Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

(no subject)

Зовут меня - Елена Ростунова. Я - фотограф.
В свободное от работы время принимаю заказы на съемку - в Москве, Лондоне, Италии, Испании.
Семейные фотографии, свадьбы, корпоративы, фотографии для социальных сетей.
связаться можно по адресу - erostunova()gmail.com
Если вдруг кто-то нуждается в очень красивых фотографиях, пишите мне на мыло
portfolio

Collapse )

(no subject)

Расписала сколько будет стоить у меня посниматься в этом сезоне.
Первый вариант - погулять по Москве. Прогулка восемь тысяч рублей - один час в будни, в выходные - десять. Одного часа для съемки более чем достаточно. Минусы - холодно и все фотографии в верхней одежде. Ко всему прочему, у некоторых реакция на снег и солнце - прищуренные глаза. Но эта проблема решается съемкой ближе к вечеру. Плюсы - получается очень красиво. Я снимала зимой в Парке культуры, на катке в саду Эрмитаж, в Нескучном саду, в Коломенском, в Царицыно. Везде получается красиво. Но замерзли. Но красиво.
Collapse )

(no subject)

У нас на кухне теперь говорят по-английски. Гости. В Москву пришло лето. Мы с Вариным папой смотрим Skins. Опять. И запиваем рислингом. Бесконечные приятные встречи. Деточка звонит.
- Знаешь, мне хорошо. Я вдруг вспомнила, как хорошо жить одной. Никто тебе ничего не готовит. Так что приходится готовить самостоятельно. А если готовить, то тогда уж что-нибудь вкусное. У меня столько теперь обязанностей. Мне не хватало этого. Вот, меня мучает совесть сегодня. Я не успела подготовиться к семинару по математике. Иду на день рождения к Жанель. Меня мучает совесть. Это все ты.
- А я при чем?
- Ты меня такой родила. А потом так воспитала. Что вместо того, чтобы думать о приятном, меня мучает совесть из-за этого семинара по математике. А еще знаешь, так странно, если тебе с кем-то было классно на тусовке. Это не значит, что потом, в трезвом виде, тебе будет о чем поговорить с этим человеком. Мы тут встречались с девочкой из Люксембурга, ходили на полуостров. И это было странно. Хотя, может быть, нужно время, чтобы привыкнуть к человеку.

У меня были веселые выходные. Я встречалась с компанией тех, кого снимала для проекта "Сокамерники". Пианист и пианистка, два кандидата филологических наук - тоже семья, яхтсменка-программист и еще разные приятные люди. Все сидели в Сахарово, в разных корпусах и на разных этажах. Маленькое кафе. Бухло можно с собой. Ливень на улице. Крыша протекает. Советский фаянс в старых буфетах, диванчики и звонкие капли в подставленные бидон и кастрюлю. И еще художница Юля, которая по легенде укусила Соню, с которой я тоже успела посидеть. И наконец-то эта история из первых уст. Круг замкнулся.

Утром отдаю ключи своим гостям. Дети - один немец, вторая русская. В обед встречаю их на Сретенском бульваре в тот самый момент, когда Маринна с компанией наконец-то заметили меня и идут ко мне.
- Она опять до кого-то докопалась, - говорит Марианна Ане, - снимать будет?
- Марианна, смотри, это мои гости, - кричу я. И неловкая пауза.

Рюмочная в Гостином дворе. Сбоку за длинным столом девушка рассказывает трагичную историю:
- В итоге, я послала своего папу. Он - немец. Я послала его по-русски, матом, далеко, и ушла из дома.
- Русский мат все понимают, - комментирует молодой человек.

И пешком до Новокузнецкой с Вариным папой. Неожиданно на мосту - столпотворение. Все желают смотреть салют. Пробираемся сквозь толпу. Кто-то кричит - Ура. Вдалеке раскаты грома. Толпа вертит головами. Салюта с этого моста не видно. Только отблески огней на воде. Никакого раскрашенного неба.

