в этом сезоне.
Первый вариант - погулять по Москве. Прогулка восемь тысяч рублей - один час в будни, в выходные - десять. Одного часа для съемки более чем достаточно. Минусы - холодно и все фотографии в верхней одежде. Ко всему прочему, у некоторых реакция на снег и солнце - прищуренные глаза. Но эта проблема решается съемкой ближе к вечеру. Плюсы - получается очень красиво. Я снимала зимой в Парке культуры, на катке в саду Эрмитаж, в Нескучном саду, в Коломенском, в Царицыно. Везде получается красиво. Но замерзли. Но красиво.
Collapse )

(no subject)

- Мне сегодня приснился ужасный сон. Такое плохое настроение было после.
- Все умерли опять? - думаю про себя участливо.
- Вы с папой были такими гадкими. Вы написали книгу, в которой собрали все мои гадкие привычки. Принесли ее мне.
- Ты хотя бы успела ее прочитать? Очень интересно, какие твои гадкие привычки были описаны в этой книге?
- Нет, я так рассердилась, что швырнула книгу на пол. Ты еще часть этой книги в жж выложила, как обычно. Такие были гадкие.
- В твоем сне.
- Такое было отстойное настроение после.
- Сейчас улучшилось?
- Ну так. Я все-таки решила, что могу позволить себе отдохнуть. И не учиться прямо сейчас. Но это все равно фрустрирует, - помнится не далее как пару дней я уговаривала деточку забить уже на все и расслабиться. Смысл какой переживать что не учишься, если все равно не учишься. К тому же лето, ну и вообще. Забить-забили, но деточку все равно расстраивает, что она не может сейчас учиться.
Collapse )

(no subject)

После двух вечеринок подряд, впервые в жизни провела целый день в постели с Вариным папой, с ноутом и сериалом Jane the Virgin. Не рекомендую. Such a waste of time. Можно, конечно, утешаться, что нынче полное отсутствие английского в жизни. А тут по нескольку часов в день, да еще на скорости в полтора, этот самый английский не уходит, хотя вряд ли приходит. И там еще в этом сериале бабушка говорит на испанском, в этот момент английские субтитры любезно высвечиваются. Постепенно испанский становится несколько понятнее. Так узнаваемы каталанские интонации Марты.

В общем, досмотрели до пятого сезона. Надеюсь, еще пару дней и никогда больше сериалы длиннее одного сезона.

Радек шлет видосы с домашних вечеринок, где все в корсетах, на каблуках и танцуют, типа, соблазняет - come and stay. И они там все такие знакомые-предсказуемые-свои. И я такая - может быть я уже из этого выросла? Или пора в Лондон все-таки на пару месяцев, сразу так радикально? Или я все-таки уже выросла из этого, и у меня другие дела? Это как из Сахарово сразу в сериал обратно. Сложно, все сложно - статус.

Варвара сегодня тоже рассказывала про все сложно. Друзья вокруг, у всех все сложно.
- Видишь, - говорю, - относительно них, твои проблемы совсем не проблемы.
- Не надо обесценивать мои проблемы, - говорит, - не надо сравнивать проблемы друг друга.
- Э, - говорю, - ну это как вот кто-нибудь болеет чем-нибудь смертельным, ты на это смотришь и думаешь: да, мои проблемы совсем ничто относительно этого.
- Это разное, это не значит, что твои проблемы совсем не проблемы, - эпоха умных слов. Не очень понятных слов, местами. Впрочем, у подростков и должно быть все серьезно? Хотя, двадцать - это уже не подросток, но серьезно все должно быть в двадцать, и ты к себе очень с пиететом в двадцать.
И все-таки, как прекрасно, просто отключить голову совсем, забить ее каким-нибудь несерьезным сериалом.
И еще утешить себя, что иногда, иногда мы по-прежнему смотрим хорошее кино и даже читаем хорошие книги.

