Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

(no subject)

Ну и да, аресты продолжаются. Только я так полагаю, мало кто этим интересуется. Ну то есть, многие в курсе, но это как бы поскорее пробежать мимо. И я из той же серии. Только каждое утро читаю сводки ОВД-Инфо: этого задержали, этого у подъезда подкараулили, этому электричество отключили и под дверью ждали, этому глазок выбили и газ распылили, так что ему плохо стало, этой уголовку назначили за "перекрытие дороги и вовлечение несовершеннолетних". И как бы да, есть у меня знакомые, которые говорят - нет, ну просто так не сажают. Есть у меня знакомые, которые как-то неловко замолкают, когда им говоришь: а я вот в Сахарово отсидела. И тут же про кошечек начинают рассказывать. Или спрашивают:
- А почему задержали? - и ты им: просто так, только за то, что ты в этот момент оказался в этом месте. Этого было достаточно., - и опять такая неловкая пауза.
Мы намедни с Полиной сидели в кафе, а до этого когда-то в Мневниках-Сахарово. И муж у нее теперь сидит. Пока в СИЗО в Москве. Пьем кофе. Я ей говорю:
- Знаешь, я иногда скучаю по Сахарово. Там все было так определенно. И головой думать не надо было. Все за тебя другие решили. Ты себе не подвластен. Все за тебя: побудка, шмон, завтрак, обед, прогулка, ужин. Раз в неделю душ на пятнадцать минут. Каждый день разговор по телефону на пятнадцать минут. И все. Никакой самостоятельности. Иногда так проще, когда за тебя все решают и думать своей головой не надо.
- Очень тебя понимаю, - говорит мне Полина. Ее же жизненные ритмы свелись к еще более простому: сон, еда, туалет и ожидание письма от мужа из Сизо.

(no subject)

Сегодня меня вдруг накрыло.
Утро, кстати, было вполне себе добрым.
В двенадцать пришла деточка, которая ночевала где-то там, вернулась сонная, но очень довольная, что ей сегодня удалось проснуться "рано".
Я выходила из дома. По плану у меня сегодня был музей. Надо было посмотреть локацию для съемки. Почему-то мне не пришло в голову посетить сайт музея заранее. Оказалось, что нынче в музеи просто так попасть сложно. Надо покупать билет заранее онлайн и на определенное время. Так что от Кропоткинской я прошлась пешком до Кузнецкого моста. Вот где-то там, после Большого театра, мне стало как-то не хорошо. И очень обидно. Еще с утра у кого-то в сториз опять наткнулась на рассказ про двух четырнадцатилетних подростков из Канска, которые сейчас в СИЗО. Которых взяли за распространение листовок, а позже в переписке увидели, что они собирались в Майнкрафте взрывать здание ФСБ. Понятное дело - терроризм. Так что они уже вполне себе давно сидят.

Относительно этого, что мои несчастные двенадцать суток. Но меня вдруг накрыло такой тоской, и такой жаждой справедливости. За ради чего я сидела? Или так - почему меня посадили? И других таких же? Часть которых оказалась случайными прохожими. За то, что тридцать минут в толпе таких же как я, в ночи я прошлась по тротуарам по центру города? А даже если бы не по тротуарам. А даже если бы я выкрикивала лозунги или просто что-нибудь кричала. За это надо сажать? За право иметь свое мнение? За нежелание видеть, как нами управляют жадные двоечники? И зачем нужно государство в таком случае? Чтобы защищать свою власть и сажать неугодных? Которые, неугодные, только и умеют глупо протестовать - пройтись в толпе таких же малочисленных, выразить свое несогласие режиму. Я понимаю, что вопросы риторические. Но что-то такая ярость внутри. Когда что-то несправедливое происходит, трудно утереться, заплакать и уйти.
И я не знаю, что делать нам всем. Правда не знаю. Про себя немножко знаю. Я утешаю себя тем, что я могу сказать - я хотя бы пыталась.

А еще прямо сейчас судят Матвея. Он уже сорок суток отсидел. Решают, что дальше. Примерно такая же ерунда. Я, впрочем, просто по тротуарам в толпе ходила. А он с плакатом стоял - куда как опаснее преступник. И листовки расклеивал. Просто уголовник.