Деточка звонит:
- Зря я занималась пилоном. Я и выпила совсем ничего. Но почему-то напилась. Девочки поехали провожать меня домой. Я сопротивлялась. В метро я увидела шест и захотела продемонстрировать свои умения. Они это сняли на видео. Вам было бы стыдно за меня.
- Вот так теряют друзей, -говорит Варин папа.
- Нет, все иногда напиваются в девятнадцать лет.
- И не в девятнадцать. Пришли нам видео. Мы будем любоваться.
- Ну уж нет.

Что касается меня, меня интересует разница между двумя усатыми - одним, который фактически угробил полмира и собственный народ, развязав войну против полмира, ратовал за чистоту расы. И другим, "усатый мудрый дедушка, любитель всех народов, а как он русских понимал", который планомерно уничтожал людей из своей собственной страны, кто не пролетарий - тот враг, впрочем и пролетарии могут быть не правильными, поэтому должны быть уничтожены. Порядок цифр уничтожения примерно где-то рядом. А также как могут называть это победой граждане, которые в курсе, что людей попавших в плен к нацистам, после освобождения отправляли в ГУЛАГ? Когда ветеранам собирают на протекшие крыши и туалеты внутри жилья? Или я просто что-то не понимаю?

(no subject)

Девятое мая. Чистые пруды. Бедно одетая старушка продает ландыши, сидя на скамейке. Ноги не достают до земли. Маленькая такая старушка. Колготки заштопанные. Дряхлое пальто. Лицо печальное. На вид, человеку лет восемьдесят. То есть ребенок военных лет. Мимо идет группа сильно выпивших людей. На каждом пилотка со звездой. В петлицах - георгиевская лента. Они счастливы. Отхлебывают из горла что-то из фляги. Кричат - ура, победа!

А вы видели сайт про мечту ветерана? Там где ветераны, которых осталось-то всего ничего, мечтают о насущном - стиральной машинке или вот крышу починить, чтобы не текла.
Или вот папа одной моей знакомой говорит ей: что ты ОВД-инфо донатишь? Лучше бы ветеранам помогла! Победа, правда? Гордимся, правда?

(no subject)

день как день. Вышла во двор. Соседка с четвертого этажа озабоченно смотрит на огромную ветку тополя, упавшую на крохотную вишню.
- Можно ли ее как-нибудь сдвинуть?
Вдвоем, мы кое как оттаскиваем ветвь с вишни.
- Вы тут уже прижились? - спрашивает она меня.
- Да, но все равно в подъезде чувствуем себя чужаками.
Она рассказывает мне про весь подъезд. У нее четверо взрослых детей. Живут в двух комнатах коммуналки. Третью соседка сдает тувинке с двумя детьми. Над нами - семья с четырьмя детьми, но вроде Лешка перестал пить и начал работать. Ну и в таком духе.
- У нас тут все нормальные, и все знают друг друга, - пожилая женщина больших размеров с деревенским акцентом. Милая.
- Если что-то надо будет, обращайтесь, - говорю я ей.

Пишет Ася из сахарных:
- Хочу путешествие, давай куда-нибудь съездим, - время час дня.
- Коломна, Серпухов, Сергиев посад или погулять по Москве.
Выбираем Сергиев посад. Добираемся к четырем. Впервые в жизни на меня не наезжают в Сергиев-посадской Лавре по поводу того, что я без платка захожу в церковь, и что я там даже что-то снимаю. Дождь. Холодно. Какая-то очередная церковь, священник - Христос воскресе. Толпа- воистину воскресе. Рассматриваем иконы. Звонит Варвара. Выхожу на улицу.
- Мама, я открывала консерву, обломался вот этот язычок, как мне ее открыть?
- Попробуй нож воткнуть в это место, поддеть и тогда все получится.
- О,получилось, люблю тебя. Пока.
Покупаем шаверму на вокзале одну на двоих. Возвращаемся в Москву, замерзшие до самых костей. Ася зовет на фемстендап где-то на Кузнецком мосту. Я мечтаю о горячей ванне. Еду домой. Ближе к метро Пролетарская пишет мой, горячо любимый товарищ, с которым не виделись с прошлого года, у него бурная жизнь, научный журналист, лекции по всей стране, татуировки по всему телу:
- Я подстригся, какие планы?
- Что хочешь, я в метро, пиши быстрее.

