Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

(no subject)

- Аааа, сегодня такой ужасный день, - вскрикивает деточка, забегая в мою комнату и так же быстро убегая. Я обрабатываю картинки. Лениво вставать из-за компа. Минут пять размышляю, что такое могло случиться. Деточка ушла на свой пилон, пятнадцать минут туда. Вернулась минут через сорок. Упала в лужу? Что-то более ужасное? Отрываюсь от компа иду к ней. Деточка сидит перед компом, активно пишет в тетрадке.
- Что случилось?
- Я - долдон, должна домашнее задание по математике отправить через сорок минут. Я думала, что это утром.
- Понятно.
У деточки началась учеба.
- И вот как, как я завтра на семинаре буду на немецком что-то отвечать?
- Ответишь.
- На немецком?
Оно, конечно, понятно, практики давно никакой.
В девять утра семинар онлайн. На нем надо присутствовать. Каким образом она проснется и будет в девять на семинаре, кто знает? С привычкой просыпаться в три. Ничего, как-нибудь выживет.
Collapse )

(no subject)

Неожиданно позвонил Весли. Я как раз подходила к дому. Погода внезапно испортилась, так что пришлось закутаться в шарф, изобразив бабушку в платке.
Весли звонил через мессенджер: или отказаться или принять звонок с видео. Впрочем, мы с ним уже лет семь как знакомы. Бабушка в платке так в платке.
Весли внезапно вернулся из Лондона в Бордо.
- Мне разонравился Лондон. В последние несколько лет я же, практически, из дома не выходил. А здесь у меня такая бурная жизнь. Буду бить тату, снимать, я начал видео осваивать. Буду между Бордо и Парижем жить. А через два года уеду в Нью Йорк.

Collapse )

(no subject)

Часть семнадцатая.
По телефону Варин папа сказал, что к нам в Сахарово не пробиться. Заносы на дорогах. Куча машин улетело в кювет. За окном - скандинавский минималистичный пейзаж: Желтое одноэтажное здание с гофрированной серой крышей, несколько вышек и лестницы к ним с тремя пролетами, по ночам они откидывают причудливые тени на оранжевый снег. В ночи снег - оранжевый. Фонари - оранжевые. За этим всем великолепием высокий темно-зеленый железный забор с колючей проволокой сверху. За ним где-то там две трубы - бело-красные, из них густой дым.
Лева по телефону советует делать зарядку. Жалуюсь ему, что время тянется слишком долго. Что уже даже начала отгадывать какие-то бабушкины кроссворды, которые мне оставили девочки.
- Я не могу все время делать зарядку, - говорю ему. Но все-таки отжимаюсь, хиленько так десять раз, халтуря.
Шагаю по камере. Меряю камеру в длину - моих тринадцать шагов получается. Ходишь, ходишь, минут через десять голова кружиться начинает.
Collapse )

(no subject)

В декабре одиннадцатого года я решила съездить на Маяковскую. Как фотограф. Будучи абсолютно аполитичной. Был приличный мороз. Маяковская была вся оцеплена. Я успела отойти от метро метров на двадцать. И меня буквально сразу дубинкой погнали назад. С криками: что встала, пошла в метро, дома сиди. Я удивилась. Меня взяли под руку и потащили в сторону автозака. Я спросила, то есть это вы с журналистами так? Меня отпустили. Перестали тащить в сторону автозака. Но сообщили мило, что если я не проследую в сторону метро, то проследую в автозак. Этого было достаточно, что за пару минут предопределить дальнейшее. Мне не нравится, когда мне , законопослушному гражданину, говорят, где мне ходить в моем родном городе и как мне жить. А также нарушают мои права. Некоторым, конечно, удобно во всем обвинять Навального - в праве силовиков избивать и арестовывать, потому что дома сидите, идиоты. Вам сказали - дома сидите и бойтесь. Ну и если у вас есть дети подростки, и они с вами достаточно откровенны, они могут рассказать о разном интересном опыте с этими самыми силовиками - да, да, плохо пить сидр во дворе дома - за это можно получить по лицу от полицейского. Можно наркотики в кармане вдруг найти и придется искать денег на откуп. Много чего можно. И это только малая вершина айсберга, того что может с тобой сделать государство с помощью верноподанных псов. Кому удобно думать, что Навальный выводит людей на улицы - негодяй какой и провокатор, за деньги готов и ожог глаза, и отравления - алчный ведь, а, бойкий паренек, я очень рада за этих товарищей - за их желание оградить свою психику от вот этого вот - и со мной это может случиться. И еще раз, спасибо Навальному, и я выхожу и за него, и за Азата Мифтахова, за крымских татар, за мусульман - у меня в ленте много жен осужденных, и за всех тех, кто сейчас сидит, невинновный по экономическим-политическим делам. А также за себя и своих детей.

