Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

(no subject)

Зовут меня - Елена Ростунова. Я - фотограф.
В свободное от работы время принимаю заказы на съемку - в Москве, Лондоне, Италии, Испании.
Семейные фотографии, свадьбы, корпоративы, фотографии для социальных сетей.
связаться можно по адресу - erostunova()gmail.com
Если вдруг кто-то нуждается в очень красивых фотографиях, пишите мне на мыло
portfolio

Collapse )

(no subject)

Пять утра. Звонок.
- Дорогие родители, я вас так люблю.
- Знаешь, сколько времени в Москве?
- Просто я увидела, что ты спросила у меня - спишь?
- Это было в полтретьего.
- Прости, я не поняла.
- Рассказывай.
- Это было очень-очень весело, надо только проснуться к десяти. У меня экзамен по-английскому устная часть. Я немножко не трезва.
- Есть шанс, что проспишь?
- Нет шанса.

Мы сегодня думали, надо ли позвонить и разбудить. Но забили. Позвонила сама, сильно зевающая.
- Отгадайте, на какую тему надо было говорить?
- Black lives matter?
- Было две картинки, на одной белая семья на фоне дорогой машины, огромного дома и двумя детьми. На второй - чернокожая семья с кучей детей на фоне крохотной хибарки. Я закончила разговор почему-то рассказав о том, какой у меня есть замечательный брат. Но что-то с утра я, конечно, не блистала. У меня был акцент. И я забыла слово - успешный.

(no subject)

Почти заплакала. Мои малчики на кухне в Боу доме. Узкая кухня. На доске на стене что-то написано, не прочитать. Выход в сад. В саду огоньки и бутылки на столе.

Конрад в меховой розовой ковбойской шляпе, лифчике и трусах-шортах, такой же розовой маске, и ботфортах, и длинном белом парике. А какой мейк-ап. Красивое тело. Забыла спросить, кто он сегодня. Люсьен в элегантном длинном жакете без рукавов и белых шортах трусах. И каблуки. Радек в чалме. Мы с Мартой позвонили поздравить. Марта только что пришла с прогулки с Лолой. Марта зажгла две свечки в маленькие кексы. Тридцать один - две свечки.
- Марта, нашему малчику уже тридцать один, не тридцать?
- В прошлом году было тридцать.
И еще у Марты рядом на столе Кен в одних трусах.
- Не помню у тебя этого Кена.
- Ты же его еще снимала.
- Окей.
И какой-то розовой олененок. И плакат с кексом и цифрой тридцать один. Марта умеет подготовиться. В отличии от меня. И мы с Вариным папой и бутылкой белого на двоих.

И мои малчики танцуют для нас троих где-то далеко от нас. А мы втроем, мы в Москве, Марта в Барселоне хлопаем в ладоши.

- Конрад, отними у Радека свою маску. Она на тебе хороша, - кричу я ему.

Потом пришел Бартош. Который живет с кроликом в той комнате, которую когда-то шерили мы с Домасом. И Сафия с нового девушкой. Сафия когда-то до меня тоже жила в нашем доме. Потом съехала буквально за угол в другую квартиру. Данни одно время жил с ней. Теперь Данни в Австралии. Мы не дождались Брендона и Матеуша. Зато увидели нового соседа, который уже оклемался от самоубийства. Выглядел слегка растерянным. Если останется жив после сегодняшней вечеринки, познакомится со мной в следующий раз.
Конрад так танцевал, обнажал крохотный сосок под меховым лифчиком. А потом остановился, посмотрел на нас, сказал, что очень любит нас и скучает и у него глаза намокли.
- Хей, не плачь, бейб, я скоро-скоро приеду. Может быть к концу лета, - вдруг я правда приеду к концу лета. А Радек за его спиной показывал мне руками как он тоже сильно меня любит. И почему нас так всех раскидало в разные части света.

Мне вот тут задали вопрос - это что, правда, что тебе нравится, когда мужчина так одеты? Я знаю, что со мной что-то не так, относительно большинства, но чем сильнее отличаются люди друг от друга, тем круче для меня. Чем больше они не боятся быть собой, тем больше я ценю их и люблю. К тому же это мои малчики. И это моя семья уже давно. Как можно не любить своих членов семьи. Которые совсем не понятно каким образом приняли меня и полюбили. Я - одна из них. Как бы пафосно это не звучало

(no subject)

Кошка спала сегодня со мной. Мне как-то неловко было ее выгонять из комнаты. Под утро она пошла к двери, настойчиво скребла. Встала, открыла ей дверь. Через десять минут громкие вопли с другой стороны двери. Но я решила, что она может пойти и поспать на диване на втором этаже в ливинг рум.