(no subject)

Неожиданно всплыло несколько постов от людей, которые вроде даже не друзья. От некоторых людей пахнет нафталином. Вроде бы они даже моложе меня. Эдакие премудрые пескари у которых уже все было. Так странно. Вроде бы живут сейчас, а записи, как будто сто лет назад жили и сразу родились столетними премудрыми пескарями. Возможно, я так и не повзрослела. Вечный инфантильный ребенок-переросток. Бывает

(no subject)

C утра отвезла упаковки, которые снимала. Хотела доехать до Мосгорсуда, где была апелляция на лето по делу Доксы, но что-то не хватило сил, стыдно. Но как-то так, да. Ребят оставили под домашним арестом. Вся эта наша жизнь один большой мультик, много параллельных линий. Суды, посадки, несправедливости, смерти, радости, любови, путешествия и все в одном и том же времени. Закрыть глаза и не видеть того, что происходит вокруг. В конце концов и в сталинские времена народ вполне себе жил. Не всех же убили. А нынче до сталинских времен ну очень далеко, давайте по-честному.

Вечером снимала ребят, которых снимаю уже лет пять, я так думаю, судя по возрасту Филиппа. Есть в этом что-то такое - семейный фотограф, к которому из года в год приходят люди. Погулять в парке, поболтать за жизнь, посмотреть как Фил ловко лазит куда-то вверх и вниз, запускает свою машинку с горки и веселится, обнимает на прощание. Интересное чувство. встречаешься один, иногда пару раз в год, а родные люди уже. Одним словом - семейный фотограф.

Деточка Варя, то взлет, то посадка. То депрессия, то восторг. На фоне лета, странной Москвы и дурацких, но любимых родителей. Некоторые из которых как что-нибудь придумают, а ты участвуй.
- Иногда мне было стыдно за вас, иногда мне было жалко вас, вы так суетились, но я так вас люблю.
Рассказываю сегодня Филу, которому шесть или семь?
- Она просыпается в пять!
- Я тоже просыпаюсь в пять, - говорит мне Филипп.
- Она просыпается в пять вечера. У нее каникулы и лето.

Она просыпается в пять, долго слоняется по квартире в не очень одетом сонном виде. Завтракает тем, что было приготовлено вчера на ужин. Настоящие такие московские каникулы. Очень хорошо,когда деточка дома. Даже если мы постоянно спорим и ругаемся. Чувствую себя такой живой.

- Суслик мой, - звонит мрачной мне мрачная деточка, - я вот представила, как ты там дома сейчас в печали и грусти, и даже не знаешь где я. Решила тебе позвонить, что я в порядке, я с Борисенкой, собираюсь ехать на Китай-город, люблю тебя, хоть ты была и не права, но мне не нравится быть с тобой в ссоре.
- Я! БЫЛА НЕ ПРАВА? - вскипаю я немедленно. А внутри там отпускает. Деточка позвонила. Я знаю где она, все отлично. Впрочем, она намедни меня опять подключила к программе, позволяющей отслеживать ее местонахождение, чтобы я не тревожилась и мне от этого немножко спокойнее.

Деточка собирается в Жижицу к дружбанам.
- Скажи мне, что я еще должна взять кроме спрея от комаров?
- Деньги, паспорт, пару топиков и штаны, которые закрывают ноги - от комаров, и эти твои лекции по химии? И зарядку.

- Я тут посмотрела варианты следующих экзаменов. В этот раз все серьезно. Такой вполне себе университетский уровень.
- Ну давай по-честному, этот курс ты вывезла на предыдущих знаниях.
- Нет, дело даже не в этом. Я не знаю, какой длины там экзамен. Но в пробниках вопросы к нему на четырех листах, заполненный с двух сторон. Это часа на четыре?
- Ты справишься, с твоим-то мозгом.