Вернулась на Китай-город, зарулили в бар, который немножко гейский.
Выпили почему-то много вина. Обсудили всех малчиков вокруг и немножко официанта. Он вышел куда-то там в туалет. И вдруг так накатило. Когда ты где-нибудь в Лондоне, когда ты слегка нетрезв, любишь весь мир и с ним общаешься.
- Привет, а вы только что говорили по-английски у стойки бара, это были туристы или экспаты?
- Экспаты.
- А вы чем занимаетесь?
- Я - музыкант.
- А я - фотограф, я пьяна, мне хочется общения, я отсидела в Сахарово и закончила физтех когда-то.
- О, а я физфак МГУ.
- И теперь музыкант?
- Ну да.
Возвращается мой дружбан.
- Ну вот, на минуту нельзя оставить тебя, - и мы выходим в эту самую ночь. Вокруг толпа модно одетых людей. И я еще звоню Радеку, он не берет трубку. Но берет трубку Марта:
- С днем рождения!
- О, дорогая, у нас в Барселоне еще восемь минут до двенадцати, но я все равно счастлива слышать тебя
- А у нас уже почти час, так что с днем рождения, люблю, позвоню завтра, потому что прямо сейчас я пьяна и люблю весь мир.
- Приятно это слышать.
И тут же Радек пишет:
- Ты мне звонила.
- Да, звонила, но теперь уже завтра.Завтра будет завтра.
И дома Варин папа:
- Ты оценила мою силу воли, я тебе даже не звонил, чтобы узнать, где ты.
- Я же тебе написала, что я с дружбаном.
- В девять часов вечера. А сейчас сколько. Хорошо, Варя позвонила и сказала, что маму прямо сейчас лучше не беспокоить. Потому что у мамы все хорошо.
Иногда так приятно любить весь мир, когда Совиньон бланк завладел твоим мозгом, так что все печали куда-то там испарились. А завтра будет завтра.

(no subject)

Еще я думаю о том, что даже самый невинный текст, самая невинная фотография может вызвать бурную дискуссию. Нынче как по минном полю. Новая, старая этика, ханжеский взгляд на все.
Почему бы не оставить всех в покое. Ну не нравится, что написал или запостил вот этот конкретно человек, давай, проходи мимо. Забань, в конце концов, и будет тебе счастье.
Нынче каждый на что-нибудь да обидится. Женщины воюют против мужчин, мужчины против женщин, все против всех. С другой стороны, надо же где-то этот самый пар спускать. Вылез в интернет, написал разного, свое драгоценное мнение высказал. Вроде жизнь удалась.
Впрочем, все тлен. Чего уж там. И это все пройдет.

Из трагичного и смешного, деточка перед отъездом неплохо повеселилась. В последний вечер перед отъездом предложила мне пойти прогуляться куда-нибудь с целью, где-нибудь поужинать. Так сказать, семейный выход.
Пришла часов в десять утра домой, в ее постели каким-то образом спала Вася, которая проснулась в девять, позавтракав, обнаружив пустую комнату, отправилась досыпать в Варину комнату. В студии мирно спали Написат с Аревик.
Деточка быстро пробормотав о своих успехах, завалилась спать ко мне и проснувшись ближе к вечеру, когда я уже всех проводила, сообщила, что надо бы как-нибудь вечер провести вместе.
Погуляли по району, дошли до Тануки. Как раз Варин папа подошел. Прекрасный ужин. Надеваю куртку. И тут деточка смотрит на нас:
- Папа, и мама, пока вы сами не обнаружили, хочу сказать вам, - в этот момент, как это обычно бывает у тревожных мамашек, самые ужасные сценарии пронеслись перед глазами, - я, видимо, вчера ушла в чужой куртке.

