Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

(no subject)

Утром надо было проснуться в полседьмого. Как там говорится - деньги сами себя не заработают. А зря. Могли бы и постараться.
В маленьком минском парке на траве изморозь, солнечные лучи скользят по кристалликам, так что все такое переливающееся. И почему-то слегка напоминает ягель в Карелии в отблесках солнца. Утки в пруду. Красные, желтые листья падают с клена. В общем, эдакая утренняя идиллия.
Красивая семья. Мама очень сильно напоминает мне Марусю. Маруся давно в Крыму. Пишет редко. Но как будто сестры близнецы.
Двое чудесных быстро и бодро бегающих. Особенных для таких сонных как я с утра. С утра прекрасно просыпаться. Жаль, что редко получается. Зато такой длинный день.
Завтра еще один такой же челендж с ранней побудкой. И далее можно расслабиться и просыпаться в полдень.
В осенних листьях красиво, если что, успейте сняться.

Вчера же ездила в Истру к Алене. У меня много Ален. Есть Алена с которой мы были арестованы, сидели в Мневниках, этапированы в Сахарово, там же в камере встретившие еще одну Алену. Есть Алена из пикетчиков, про которую когда я рассказываю Вариному папе, говорю - ну моя Алена бритая. Вот ездила к Алене. В Истру. Алена водила меня по монастырю, вокруг монастыря и еще в гости к бабушке, у которой мы пили чай и смотрели в окно. И еще я иногда нажимала на кнопочку. Вчера я позволила себе лениться целый день - ездить в Истру, гулять с Аленой и нажимать на кнопочку в свое удовольствие.

- Инесс, - говорит мне деточка Варя, - учится на факультете биотехнологий.
- Вау, - говорю я, размышляя, как оно, когда ты вдруг перестал любить химию, биологию, вот такое знание. Хотя как это может быть взаимосвязано.
- Люксембургские девочки вернулись в Вену. Я хочу их теперь познакомить с тусовкой медиков, которые живут в квартире напротив. А то как-то оно совсем неуютно, когда тридцать малчиков и одна я.
- А мне это всегда нравилось на физтехе.
- А еще я сегодня делала упражнения в течение часа. Пыталась заниматься химией не очень успешно. Робин говорит, что для человека, который два года живет в Вене, немецкий у меня очень неплох. Но почему-то, когда пьян, все время пытается переводить своих немецких друзей на английский для меня.

Как-то так.
Весли снимает сам себя. Потому что у него там в Бордо или где он нынче живет нет меня. Радек куда-то растворился. Видимо, занят. Марта рассказывает заговор и что все эти прививки против ковида, чтобы уменьшить количество населения в мире. А потом идет в гости к бабушке в соседний квартал. Тим где-то в Коста Рике купается в водопадах, если так можно сказать, преподает йогу и вечно улыбается. В Лондоне прошла неделя моды. Но большинство тех, кто всегда в ней участвовал, остались дома. Песочные часы. Перевернул. Время пошло. Я по ним всем скучаю.
- Дарлинг, - говорит мне Марта, - судя по тому, что ты мне рассказываешь, у тебя по-прежнему очень веселая жизнь, в отличии от всех нас. Ты что там Боу-дом у себя собрала?
- Не то, чтобы очень. Но иногда получается поговорить по вечерам по-английски. Когда я в настроении и желаю общаться. Чуть-чуть.

А еще мы с Верой обошли сегодня квартал по кругу от Павелецкой до Новокузнецкой по набережной и обратно. С таксой по имени Дуся.
Как-то так. Да.