То взлет, то посадка. Жалко, что нельзя писать обо всем-всем здесь внутри, это не каждому еще и расскажешь, пара-тройка человек, которым ты по жизни можешь рассказать, что стряслось. Может быть когда-нибудь постфактум в зашифрованном виде.
- Ты же не будешь об этом писать? - спрашивает Варин папа.
- Я что, тэпэшка по-твоему? - удивляюсь я, зачем-то используя тинейджерскую, лет двенадцати, лексику, - обижаешь.
И тут же думаешь, ведь ничего такого криминального, но иногда так хочется встать на табуреточку и всем вокруг рассказать про свою жизнь и всех вокруг. Это как рассказать, что у наших соседей по этажу есть еще одна собака, зовут Юпитер. Такая крохотная рыжая мелкая собачонка, пушистая, модная нынче. Громко лающая. И у них же милейшая барышня Алиса трех лет от роду. И красивая мама, отлично разговаривающая матом в критических ситуациях, и стильная бабушка с сигаретой, и такой накачанный в татуировках мрачный папа с мотоциклом. И вот они стоят все около своей машины. Вернулись с дачи с мешком огурцов. Бабушка курит. Папа с мамой смотрят в содержимое багажника, Зевс лает, Алиса прыгает на одной ножке и ноет - я домой хочу.
- Перестань орать, мы не на даче, - говорит папа в татуировках.
- Беги до того угла, - предлагает бабушка, - с Юпитером на перегонки.
Алиса разворачивается и бежит.
- Юпитер, сука, беги давай, - кричит мама, подпихивая Юпитера под попу. Юпитер радостно лает, крошечный такой комок шерсти и скочет за Алисой. Обгоняет.
- Ты сделала его, - кричит ей вся семья, - ты молодец!

- Как же я без тебя целую неделю? - спрашиваю я деточку в ночи.
- Ты что хотела бы чтобы я бросила все и сидела бы всегда около тебя? - вопрошает она раздраженно.
- Ну нет, ну что ты, это риторическое предложение. Просто я уже опять привыкла, что ты живешь с нами.

(no subject)

Когда тебе пятьдесят три, ты набрала лишний вес - ужасно раздражает, больше чем морщины, ты с некоторым недоверием относишься к собственной внешности. Учитывая, что всю жизнь с некоторым недоверием к ней же и относилась. То это как бы логично. Намедни спускаюсь в метро с хмурой физиономией, день не задался. Навстречу пожилая женщина, что-то бормочет. Подхожу, наклоняюсь.
- Вы такая молодая, красивая, задорная. Вам, наверное, лет этак тридцать девять!
- Вам нужна помощь? - спрашиваю с удивлением, думая, что, видимо, ей от меня что-то нужно.
- Нет, просто хотела сказать, как здорово вы выглядите.
Сегодня с утра в попытке распечатать фотографию на документы заглядываю в соседний киоск, где три совсем юных двадцатилетних гражданина возятся с техникой. Эдакие студенты технического вуза.
- Простите, пожалуйста, не подскажете, ваши соседи совсем закрылись или это временное отсутствие? Они отрываются от своей железяки. Начинают улыбаться дружелюбно. Один из них, заглядывая в глаза:
- Какая у вас красивая прическа, - не отрывая взгляда. Долгий такой взгляд. И вот раньше бы я восприняла это как должное. Ну обычная тема, ты кому-то понравился, он с тобой флиртует. По нынешним временам сразу понимаешь, что с тобой что-то не так, пытаешься вспомнить, смотрелся ли ты с утра в зеркало и что там с твоей физиономией. При этом у меня то самое состояние, когда Варин папа обычно говорит - челюсть задвинь.
- Нет, они похоже закрылись, попробуйте в Копирке через дорогу, - говорит второй парнишка. Первый же продолжает смотреть.
- Спасибо, хорошего дня, - говорю я. Размышляя, как оно накапливается это глобальное недоверие к окружающему миру, ожидание подвоха и неумение принимать комплименты. Даже не улыбнулась им в ответ. Видимо, давно не была в Лондоне.