Традиционно болела голова. В Лондоне такой ветер всю эту неделю. Голова меня сильно расстроила. Я традиционно пожалела себя, позвонила Вариному папе пожаловаться на жизнь. Варин папа традиционно работал и сочувственно говорил - да, да, мне тебя очень жалко.

Съездила на Боромаркет. Если вы там вдруг окажется, не забудьте попробовать картошку с грибами, которую там жарят на огромной сковороде. Это очень вкусно. Также традиционно перепробовала разные сыры, оливковые масла, колбасы и бальзамические соусы.
Collapse )

(no subject)

- Еду, - говорит Варя, - в метро вчера в час пик. Народу битком. В конце вагона - свободно. Женщина в маске. И около нее пустота. Так хорошо проехала около нее.
- Новый метод - надеваешь маску и чихаешь, сокрушаешься, что только что из Китая приехала. И можно свободно ездить в метро.
В аэропорту сегодня нервно. Приехала немножко заранее. Встала в очередь за испанской семьей. Регистрацию еще не открыли. В какой-то момент за мной выстроилась очередь. Сначала подошел парнишка, спросил у испанской семьи, не очередь ли это на регистрацию в Лондон. И тут же влез передо мной. Чуть позже пришли молодые папа с сыном лет четырнадцати, оттеснили всех и влезли передо мной.
- Эй, - говорю, - здесь очередь.
И этот папаша с таким пренебрежением:
- Ну хорошо, если вам так надо, вы, конечно, можете идти вперед.
Тут как раз открыли проход на регистрацию с другой стороны. Испанская семья, я за ней, за нами вся очередь направилась к проходу. Бедный мужчина с сыном, а за ним парнишка ломанулись вприпрыжку, буквально. Чтобы нас всех опередить. И это так нелепо и смешно.
А я их, в итоге, не пропустила. Подумала, с чего бы это. Ладно бы еще попросили вежливо. И что интересно, в Лондоне подобные граждане как-то сразу начинают вести себя прилично.

(no subject)

Сегодня в стационаре медсестра была добра ко мне, почти не орала, когда я опять не так, как ей надо было, выгибала руку. Но зато было не больно.
Сегодня на мне были разные носки. Один синий в белый горох, второй салатовый в белый горох. Женщины в палате общались между собой. Одна рассказала, что очень сложно получить направление в стационар. Мне же повезло с блатом. Аня, с которой мы долго бегали по разным митингам, в том году работала в этой поликлинике в регистратуре. И попросила принять дерматолога меня. Сказала, что я - родственница. Дерматолог прониклась.
- Вот, у нас регистраторы копейки получают. Так я хоть родственнице ее помогу, - поэтому второй раз подряд я без проблем попадаю в стационар. На самом деле, мне с моей склеродермией это положено - учет и раз в полгода обязательно. Это везде написано. Но вот почему-то за четыре года существования меня с этой болезнью мне только один раз предложили лечь и за деньги в Сеченова. И никто не сказал, что мне это положено. Так что вот, практически, нынче я - везунчик.

Вечером, прочитала про одиннадцать человек, которым в Питере дали огромные сроки за якобы "участие в питерском терракте". И это так невыносимо было. Сходила на пикет. Сегодня предполагалось стоять по ростовскому делу. Но все стояли за всех. Неожиданно было много народа. Раза в три больше чем обычно.
Проход напротив мэрии совсем сузили. Мы переместились к книжному магазину Москва. И это такое мрачное кино. Мы с плакатами под витринами магазина. А внутри Симоньян с выражением читающая свою книгу, там где ее кто-то очень хочет, и она читает это с таким довольным видом. "Я вышла из воды пленительных мокрых ресницах". Зачем, зачем у меня такое воображение. И эта довольная физиономия, короткая юбка, полные ноги должны быть облеплены бутафорскими мокрыми пленительными ресницами. Это бы напоминало человека облепленного веником? Где-то между полок маячил телохранитель. Еще один большой охранник стоял рядом. Человек шестьдесят весело улыбались, слушая всю эту муть.
А на улице стояли люди с плакатами. И все такое в елках, сияющее.
Collapse )