(no subject)

- Скажите, а где у вас магазин? - спрашиваем встречного прохожего.
Он долго думает:
- О, ну это очень далеко. В соседнем поселке. Пройдете подстанцию, она слева будет, а потом повернете.
Подстанция оказывается справа. До поселка - два километра. Прогуляться приятно. Яркие гроздья рябины, тот самый багрянец, бодрые яблони, облепленные яблоками по самую макушку, маслята по краю дороги, и засохшие белые и брусника в зеленых кустиках. Большая дворняга, красивая, где-то там затесались хаски, подбегает, облаивает, трется мордой о штаны. Бежит рядом. Хвост колечком.
По дороге тормозим еще мотоциклиста, и двух девушек с нашей базы. Каждый объясняет, как умеет.
В деревенском магазине продавщица глядит строго:
- У нас сейчас приемка товара.
- А сколько надо подождать?
- Тридцать минут, - пауза, - ну ладно, что вы там хотите взять, у нас все есть.
Берем четыре больших луковицы, поллитра сметаны, килограмм помидоров и черный хлеб в нарезку.
Считает на счетах. Так удивительно быстро считает на счетах и еще проговаривает.
- С вас двести семьдесят четыре рубля.
И тут же своей напарнице:
- Тут москвичи товар брали. Удивлялись, говорят, что у них в Москве это сильно дороже.

(no subject)

Деточка Варя уехала куда-то к кому-то на дачу. Часов пять от Москвы, так она сказала. Вчера доехала до места, каталась на катере, купалась.
- А где вы территориально? - спрашиваю
- А где мы? - переспрашивает она у кого там, - где-то в Тверской области, - говорит.
Видимо, на Селигере. Моя девочка совсем не сильна в географии. География ей не интересна. Впрочем, недавно мы с ней должны были встретиться на Пушкинской.
- Давай,- говорю, - у памятника Пушкина.
- А это где? - спрашивает.
- Там должна быть площадь, фонтаны и памятник. С любого выхода выйдешь и увидишь, - в итоге, удалось найтись.
Я когда из метро выходила, бодрые малчики раздавали свои газеты за едро. А ко мне вот буквально перед этим менты ломились, так что я была не в настроении. Взяла газету, скомкала и тут же бросила в мусорку. Малчики ничего не сказали. Ну и они какие-то унылые были. Видимо, таких не в настроении как я было много. Они молча от меня отошли.

- Что ты им сказала? - спросила деточка с укоризной.
- Ничего, представляешь, мне удалось сдержаться. Ну и они просто зарабатывают свои деньги. Как умеют, так и зарабатывают. А я, как умею, так и реагирую.

С деточкой Варей у нас иногда бывает не ровно. То так, то эдак. Я, конечно, хорошая мамашка. Но местами суровая. Как все тревожные мамашки. И деточка на это тоже вполне себе реагирует. Но вот в тот самый день, когда менты ломились, она так вокруг меня нежно была. Обнимала, целовала, рассказывала, какой я у нее любимый суслик. И если в феврале она еще рассказывала, что вернется после обучения в Москву, в этот раз говорила, что что-то хочется в Вену уже. Там спокойнее. Там нельзя представить, чтобы вот просто так менты ломились. Даже если кто-то будет шуметь в ночи и вызовет полицию. Полиция, придет, постучит, и если ей не откроют, выпишет штраф и положит квитанцию под дверь. А если откроют дверь, они не зайдут в квартиру просто так, потому что право на неприкосновенность жилища.

Лето стремительно идет на убыль. И жизнь туда же катится. Занятно наблюдать. Моря в этом году у меня опять не было. Немножко обидно. Вдруг я уже плавать разучилась.
Начали смотреть: Почему женщины убивают. Я вот все не смотрела, потому что боялась про убийства смотреть. Очень зря. Прекрасный абсолютно сериал. А Люси Лиу какая! Вспомнила, как лет пятнадцать назад стояла за ней в очереди в туалет. И она пугливо так на меня посматривала. Я была с камерой. И в туалете мы были с ней одни. Потом еще сняла ее в зале. Пятнадцать лет. Как она теперь выглядит взросло, такая прекрасная стареющая женщина. Вспомнила себя пятнадцатилетней давности. Чего уж там. Никто не соскочит. Никому еще не удалось.

Поеду на съемку съезжу. Деньги сами себя не заработают, как модно нынче говорить

(no subject)

Варя наконец-то собралась куда-то в ночную Москву. Долго собиралась. Два раза приносила мне разные вещи, один раз лифчик, второй раз топик, чтобы я понюхала, не пахнут ли они сыром. Топик очень даже пах, тот самый запах сыра с плесенью - носки завонявшиеся. Привезла нам много этого самого сыра. Везла все в одном маленьком чемоданчике. Топику не повезло. А у меня вернулся нюх, мне опять доступны запахи.