Варя приехала в Москву зимой, так что часть вещей мы носили по очереди. В том числе и мою черную куртку из Юникло. Я и сама все время думала, что перепутать, раз плюнуть.
В общем, деточка ушла из Рюмочной в чужой куртке, неизвестно, кто был первым, другая деточка, которая надела мою куртку, или моя деточка. В моей куртке была прожженная дырочка на локте, которую я аккуратно заштопала. В чужой куртке была прожженная дырочка чуть выше локтя и на эту дырку наклеена наклейка утенок. Но главное, что эта новая куртка с утенком на два размера меньше моей и рукава коротковаты. А я еще удивлялась, что это вдруг с курткой случилось.

В общем, первая вещь, которую Варю будет покупать, когда начнет работать, это мне новую куртку.
А так: дети - это наше счастье. И это те, кого мы всегда будем любить, несмотря ни на что.

(no subject)

О чем я думаю прямо сейчас - о матрасах. В спецприемнике в Мневниках были отвратительные матрасы. Со сбившейся буграми ватой, так что надо было как-то так примоститься между ними. Бугры давили в разные части тела, просыпаешься разбитым. Сверху застелить казенным шерстяным, все помнят такие из детства, одеялами и укрываться курткой. Спасает мало. В Сахарово мне достался относительно новый матрас, без бугров, но он ловко проваливался в широкие дырки между решеткой кровати. В четыре раза сложенное одеяло под матрас в части спины, и спать можно было.
Я всем про это рассказываю, говорю:
- Давайте скинемся и закупим матрасы в Мневники. Спецприемник рассчитан на пятьдесят мест. Не такие огромные деньги.
В этом месте мне напоминают про госзакупки. Это можно сделать только через госзакупки. Иначе никак. Ну вы понимаете, как это устроено?
Айтишники в госконторах не могут рассчитывать на нормальные мощные компы, потому что госзакупка, по которой тебе приобретают то, на чем невозможно работать. Так что нормальный айтишник работает на своем компе.
Это мне тут вопрос задали: а чего вы хотите добиться своими демонстрациями? Физтехи в конфе физтехов. Я знаю, знаю, если закончил физтех, это еще не значит знак качества.
Еще меня волнует пластиковая скульптура двух жар-птиц, какие обычно ставят на кладбищах в соседнем дворе. Раньше на этом месте был прекрасный фонтан родом из пятидесятых. Его снесли, назвав это реконструкцией, и по госзакупкам поставили двух павлинов или жар-птиц стоимостью за два миллиона сто тысяч рублей. Пластиковые уроды. Все официально. На сайте госзакупок все было указано. Снесли втихаря, подделав подписи жителей двора. Так что поутру было поздно уже что-либо предпринимать.
А некоторые все рассказывают и рассказывают про руку запада, которая шепчет таким как я - выходит за печеньку бодаться с системой. А система-то она, по мнению этих вот, хороша собой. А пацаны-то и не знали.

Хотела рассказать о том, как люди с вот этой вот общей протестной историей объединяются. Как нам в ОВД передавали передачи совсем незнакомые люди, покупая на свои деньги. ОВД обязано было покормить и обеспечить водой. Но кого волнует.
Как выясняли наше местонахождение люди в чатах овд-инфо, передачи и другие. Как эти же самые люди, отсидевшие и сочувствующие объединяются для общих целей - помогать другим людям. Я думаю о том, удастся ли нам этим летом сделать волонтерский лагерь для помощи парочке ПНИ, домов престарелых и что там еще найдется в округе. Прошлым летом из-за ковида мы все пропустили.
Летняя школа опять-таки летом должна распахнуть свои объятия тем, кто хотел бы летом поучиться и все это без какого-либо участия государства. А все сами, все сами.
И много всякого такого.
Но матрасы - это у меня сейчас прямо пунктик номер один. За что бы не посадили человека, он должен сидеть в нормальных условиях.
Кстати, а зачем нам нужно государство? Куда не плюнь, везде все сами, преодолевая сопротивление системы. Система только вставляет палки в колеса и деньги жрет.