(no subject)

- Ну и где ты бродишь? Кто-то обещал к десяти быть дома.
- Понимаешь, у Дунечки через двадцать минут день рождения. Я провожу ее до дома, а потом поеду к вам.
- Ой, поздравляем Дуню, мы очень рады, что она у нас есть.
- Да,хорошо, я ей передам.
- А ты понял, как ловко она нас переключила на другую тему?

С тех пор как Лева съехал, мы все совсем расслабились. Ходим по дому, в чем придется. Двери в туалеты забываем закрывать.
- Как хорошо, - говорит Варвара, - что дома можно ходить в раздетом виде и не запариваться.

Деточка звонит из такси. Час ночи.

- Мы устроили сюрприз. Я позвонила Янке. Говорю Дуне - давай зайдем по дороге к Яне в гости. Яна в это время сгоняла в магазин за тортом и свечками. Она на переходе подскользнулась, села на попу, торт на вытянутых руках. Какие-то мужчинки ее с двух сторон подхватили и поставили на ноги. Мы потом заходим к Янке в подъезд, а она свечи на торте поджигает. И Дуня совсем не расстроилась, что она уже старая, и ей двадцать лет.
- Двадцать лет - старая? - изумляемся мы.
- Да, это же ужас какой-то. Вам еще придется скоро меня утешать. Это же очень обидно, что мы больше не будем подростками.

Еле сдержалась, чтобы гнусно сообщить - ага, третий десяток скоро у тебя начнется.

Утро. Ну такое относительное. Двенадцать. Заползаю к деточке под одеяло.
- Не хочешь проснуться? Может позавтракаем вместе, - сонное чмокание в щеку. Даже не промахнулась. В час я захожу опять. В два я вдруг обнаруживаю себя, говорящую противным голосом, что если кто-то сейчас не проснется, у этого кого-то будут большие проблемы.
Деточка открывает один глаз, берет телефон, набирает номер, и сует трубку мне:
- Папа, поговори с ней, она на меня тут орет.
Потом мы с деточкой друг на друга наезжаем. Трубка с папой лежит рядом.
- И выйди из моей комнаты! - кричит мне деточка.

- Так вот, сначала она была добрая, - говорит деточка папе в трубку, - предлагала позавтракать вместе.
- А потом голодный суслик превратился в разъяренного суслика? - уточняет Варин папа.
- Типа того.
В два тридцать деточка заходит ко мне в комнату.
- Выйди из моей комнаты, - сообщаю я ей.
- Будешь чай? - спрашивает деточка. У деточки в руках чашка чая с лимоном и медом. Мне ужасно стыдно. Потому что правильные родители, к которым я себя иногда причисляю, никогда не повышают голоса. Ну и вообще.
Так что мы миримся с деточкой. Пьем чай. И она ускакивает в серые будни встречаться с подружкой Варей, с которой однажды они познакомились на Летней школе. Теперь они иногда учатся вместе в какой-нибудь кафешке.

Я же сегодня ходила к врачу. Хорошему. Опять чувствовала себя несколько симулянтов. Но зато мне все рассказали. Я же рассказала врачу про арест и Сахарово, чем страшно ее удивила. Некоторые люди не смотрят телевизор, не читают новости, и не в курсе про аресты в стране. Так что полезно иногда с людьми беседовать.

(no subject)

Часть четырнадцатая. "Сахарово"
Неожиданно в коридоре крики, много людей. Подглядываю в щель.
- Похоже, шмон, - у нас прятать нечего. Никакой запрещенки. Видимо, все эти выложенные видео и фотографии в сеть вызвали негативную реакцию у начальства. И всем надавали по шапке.
Дверь громыхает, открывается. Надзирательница, которая обычно милая кричит благим матом:
- С окна слезли, быстро!
- Чевой-то это? - изумляемся мы.
- Кому сказала! На выход!
- Один человек может остаться? - спрашиваем мы. Вечная история - вдруг что-нибудь подбросят.
- Хорошо.
Collapse )

(no subject)