(no subject)

В каком-то из домов неожиданно кто-то уже второй день репетирует на трубе. Нескладные фальшивые звуки разносятся на всю округу. Вчера слегка умилялась, сегодня начало раздражать.
Подошла тут ко мне бабушка.
- Скажите, а где участковый принимает?
- Не знаю, - говорю, - если подождете, схожу домой за телефоном, посмотрю.
- Нет, не надо. Но все-таки, как же так? Как вы можете не знать, где принимают представители власти?
- А они чем-нибудь помогают? - удивляюсь.
Мимо рабочий проходил, узбек, который в нашем капремонте задействован.
- Простите, вы не знаете, где участковый принимает? - спрашивает она его. Он даже растерялся. Впрочем, и с русским у него не очень.
- Нет, не знаю.
- Ну как же так, вы же - представитель власти, - говорит ему старушка, - вы должны знать, где его кабинет.

Деточка Варя вчера посмотрела фильм "Еще по одной". Лева уговорил.
- Дурацкий, - сказала деточка Варя, - фильм. Но я теперь беспокоюсь за свои зависимости. Вот это вот желание тусоваться непрерывно, в этом же ничего хорошего нет.
- Да ладно тебе, возрастное. У некоторых до сих пор до конца не прошло, если ты посмотришь на меня. И потом, кто дома уже три дня сидит.
- Это я просто себя неважно чувствую. Вот ехала в Москву, думала, буду отдыхать от тусовок, спорт, учеба, в сентябре сдать пять экзаменов. А сейчас сижу, понимаю, что очень хочется куда-нибудь в клуб по ночной Москве.

(no subject)

В последнее время как-то меньше пишется. Во-первых, есть работа. Поэтому со временем не очень. Во-вторых, повестка на фейсбуке меняется непрерывно и все как-то дружно возмущаются одними и теми же вещами. А я с детства не умею маршировать в ногу. Хочется переждать. Кстати, ужасно благодарна тем, кто даже пусть под замком пишет о своей ежедневной рутине. Читаю и это так близко.
Что касается меня. Деточка Варя сдала экзамен по химии.
- Прикинь, они разрешили сидеть без масок на экзамене. Они теперь разрешают носить любые маски. Они больше не цепляются к отсутствию масок в метро и магазинах. Ночные клубы опять работают до утра.

С экзаменом по химии было сложно. Деточка Варя не очень или скажем так, совсем не напряглась на тему химических лаб. Поэтому, чтобы пройти этот этап, ей надо было набрать, практически, пятьдесять пять из шестидесяти баллов на экзамене. Поскольку за лабы она, не сильно напрягшись, получила ну так себе, почти по нулю. Если в этом семестре не сдать лабы, это значит не завершить модуль, это значит, что следующая попытка только через полгода.
- Янка сказала мне: да ладно, ну не сдашь, фигня, пойдешь работать, у тебя будет куча времени на то,чем ты хотела заняться - танцы и всякое такое.
- Ну да, мир точно не сойдет со своей оси.

У деточки Вари было дней пять в запасе, чтобы подготовиться к экзамену. Деточка Варя грустила, расстраивалась, плохо спала. После экзамена:
- Давай, я тебе пока ничего не буду говорить. На всякий случай.
Сегодня деточка Варя:
- Офигеть, я умная, я получила трояк за предмет. Судя по всему, экзамен я сдала на маскимум. Видишь, когда мне надо, я вполне могу выучить предмет, - таки да, деточка Варя закрыла этот семестр и в сентябре намеревается сдать еще какое-то количество дисциплин.
К деточке Варе приехала подружка из Москвы. Успела. Вену открыли первого июля для российских туристов. Восьмого закрыли. Подружка успела проскочить.
- Мама, мы в музее, - отсылает мне деточка Варя грустный смайлик.
- Это победа, - пишу я.
- Вообще-то, я хотела на Дунай купаться.
- Это двойная победа,- лет в шестнадцать, когда Варя учила немецкий в Вене летом, у нее была в общаге соседка - оперная певица, которая регулярно звала деточку Варю слушать оперу в музейном квартале. "Ваша девочка не про вот это вот - ла-ла-ла."- сказала тогда деточка Варя. А тут такое, гостеприимная студентка из Вены вынуждена ходить по музеям, потому что гостям Вены не отказывают.
- Сколько билет в музей стоит?
- До девятнадцати бесплатно. Дуне - восемнадцать. А у меня студенческая скидка.Так что мы делим стоимость моего билета со скидкой на два, около шести евро получается. Но так, очень хочется плавать. И еще, все-таки сложно когда у человека проблемы с английским. Мне все время приходится переводить, то с немецкого, то с английского. Тяжело.
- Да, хорошо, что мы тебя заставили выучить английский. Повезло тебе.