Как бы достичь такого дзена, чтобы не вступать в дискуссии с вот этими всеми, которые - лишь бы не было войны. Але, война уже по всем фронтам. Давно. И кстати, когда захочется поставить клеймо, обозвать кого-нибудь либерастом, вспомните откуда идет это слово?
"Либерализм провозглашает права и свободу каждого человека высшей ценностью и устанавливает их основой общественного и экономического порядка. Либерализм — стремление к свободе человеческого духа от стеснений, налагаемых религией, традицией, государством"
Так что получается, те, кого так и тянет назвать кого-то презрительно либералом-либерастом. Ребятушки, получается, что вы за рабство и против свободы?
Отращиваю дзен. Пока плохо получается. Да-да, это я просто пар скинуть. Очень хочется кому-нибудь в глаз заехать иногда.

(no subject)

Деточка Варя с утра успела сходить в магазин. Закупиться на пять дней продуктами. Интернет в комнате ловит плохо. Хорошо ловит на общественной кухне. Так что новая история - слушать лекции на общественной кухне, где никого не бывает - есть ли это правонарушение?
- Девочки в блоке выглянули: о, кто это приехал. А еще, помнишь, одна украинская соседка делает брови-ресницы и у нее постоянно клиенты идут. Стою на нашей маленькой кухне, разделываю курицу. Мне пять дней никуда выходить не надо. Так что волосы вымыты, но не уложены. И футболка огромных размеров с дыркой. Треники растянутые. Выходит напарница моей соседки, которая ресницы-брови делает. Она - австрийка. Видит меня, для нее это неожиданно. Так смущается. Говорит - приятного аппетита и быстро уходит. Еще все так хорошо, что я - твоя дочь?
- Чем же хорошо?
- В самолете никто никогда не спрашивает, можно ли пересесть назад, если есть свободные сиденья. А я спрашиваю.
- Поспать на трех сидениях всегда приятно, - и в этом месте вопрос - а что если бы не моя дочь, не спросила, можно ли пересесть назад при наличии пустых мест сзади? Это же в итоге всем удобно, не сидеть кучно.

(no subject)

Вместо утренней зарядки с утра пытаемся закрыть Варин чемодан, в который категорически ничего не влезает. Сама гражданка возлегает в постели, наблюдает за процессом.
- А мы можем по дороге где-нибудь купить мне зарядку? - спрашивает барышня.
- У тебя был месяц на это.
- Здесь она мне была не нужна. Здесь у меня короткая. А в Вене нужна длинная.
- У тебя что, регресс? - спрашивает Варин папа, - впала в детство?
- Ну что ты ругаешься? - Деточка сопротивляется.

Барышня вчера полвечера уговаривала меня сложить ей чемодан. Я не поддалась. Поэтому сегодня с утра мы пытаемся застегнуть чемодан. Тетрадки не влезают. И надо бы свитер и штаны вытащить. Зато по весу все проходит. Надо ли проверить, взяла ли она паспорт и свой ВНЖ. Или уже забить? Что выросло, то выросло.
- Почему вы такие гадкие? Грустить потом будете. Будете сидеть и говорить: что же наша Варя уехала?
Чемодан застегнулся.

(no subject)

- Аааа, сегодня такой ужасный день, - вскрикивает деточка, забегая в мою комнату и так же быстро убегая. Я обрабатываю картинки. Лениво вставать из-за компа. Минут пять размышляю, что такое могло случиться. Деточка ушла на свой пилон, пятнадцать минут туда. Вернулась минут через сорок. Упала в лужу? Что-то более ужасное? Отрываюсь от компа иду к ней. Деточка сидит перед компом, активно пишет в тетрадке.
- Что случилось?
- Я - долдон, должна домашнее задание по математике отправить через сорок минут. Я думала, что это утром.
- Понятно.
У деточки началась учеба.
- И вот как, как я завтра на семинаре буду на немецком что-то отвечать?
- Ответишь.
- На немецком?
Оно, конечно, понятно, практики давно никакой.
В девять утра семинар онлайн. На нем надо присутствовать. Каким образом она проснется и будет в девять на семинаре, кто знает? С привычкой просыпаться в три. Ничего, как-нибудь выживет.
Collapse )