Варвара в Вене. Обязательный пятидневный карантин. Сегодня приходил проверяющий. В десять утра. Долго долбил в дверь.
- Вы - Варвара? - спрашивает, когда деточка открывает дверь.
- Да.
- Простите, что разбудил вас, мне надо было удостовериться, что вы дома, - документы не спросил ничего.
- Это напоминает мне, - говорю деточке, - как тогда менты в Лондоне пришли Домаса арестовывать, помнишь ту историю, им ночью дверь открыл Конрад. И они ему: ты - Домас? И он в ответ: нет. А кто ты? - Конрад. А где Домас? - Не знаю. - Хорошо, мы придем позже, - И тоже ни документов не спросили, ничего.
Collapse )

(no subject)

- И мы играли в шляпу и как-то незаметно выпили бутылки четыре вина.
- Сколько вас было?
- Человек шесть-семь. Было уже поздно. Но всем хотелось еще. И тогда А. с П. сказали, что у них дома есть еще одна бутылка. В. надо было с утра писать контрольную по химию. Я сказала ей, что помогу. Мы все вместе пошли к А. и П. Шли через снег минут двадцать пять. Когда дошли, поняли, что уже никакого вина не хочется. Легли спать. Это часа четыре-пять утра уже было. Я еще уснуть не могла. В восемь вскочили с В. Пошли обратно на нашу дачу. В девять началась контрольная. На часть вопросов В. ответила сама. Я только за ней проверяла. Но последнюю задачу, время уже поджимало, решала я. В. переводила мне с латышского. Я ее за семь минут решила. В. отправила решение тем, у кого был ее вариант.
- То есть ты для всего латышского класса решила задачу по химии.
- Ага. А потом мы легли спать. Не выспалась совсем.

Я вдруг неожиданно выбралась в центр. Две остановки - Китай город. Сидели нашей дружной юной компанией, обсуждали, кого уже арестовали. Аресты по всей стране. Массовые. Накануне двадцать третьего. Пушкинская перегорожена. В метро маршируют роты полицейских. По негласной информации судей вызывают всех срочно на работу в субботу-воскресенье, чтобы как забрали в автозак, так сразу и суд. И вот нас восемь человек, сидим, пьем свой кофе-чай и боимся завтра.
- Ну удачи нам всем завтра, - говорю.
И опять-таки. К чему все это. Ну вот выйдут завтра люди. Если их не давить полицией, не хватать и не бить. Ну постоят все, посмотрят друг на друга, дойдут до Манежки и разойдутся по домам. Но ведь нельзя власти по-другому. Для устрашения надо бить и ломать. А граждане, которые останутся дома, будут говорить - сами виноваты, Навальный виноват. Эдакий отличный получается - жертва сама виновата, что вышла на улице. Спряталась бы в свою нору и сидела бы и не отсвечивала.

Удачи нам всем завтра. Чтобы тихо и мирно.

(no subject)

Если смотреть сториз в Варином инстаграме, там сплошные тусовки, пьянки и ночная Вена. Иногда кто-то что-то немножко рассказывает про драму, к примеру, сломалась зарядка от компа.
В общем, все как у всех. Жизнь в социальных сетях должна выглядеть сплошным праздником.
- Хотела тебе рассказать, что я большая молодец, я сегодня так много училась, но ты не брала трубку, а сейчас я прилегла поспать перед ночной тусовкой.
Иногда она учится.
Collapse )

(no subject)

- Мама, хорошие новости с утра.
- Я снимаю, хочешь с Левой поговорить7
- Я по-быстрому. Во-первых, О вернулась к К.
- Прекрасная новость.
- Во-вторых, Джулия соблазнила Ника. После они обсуждали меня. Ник сказал, что у меня очень европейское видение мира. Что совсем не скажешь, что я - русская.
- Варя, у меня клиент.
- В-третьих, с утра Маса привела девочку, которая заезжаешь первого в мою комнату.
- Она понравится Майку?