Что касается меня.
Вчера мы с Вариным папой катались на лимузине. Нас пригласили друзья. Собственно, толпа девушек в шелковых платьях, вот с такими красивыми длинными ногами, куча бухла, ночь, Москва, разные красивые площадки. Жалко, что в девятнадцать такое мало у кого бывает, а вот когда за сорок плюс, большинство к часу уже срубается и хочет в постель. Но было весело все равно.
У нас же дома капитальный ремонт. Варин папа сегодня умудрился как-то проснуться, когда рабочие тарабанили в дверь. Я же залезла под одеяло, они назойливо влезали в мой сон, когда отпиливали батареи. Но невозможно же проснуться в девять утра, когда катался на лимузине до двух и дома был несколько позже и не в самом трезвом состоянии.
Под капремонт уже познакомилась с половиной дома. Такие интересные граждане живут в нашем квартале. И все друг друга знают с пеленок. Еще чуть-чуть и можно будет как в Барселоне устроить праздник улицы.

Да, да. А еще мы сегодня с Написат по Москве прогулялись. Съели пиццу, выпили сидр.
- Это хорошо, Лена, что ты есть. И что я есть,- сказала Написат.
- И что у нас случилось Сахарово.
- Ага

(no subject)

Это точно было сто лет назад. Холодное прехолодное лето. Знакомый китайский доктор, который бесплатно вставлял иголки в разные места на моем теле и это почему-то работало, прописал по утрам принимать очень горячую ванну.
- Организм летом должен прогреваться, - говорил он, - что бы там не случилось с погодой.
Июнь, холода, кто-то расклеил по всему Пресненскому району большие плакаты - лета не будет. Все мусорки были завалены банановыми корками. Тополиный пух по колено. Сын Лева шести лет уехал к бабушке на Украину. Каждый день из окна наблюдала одно и то же - тополиный пух, банановые корки, выпадающие из мусорок и плакаты - лета не будет.
И еще из соседнего окна постоянно неслось - тополиный пух, жара, июнь.
Это я сегодня рассказывала Арине о том, о чем все и так знают: каждая знакомая мелодия, каждый знакомый запах - это мгновенная отсылка в прошлое, воскрешающая видения прошлого.

Деточка Варя написала тест по математике. Судя по настроению, написала неплохо.
- И вот захожу я такая ровно в десять на тест в своих растянутых трениках и такой растянутой футболке. А всех уже рассадили по местам. И я такая. Мне потом Камила говорит: ну ты даешь, могла бы опоздать. Потом еще сдала вещи в Бершку, которые мне не подошли. Раньше бы сильно запарилась вот это все - звонить, отвозить-общаться. Что-то так просто все прошло.
- Я почувствовала, что у меня с английским все нормально, когда первый раз смогла по телефону поговорить.
- Я пытаюсь купить себе рислинг и что-то не могу найти.
- Можешь что-нибудь другое попробовать.
- Я обычно больше двух евро на вино не трачу. Но сегодня хочется что-нибудь повкуснее, можно до пяти евро. А еще завтра, оказывается, праздник в Вене. Так что сегодня решила закупиться едой.
- Ну и купи себе сразу четыре бутылки. Чтобы в другой раз не покупать.
- Что это ты сегодня такая добрая?
- Я - рациональная.
- И еще я вчера написала в сториз - кто хочет прийти ко мне на день рождения, отгадай кто захотел?
- Ну мы с папой )) А так граждане из Москвы?
- Ну да, как будто они не знают, что я в Вене. Все мои знакомые и друзья из Москвы написали, что они придут. На следующей неделе обещают дожди.