(no subject)

У деточки Вари разбитое сердце. Она вернулась домой часов в семь, с порога сообщила нам, слегка приоткрывшим по одному глазу: "Какой козел, нет, ну какой козел!". Часов до девяти перемещалась с кухни в свою комнату с бутербродом с колбасой и что-то возмущенно бормотала Янке, которая чилила где-то там в Греции. В квартире стремительно запахло алкоголем.
- Я разбила коленку, пока искала Дунин десятый айфон, она плакала. В итоге, они на меня все обиделись, потому как я ушла с этим козлом и ни с кем не попрощалась.
- Надо переставать использовать это слово в своей речи, почему она все дурное так ловко перенимает, - задумчиво сказал Варин папа.
- Я шла мимо Макдака, у меня кончились деньги, у Дуни не было денег и мне пришлось за нее платить, так что теперь она еще больше денег мне должна. Я так люблю завтраки в Макдаке. Вот такого никогда со мной не случалось в Вене, чтобы у меня кончились деньги на завтрак в Макдаке.
Collapse )

(no subject)

Пух неплохо так прибило к земле. Один из ремонтников, делающих в нашем доме капремонт, все время распевает песни на каком-то своем языке. Очень уютно. Особенно в ночи. Люблю, когда люди поют.
Алена пишет из Питера:
- Только что мимо прошла Написат.
- Да, она в Питере, у нее по плану много пить и тусить, ты с ней поздоровалась?

Варя проснулась в три, очень рано, надо сказать. До четырех выясняла какие-то сложные вопросы с разными барышнями в разных частях света, ехать в Жижицу-не-ехать, особенно, если там сейчас кто-то, с кем не хочется жить в одной комнате. Ближе к пяти позавтракала. Написала четыре письма на немецком. В универ на тему потери студенческого билета, в страховую компанию на тему потери страхового полиса, преподу по математике на тему того, что оценка по математике до сих пор не появилась на сайте универа и в австрийское консульство в Москве на тему - что делать, если карточка вида на жительство утеряна, а в Вену все равно надо вернуться.
На этом месте деточка Варя сильно утомилась и уснула.
В девять я интересовалась у спящей гражданки будет ли она ужинать. Сонная деточка ответила, что да, ей надо оставить и картошку и салат. В полдесятого сонная деточка выползла на кухню, очень удивилась, что ей оставили картошку и салат.
В одиннадцать деточка отправилась на тусовку. В полвторого деточка говорила по телефону:
- Да, мы сейчас завезли подружку к ней домой, она слишком напилась. Сейчас возвращаемся с Дуней обратно на тусовку. Не волнуйся, у Дуни тоже короткая юбка, мы выживем. Целую. Про планы пока не знаю. Напишу. Можешь присоединить меня в той самой программке и будешь отслеживать мое местонахождение. И Дунино тоже. Она разрешает.

А я бы сейчас, наверное, вполне хотела бы оказаться в East London, ходить по ночным улицам и снимать людей радующихся лету, теплу и жизни. Как-то так

(no subject)

- Можно я взвешусь быстро, включу свет? Учитывая мой полный живот, почти пятьдесят девять килограмм.
- Почти столько же сколько я весил в ее возрасте.
- Что папа сказал?
- Что ты весишь столько же, сколько он весил в твоем возрасте.
- Вот нехороший человек.
- Почему?
- Ну мужчины обычно весят больше чем женщины, он что, хочет сказать, что я - толстая?
- Да вы почти одного роста.
- Сколько у тебя рост? - спрашивает Варин папа.
- Ну что-то там метр семьдесят два.
- Ну вот.

Если во дворе относительно тихо, слышно как у соседей кто-то спускает воду в туалете. Впрочем, просто все слышно. Думаю, слышно, когда мы смотрим дурацкий сериал на скорости - в полтора, Джейн - девственница, на английском и Варин папа громко хохочет в разных местах. Сосед Антон снизу кричит соседу по нашей площадке, который курит в окно. Три часа дня.
- Диман, ты что такой хмурый?
- Да я только проснулся, - у нас правильный подъезд. Все ложатся спать поздно-поздно.

- Варя, у меня завтра съемка в три часа, слышишь?
- В смысле, чтобы я не расхаживала голой по квартире?
- Да уж, пожалуйста.
Collapse )