- Я подумала, что да. Она прямо очень похожа на всех девочек, которых он приводил в последнее время домой. Также я проверила почту, я сегодня уже начала волноваться на тему магистрата, мне ответили на мое письмо на другую почту, написали - не волнуйтесь, Фрау Варвара, мы получили ваши документы, вот ваш номер, по которому вы можете отслеживать рассмотрение вашего дела. Кстати, я тогда тебе не рассказала, ты бы ругалась. Но сейчас уже можно. Хотя, может быть зря, когда я с разбитым сердцем ночью хотела выпить вина, одна девочка согласилась со мной сходить на заправку. Мы заблудились и вышли на автобан. Там такая дорожка вдоль шла. Как оказалось, для экстренных случаев. Узкая. Машин немного было. В какой-то момент рядом остановилась полиция и спросила, что это мы тут шляемся. И я, пряча недопитую бутылку вина в пиджак, радостно говорила, что мы заблудились. Один полицейских был хороший, второй плохой. Они вызвали скорую зачем-то. Плохой сказал, что придет штраф, а хороший сказал, что я могу не волноваться. Девочку посадили в полицейскую, меня в скорую. Я им еще пыталась свой адрес сказать, а они такие - соррян, мы не такси. Скорая меня еще без маски сажать не хотела. Высадили нас там, где автобан заканчивался. Я потом штраф проверяла, проверяла, так ничего и не пришло. Хороший еще мне сказал, чтобы я не волновалась, если у меня это впервый раз такое, то совсем ничего не будет.

- То есть в следующий раз вышлют?
- А почему ты не ругаешься?
- Ну ты же у нас сама все разруливаешь? На что тут ругаться?

(no subject)

сегодня был бурный день. Очень. Снимала на Книжной ярмарке диалог трех интересных людей про домашнее насилие. Много думала.
На пути домой шла через Красную площадь. Не смогла пройти мимо группы киргизский товарищей, я у них потом уточнила, которые грустно толпились около двух полицейских. Проверка документов. День города. Проверка документов на Красной площади.
Подошла. В этот раз была спокойнее.
Снимала видео, рассказывала полицейским, что они совершают правонарушение, останавливая людей ничего не нарушающих для проверки документов.
Заодно и молодым людям рассказала и заставила их сфотографировать бумажку, на которой разъяснялось, когда они могут показывать документы.
Collapse )

(no subject)

Позвонила Варя рассказать, что под ее картинкой в инстаграме, где она выложила себя в купальнике, Радек, подумать только, Радек оставил комментарий и не самый приличный. Что-то на тему, я тут прилично напишу, - да, а грудь у тебя как у мамы, ха-ха. Варе про это написала Яна. Я тут же, конечно, вылезла и написала Радеку в коммент, что ему бы вот такой бра несомненно пошел бы, можно даже представить заброшенную деревню, разрушенные дома, трава выше головы, и он сидит на яблоне в таком бра. Мы давно хотели снять историю про русалку, символ Варшавы. Радек тут же ответил, что у него есть и несколько других отличных идей, от которых мама Раша придет в полный восторг и будет гордиться.

- Кстати, - сказала я, - а ты видел, как наш с тобой фотограф, который снимает нашу с тобой подружку, в этот раз крайне неудачно снял ее. Это же надо же так мертво снимать человек. Нашу-то красотку?
- Мне кажется, он не умеет работать с моделью.
- А еще он одну начинающую актрису снимал, у нее такое божественное лицо, но на его фотографиях она мертва и эта рука, посмотри, как будто у нее усохшая рука, что за ракурс?
- Мама, просто ты - фотограф и такие вещи видишь сразу. Я бы не обратила внимания.
- Ну как же, она тоньше, непропорциональна, и в плече резко расширяется, очень странно.

И тут я подумала, как натренировалась за годы съемок видеть с ходу какие-то такие странные вещи. И как верчу модель, чтобы посмотреть на нее снизу-сверху, сбоку, под разными углами. И тоже иногда ошибаюсь. И тоже иногда не совпадаю с моделями. Но как полезно просматривать чужие фотографии, отмечать успехи и неудачи. Это неплохо развивает видение.
А Радека в бра мы уже снимали. Вдруг вспомнила.Он качался на детской игрушечной лошадке в розовом бра. И над дверью в нашей кухне в Боу висела икона без лика.