- На следующей неделе ситуация с погодой может измениться.
- Это да. Девочки из Люксембурга обещали прийти. А еще знаешь, так занятно, некоторые сильно верят в гороскопы и могут тут же тебе рассказать про твое будущее. Мне уже рассказали, что у нас с Орионом не подходящие друг другу знаки.
- Да, нам с твоим папой то же самое говорили - самые неподходящие друг другу знаки. Типа, такие знаки как у папы тянут таких как я в рутину и обыденность и это смерть для таких как я. И, видишь, ничего прекрасно себе всю жизнь живем вместе.

Шла сегодня по Камергерскому. Милый мальчуган лет двух выбежал из ресторана и ловко побежал в сторону дороги. Пока я оглядывалась в поисках родителей, родители пили лимонад и смотрели, как ловко он убегает. Папа все-таки оторвался от стула и не торопясь пошел за малчиком. В этот момент, проходящий мимо прохожий, загородил дорогу малышу, он был уже в метре от проезжей части, и тревожно выкрикивал по-английски - чье дитя? Дитя на него не реагировало, пыталось обойти. Папа дошел до молодого человека. Поблагодарил. Они обменялись парой слов. Папа был турист из Дубаев, прохожий - учитель английского из Ирана. В Камергерском сплошные арабские туристы. Все нынче едут туда, куда пускают.

Разговорились с учителем из Ирана. Он в Москве уже полгода. Ему все нравится: Москва красивая, люди приветливые и дружелюбные, ну и вообще. Мы как раз шли мимо места, где меня арестовали. И я ему сообщила, что хотела бы съездить в Тегеран.
- Вы что? - вскрикнул он, - это очень опасная страна. Не надо. Когда-нибудь позже.То что вы переживали в девяностых, у нас сейчас. Разгул преступности. И правительство дурное.
- А меня вот здесь второго февраля арестовали, - говорю, - то же дерьмо, только с другой стороны.
- У нас круче, если у нас арестовали, то все. Считай умер.
Пожелали друг другу хорошего дня и разошлись в разные стороны.
Завтра суд по Гудкову, собираюсь сходить.

(no subject)

Варвара где-то на подлете к Вене.
- С такими горячими испанцами ехала в машине, - говорит она мне сегодня утром. Она в аэропорту Малаги. Я еле-еле открыла глаза. Автобусы в это время не ходят, так что мои друзья довезли ее до Гранады, а дальше она уже на бла-бла-кар.
- Ты имеешь в виду hot или у них была повышена температура тела?
- Ну, мама. Впрочем, они не говорили по-английски.

- Знаешь, у нас один мозг на двоих с Янкой, - говорит деточка, - она мне говорит: давай вместе набьем тату бабочку. Я говорю: я как раз об этом думала. Она спрашивает: в каких местах? Я ей пишу - одна крошечная за ухом, а вторая ну там внизу ноги, а она мне пишет - за ухом и на щиколотке?

У моих друзей младший сын Чарлз трех лет.
- Он все время меня называет Маша, у него есть подружка Маша. Так что он меня называет Машей, БигМашей. Лара ему говорит: Это - Варя. А он все равно - Маша, Маша. Еще интересно, Лара с ним по-русски. А он отвечает по-английски. Лара ему говорит: мы сейчас пойдем фотографировать Варю. И он в ответ: no pictures, pictures is boring. Кстати, интересно, когда отвечаешь, что ты из России, из Москвы, все всегда такие - ууу, круто.

- Ну может это просто вежливая реакция на то откуда ты.
- Нет, вот Маша, когда говорит, что она из Омска, никто никогда не говорит восторженно, что круто.
- Потому что они не знают, где Омск? Вот ты знаешь, где Омск?
- Можно без каверзных вопросов? Но так да. Я тут познакомилась когда с ребятами из Люксембурга, задавала им вопрос примерно так: я очень извиняюсь, но где он находится? Мне отвечают: Сбоку от Австрии Я спрашиваю: а это страна или город? Название звучало, как какой-то немецкий город. Я обычно всегда говорю, простите, я не очень в географии сильна. Оказалось, что Люксембург - это и страна и город.