(no subject)

Встретила сегодня Ромала. Мимо прошел с толпой азиатский ребятишек. Было кинулась к нему, но затормозила, вдруг стало неловко, у меня шапка на глаза съехала, а он такой красавчик. Наш афганский ученик. Ему повезло, в школу взяли. Хотя статуса у его семьи до сих пор нет.
- Вот, - говорю Вариному папе, - малчик из Кабула. Выбирались в большой фуре через Казахстан, мерзли, голодали, добрались до Мурманска. Родителей в тюрьму их с брательниками и другой семьей, там где Бахрам, Захал - в детский дом. Вот он как раз может сказать - думал ли я когда-нибудь, что однажды буду гулять по этому красивому городу? - иногда чувствую легкую гордость, что была в жизни этих ребятишек. Недавно поздравила Нахаба. Ему девятнадцать исполнилось. Он давно уже в Норвегии.
- Спасибо, учитель, - написал он. Это очень приятно. Зульфикар наш где-то в Техасе осел. Так за него радостно.
Collapse )

(no subject)

Достаточно занятно, конечно, вот, к примеру, милый Патрик из Дублина, который нынче живет в Лондоне, пишет на фейсбуке: "Эй, кто-нибудь знает свадебного фотографа?"
И я отвечаю ему в личку: "Я, я тот самый свадебный фотограф, о котором можно мечтать, вот мое портфолио, вот мой инстаграм, вот моя цена, я опять демпингую и все-такое".
- Круто, - пишет он, - передам невесте.
Патрик. Это был тот самый день, когда Радек потерял кошелек, оставил в такси? А до этого танцевал на сцене на Трафалгарской площади, когда одна популярная бразильская певица попросила его поучаствовать. На Радеке в тот день было какое-то синее одеяние под греческого Бога и птица на голове, дохлая птица в золотом ободе. Никто не остался равнодушным. Мы куда-то шли, дошли до Сохо, купили вина, сели на ступеньках и зачем-то цепляли всех, проходящих мимо. Еще были Марта и Матеуш. Мы с Радеком были в ударе. Перезнакомились с гражданами ста. Патрик просто проходил мимо. Восемнадцати лет от роду. У него началась кругосветка. Мы тогда с ним добавились. Я не помню, целовался ли он с Матеушом. Да и какое это имеет значение, когда вдруг осеннее солнце, жара, практически, куча бухла, вы на ступеньках дома каких-то миллионеров в окружении друзей. Как-то так.
Collapse )

(no subject)

в группе физтеха обсуждают девяностые. Такие воспоминания, такие ощущения. Занятно. В моем нынешнем окружении из физтехов - только Варин папа. Но я не об этом. Как это всегда бывает, немножко подискуссировали на тему, кто как жил. Кто-то жил голодно, кто-то не очень. Кто-то говорит, что тогда вполне себе можно было заработать на жизнь чем-то еще. Мои все воспоминания: я боялась, что не смогу прокормить Леву, что мы умрем с голода, что крыши над головой не будет. И при этом ты один-одинешенек в этом мире и никто руку не протянет. Тут же подумала, что дети мои даже не в курсе, что так оно бывает. Лева был слишком мелким, чтобы хоть что-то помнить.

И тут же подумала, что Варя рассказывает об одногруппниках нынче разное. Первый курс. Одна деточка живет на восемь тысяч в месяц в общаге плюс стипендия в две тысячи рублей. Моя деточка считает, что это ужасающе мало. Эта девочка экономит на всем и не может себе позволить зайти в кафе и выпить кофе, чем моя деточка регулярно занимается.

И тут же подумала о наших беженцах, которые большими семьями ютятся в одной комнате и мясо по большим праздникам. И сколько, сколько таких.

И еще иногда можно съездить в дом престарелых, чтобы не было вот этого вот - каждый может заработать себе на достойную жизнь. Согласитесь, тех нас, у кого все сейчас хорошо, эта мысль частенько посещает.
В каком-то смысле, мы все счастливчики. Мы давно уже не помним это ощущение голода, а некоторые его никогда и не знали.

Просто у некоторых звезды встали по-другому, у некоторых старт был совсем другим. И почему у меня так долго было это ощущение лузера-неудачника. Так странно.