(no subject)

- Я опять влезла в какую-то драму. Сначала Джулия обиделась на всех, что все разговаривают по-русски. Хотя все больше говорили на английском. Потом она еще обиделась на Ж. В этот самый момент хозяин квартиры Нео, немецкий малчик, сказал, что кто-то стащил его кокаин и пока он не найдется, никто никуда не уйдет. С этим он пошел к Ж. и Ж. А они не употребляют. Я что-то зачем-то, нетрезвая была, предположила, что взять кокаин могла только Муся, которая единственная среди всех реально могла взять. Ж и Ж на меня рассердились. Нео когда-то поставили диагноз. Сказали, что он умрет или прямо сейчас или через три года. Максимум его жизни - три года. Он тут же решил, что терять ему нечего. И начал потреблять все подряд. В общем, только что возвратился из рехаба. А тут русская компания.
- И чем этот Нео занимается?
- Не поверишь - биотехнология и химия. Еще там был мексиканец. Меня одна девочка попросила выяснить у него, нравится ли она ему. Он мне такой - ну да, ничего, я бы с ней потусил. И за мной ухаживать. Вино наливать, про русскую политику зачем-то разговаривать.
- Хороший мексиканец?
- Ну он ничего. Но такой, знаешь, старый слишком.
- Насколько старый?
- Лет двадцати пяти. Ну вот Ж. и Ж. тоже лет двадцати пяти. Но они - молодые. А этот такой чинный что-ли.

Я же сегодня ходила в гости. Меня пригласили на мероприятие. Прихожу и мне:
- Ой, а мы все перепутали, мероприятие завтра, - так что, в итоге, пили кофе с видом на Гоголевский бульвар, вели приятные разговоры. Позже меня отвели показать мастерскую на Чистых прудах. Как в молодые годы вернулась - доходный дом, высокий пятый этаж, так что вся Москва как на ладони, девятикомнатная квартира, где каждая комната метров сорок. В кухне лестница на чердак? И там кто-то живет. Длинный-длинный коридор и разные творчесские граждане по коридору бродят.

В четыре я встречалась с Аленой. У нее было мероприятие - акционизм. Сходила посмотреть на деток - волосы в разные цвета окрашены и шутки про Павленского и Лукашенко. Потом что-то устала и не поехала на вечернюю тусовку к другим деткам. Позвонила Вариному папе и прогулялись с ним вдоль заброшенной набережной.
Настроение по нулям. От этих всех в метро - трагический голос - помните, ковид - очень, очень опасен. От этих причитаний разных, вроде неглупых людей - аааа, они, они не хотят носить маски, из-за них, из-за них мы умрем. Закройте нас немедленно, хотим карантина, хотим железный занавес, чтобы никто, никто не разносил заразу, мы даже готовы потерпеть, что половина человечества вымрет из-за экономического кризиса, главное, чтобы нас не коснулось, главное, чтобы мы умерли не от ковида. Но это я так. Чисто риторически.
Мы хотим, хотим носить маски, мы готовы не работать, главное, чтобы боящимся было комфортно.

Зато картинок красивых наснимала. Зато толпы на улицах тех, кто умеет радоваться жизни. Хоть так

(no subject)

сегодня из хорошего - Навального вывели из комы. И он реагирует на речь. Это - ура. Хотя все равно не понятно, насколько он сможет восстановиться.

Из, даже не знаю, как это назвать, когда у человека нет стыда совсем - ответ Рошаль Юлии Навальной. И опять - зачем? А мог бы остаться приличным человеком. Но не смог.

Сыну Леве сделали операцию. Плановую. Восстановили связку. Сегодня сын Лева интересовался, сможет ли он снова играть в футбол.
Мы к нему и не собирались. Смысл какой, если сегодня с утра он ушел на операцию, а завтра его надо будет с утра забрать домой.
Но в три сын Лева в семейный чатик написал:
- А вы ко мне собираетесь приходить?
Мы совсем не собирались. Но пришлось собраться.
- Зачем мы ему там нужны были? - спрашиваю, - хорошая частная клиника, все милы. Даже охранник абсолютно нормален.
- Это чтобы себя мясом не чувствовать, - говорит Варин папа, - одиноко в таких местах. Помнишь, он рассказывал, какая клиника в Гонконге? Как дорогой отель или санаторий в джунглях. И здесь.
В общем, просидели у Левы целый час. Сделали картинок в сториз. И домой пошли.