- Понятно, - говорит Варин папа. Вот взять Австрию. В ней всего жителей восемь миллионов, в целой стране. Как один крупный мегаполис.

У деточки завтра тест по математике. Сегодня деточка, практически, не спала. Зато в аэропорту, приехав сильно заранее, потому как бла-бла-кар стартовал рано, доделала все задания, все проверила. Из планов на сегодня у нее - сдать вещи, которые не подошли, в магазин. Сдать ПЦР-тест, которые и по прилету из Вены надо сдавать и заодно для завтрашнего теста по математике. И не уснуть до вечера, чтобы спать ночью. А я что-то уже соскучилась по деточке.

(no subject)

Так хорошо, когда в Москве тепло и не надо надевать на себя миллион одежек. Весна в Москве красивая. Все цветет, все еще такое чистое, свежее.

Вчера бродили вокруг Консерватории. У ребят был перерыв между парами. Я приехала их поснимать. В одной из подворотен неожиданно усмотрели огромный мусорный мешок с розами. Из отеля выкинули. Розы немножко подвядшие, но из серии тех, которые подрезать, может быть кипятком концы обдать и еще простоят неделю.
Персонал сказал, что там в этом мешке штук пятьсот роз. Представляете, штук пятьсот бордово-красных роз? Мы немножко вытащили из мешка. У роз были длинные стебли и очень колючие. А так надо было бы забирать весь мешок. Это же какой задник можно было бы сделать из этих роз! Правда, после этого дворник посмотрел на нас недобро, и унес мешок выбрасывать. Жалко ему что-ли было?

Арина очень смешно меня представляла своим знакомым из Консерватории, которые иногда подходили к нам поздороваться:
- Это - Лена, мы вместе сидели, - абсурдно, конечно. Вот тебе Консерватория, вот тебе два студента - пианисты, вот их разные знакомые студенты-музыканты. Музыка, культура и все-такое. И так небрежно - мы вместе сидели. Вроде как - обычное дело по нынешним временам. Они в одном корпусе, я в другом. Их утром второго взяли. А меня вечером второго. Зима, мороз, Сахарово полным полно разных интересных людей, прямо романтикой нынче, время прошло, смотрится.
- Классное все-таки знакомство случилось благодаря всем этим делам!- написала мне Арина позже.
- Ага.

А накануне мне Н. написала. Вернее так в три часа ночи звонит мне Н., девятнадцати лет от роду, на место которой в соседнюю камеру я перебралась, после того как ее освободили.
- Леееена, - тянула Н. в трубку, - ты еще не спишь? - я как раз спала. И Варин папа спал. Так что мы некоторое время вдвоем втыкали в трубку, глядя на незнакомый номер.
- Что, переночевать? - спрашиваю, - через сколько будешь? - Н. живет за городом в общаге. Молодость, клубешники и все-такое. Все время вспоминаю о деточке Варе, которую ровно также иногда кто-нибудь где-нибудь да приютит.
Мы с Вариным папой кое-как проснулись. Постелили Н. с подружкой в комнате Вари. Утром кормила их завтраком. У них сессия полным ходом. Видно было, что подружке про меня Н. много чего рассказывала. И это так занятно, когда эти граждане мне иногда говорят - мы хотим быть как Лена, когда вырастем.


Деточка Варя не звонила и не писала пару дней. То есть понятно было, что у деточки Вари все нормально. Я таки не удержалась, позвонила.
- Ну что? Суслики соскучились, да? У меня все хорошо. Я сегодня решила ничего не делать, смотрела сериал, читала книжку, загорала и купалась в бассейне. Даже умудрилась немножко обгореть. А еще я купила себе шорты. В них карманы с дырками. Шорты - очень красивые, но страшно не удобные из-за этих карманов с дырками. Телефон некуда положить. И еще мне надо как-то научиться не покупать себе больше топики. Каждый раз иду за штанами, а покупаю эти гр*банные топики. У меня уже этих топиков!!! Сейчас покажу вам какой я себе опять топик купила. Салатовый.
- И розовые шорты. Вау.
- Так вот, мне надо себе купить одно платье, и одну юбку, штаны и никаких топиков. Надо, кстати, вам пореже звонить. Так хорошо. Никто не ругается.
- А кто обычно ругается?
- Ну вы. Мама особенно, вот это все - надо учиться, ты не учишься, бла-бла-бла, только тусовки на уме.
- Что-то я не помню, чтобы я особо ругалась.