Деточке Варе удалось отловить Масу и забрать договор. И из второй общаги, куда она переезжает, пришел договор на год. Так что завтра деточка Варя отправит почтой документы на продление ВНЖ. Пока без бумажки из универа, что поступила. Бумажка, видимо, придет после того, как ВНЖ закончится. Донесет потом, если поступила.

Занятно, сижу и жду, когда же придет бумажка о зачислении. Но уже расслабилась и не волнуюсь.
Уговариваю Вариного папу поехать в Турцию. Варин папа пока не может ехать в Турцию. Печалька.

(no subject)

А я просто задолбалась. Просто чисто поныть.
Пандемия, обязательное ношение масок, постоянные дискуссии об этом - вы нас заразите, у вас отсутствует эмпатия, нужный мне врач никак не начнет принимать, потому что не такой важный, потому что редкая аутоимунка, качество жизни ниже нуля, ну что поделаешь - мы все еще закрыты из-за пандемии, все-ушли-на-ковид, Белоруссия-попробуй-не-переживать, Башкирия-Хабаровск-тревога, Навальный. Ну давай, Навальный, быстрее приходи в себя, хочется уже услышать - всем привет.
И над этим всем собственная деточка. Которая то так, то эдак.
- Мама, - говорит деточка трагическим тоном,- а вдруг я не сдала тест? Тогда поеду домой. Ничего страшного не произойдет, - и немножко молчит,- ну ладно, ладно, - оживляется, - я пошутила. С чего бы я его не сдала?
Collapse )

(no subject)

Вечером или даже в ночи окрестности Китай-города прекрасны. Толпы модных юных граждан. Сияющие огни витрин кафе. Расслабленные выпивающие в витринах.
Мы с Тимом бредущие от здания ФСБ на Лубянке до церкви, которая напротив Белорусского посольства. Болтающие о ни о чем, и обо всем сразу.

И все на автомате выворачивают шеи. Потому что если идешь с малчиком нестандартной внешности, красивым малчиком, все внимание будет тебе.
Collapse )

(no subject)

У белорусского посольства в ночи было очень волнующе. Полицейские никого не теснили, изредка выкрикивали в мегафон приевшееся: граждане, не мешайте проходу других граждан. Указания разгонять и винтить не было. Пока.

Мужчина в белой рубашке мирно беседует с омоновцем.
- У вас же там все хорошо, - говорит омоновец, - спокойно.
- Ну как вам сказать, это у вас такое в прессе пишут. А вот теперь представьте, у вас выборы Путина, 2018 год. Путин берет и сажает всех кандидатов на пост Президента - Собчак, Жириновского, Грудинина, кто там у вас еще был. Вот как вам такое? И журналистов, которые пишут независимо, и блогеров. Вы бы смогли на такое спокойно смотреть?

- Ну да, это уже слишком, - отвечает омоновец.
- А есть тут кто-нибудь с Серебрянки? - застенчиво спрашивает девушка с зелеными косичками.
- Мы, - кричат с другой стороны сразу трое.
- А из Могилева? - вопрошает парень около нас.
- Из Могилева - в той стороне, - машут ему рукой.
Идет перекличка. Человек сто белоруссов под белорусским посольством на Мароссейке.
Все слушают Ляписа Трубецкого, подпевают. Распад империи продолжается.

(no subject)

- Родители, я тут такое сочинение на немецком написала - посмотрите только. На тему, что было бы если бы не было пластика, - нам демонстрируют в ватцап видео - несколько исписанных по-немецки листов.
- А мы диван купили, сейчас тебе покажем, - говорим мы с Вариным папой, идем в соседнюю комнату, раскладываем диван и ложимся на него.
- Вы же мои любимые таракашки, - умиляется деточка, - а что это у вас в углу стоит? Новое зеркало? Купили или мама опять на помойке нашла?
- Что у тебя нового?
- Американец теперь сидит между мной и Джо. Когда я ему жалуюсь, как мне все надоели, он смеется. Он приятный.
- Сколько ему лет?
- Тридцать с чем-то. Представляешь и он только-только собрался поступать в университет. Джо ужасно злится, что теперь американец сидит между нами. Сириец все время говорит - офигеть, ты умная. И просит ему то одну, то другую тему объяснить. Но когда учитель интересуется, чем мы занимаемся, он такой сразу - объясняю Варе тему новую. Она еще не въехала. Яна рэндомно пишет разное. Часто про Затона. К примеру - представляешь, он тоже любит сухарики с беконом как и ты. И я такая: - вот это да, вот это любовь, беру билеты в Москву и немедленно вылетаю. Марк пишет, что когда я приеду, мы все время будем тусить у Затона.
- А Затон в курсе?
- Вряд ли. Майк тут опять оставил кухню грязной и пишет в общий чатик: чуваки, сколько раз я просил вас убирать за собой.
Collapse )