- А еще мы с Камиллой сверяли домашнее задание. Результат не сошелся. В общем, получилось, что ни я, ни она не смогли правильно решить одну задачу по математике. Если бы не сверили, так бы и не узнали.
- Да, повезло тебе, что ты с Камиллой познакомилась и что она на твоем факультете.
- Янка тоже так говорит.

- А у меня сегодня Н. ночевала. Я подумала, что и тебя вот так тоже постоянно кто-то опекает.
- В Москве мне обычно Яна с Мотей приют дают. Я им как-то звоню выпившая. Приезжаю совсем поздно. И Янка тоже такая же. На следующий день находим у Янки в телефоне видео, как мы сидим совсем никакие и дошики едим. Качество ужасное. Мы, ну такие, не то, чтобы приятно на нас таких смотреть. Мы Мотю спрашивает - ты зачем это нас в таком виде снимал? Он говорит - так вы же сами меня заставили это делать, такие говорите - снимай нас давай.
- Бедный Мотя, сколько ему от вас с Янкой приходится терпеть.

(no subject)

Еще я думаю о том, что даже самый невинный текст, самая невинная фотография может вызвать бурную дискуссию. Нынче как по минном полю. Новая, старая этика, ханжеский взгляд на все.
Почему бы не оставить всех в покое. Ну не нравится, что написал или запостил вот этот конкретно человек, давай, проходи мимо. Забань, в конце концов, и будет тебе счастье.
Нынче каждый на что-нибудь да обидится. Женщины воюют против мужчин, мужчины против женщин, все против всех. С другой стороны, надо же где-то этот самый пар спускать. Вылез в интернет, написал разного, свое драгоценное мнение высказал. Вроде жизнь удалась.
Впрочем, все тлен. Чего уж там. И это все пройдет.

Из трагичного и смешного, деточка перед отъездом неплохо повеселилась. В последний вечер перед отъездом предложила мне пойти прогуляться куда-нибудь с целью, где-нибудь поужинать. Так сказать, семейный выход.
Пришла часов в десять утра домой, в ее постели каким-то образом спала Вася, которая проснулась в девять, позавтракав, обнаружив пустую комнату, отправилась досыпать в Варину комнату. В студии мирно спали Написат с Аревик.
Деточка быстро пробормотав о своих успехах, завалилась спать ко мне и проснувшись ближе к вечеру, когда я уже всех проводила, сообщила, что надо бы как-нибудь вечер провести вместе.
Погуляли по району, дошли до Тануки. Как раз Варин папа подошел. Прекрасный ужин. Надеваю куртку. И тут деточка смотрит на нас:
- Папа, и мама, пока вы сами не обнаружили, хочу сказать вам, - в этот момент, как это обычно бывает у тревожных мамашек, самые ужасные сценарии пронеслись перед глазами, - я, видимо, вчера ушла в чужой куртке.

Варя приехала в Москву зимой, так что часть вещей мы носили по очереди. В том числе и мою черную куртку из Юникло. Я и сама все время думала, что перепутать, раз плюнуть.
В общем, деточка ушла из Рюмочной в чужой куртке, неизвестно, кто был первым, другая деточка, которая надела мою куртку, или моя деточка. В моей куртке была прожженная дырочка на локте, которую я аккуратно заштопала. В чужой куртке была прожженная дырочка чуть выше локтя и на эту дырку наклеена наклейка утенок. Но главное, что эта новая куртка с утенком на два размера меньше моей и рукава коротковаты. А я еще удивлялась, что это вдруг с курткой случилось.

В общем, первая вещь, которую Варю будет покупать, когда начнет работать, это мне новую куртку.
А так: дети - это наше счастье. И это те, кого мы всегда будем любить, несмотря ни на что.