Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

(no subject)

- Еду, - говорит Варя, - в метро вчера в час пик. Народу битком. В конце вагона - свободно. Женщина в маске. И около нее пустота. Так хорошо проехала около нее.
- Новый метод - надеваешь маску и чихаешь, сокрушаешься, что только что из Китая приехала. И можно свободно ездить в метро.
В аэропорту сегодня нервно. Приехала немножко заранее. Встала в очередь за испанской семьей. Регистрацию еще не открыли. В какой-то момент за мной выстроилась очередь. Сначала подошел парнишка, спросил у испанской семьи, не очередь ли это на регистрацию в Лондон. И тут же влез передо мной. Чуть позже пришли молодые папа с сыном лет четырнадцати, оттеснили всех и влезли передо мной.
- Эй, - говорю, - здесь очередь.
И этот папаша с таким пренебрежением:
- Ну хорошо, если вам так надо, вы, конечно, можете идти вперед.
Тут как раз открыли проход на регистрацию с другой стороны. Испанская семья, я за ней, за нами вся очередь направилась к проходу. Бедный мужчина с сыном, а за ним парнишка ломанулись вприпрыжку, буквально. Чтобы нас всех опередить. И это так нелепо и смешно.
А я их, в итоге, не пропустила. Подумала, с чего бы это. Ладно бы еще попросили вежливо. И что интересно, в Лондоне подобные граждане как-то сразу начинают вести себя прилично.

(no subject)

Я помню как я нудела с этим немецким.
Нет, сначала был английский. Вот это вот - меняю английский на бисероплетение. А нельзя ли, мамочка, вместо кружка английского ходить на бисероплетение.
Потом тему с английским закрыли. И я тогда уже думала, вдруг учиться в Германию поедете, лучше пораньше подготовиться. И вот я с этим немецким и так, и эдак. А меня задвигают.
- Ну нет, - говорила мне деточка, - отвали от меня.
Я в какой-то момент и отвалила. Через год приходит ко мне деточка и говорит:
- Знаешь, у меня что-то много свободного времени. Не поучить ли мне немецкий? Ты же мне поможешь с репетитором.

Нельзя сказать, что до нынешней Австрии она сильно напрягалась. Два раза в неделю в институте Гете. Но вот когда оказалось, что на курсах немецкого можно проторчать два года, а потом еще год в колледже, прежде чем начнешь учебу в универе, деточка вдруг всполошилась, взяла себя в свои руки и сдала экзамен по немецкому - С1. Осталась устная часть. И если и она будет сдана, куча шансов, что универ все-таки начнется со следующего сентября.
Но посмотрим.
Collapse )

(no subject)

В Лондоне вдруг включили лето. То есть оно и вчера было вроде бы ничего, если сравнивать с Москвой. Каких-то там двадцать на солнце и холод собачий в тени. Но сегодня вдруг настоящее такое роскошное лето. Двадцать четыре. Жара.
Все дружно натянули шорты, короткие топики, уселись на солнце загорать.

Я иду до метро пешком. В соседнем квартале у одного из домов выставили коробку с книгами. Я выбираю себе две. Думаю, что, видимо, придется сдавать чемодан в багаж. Печалька. Но книги - важная часть нашей жизни.
Collapse )

(no subject)

Я стою на остановке. Показы проходят в разных местах. От одного до другого пятнадцать минут хода. Чтобы сократить путь, можно проехать пару остановок на автобусе. По дороге на скейте несется малчик. Малчик как малчик. Тощий, длинный малчик в красной кепке.
На автомате вскидываю камеру, делаю пару щелчков. Всегда полезно потренироваться снимать движение.
Он неожиданно тормозит и идет ко мне, что-то бормочет.
Как-то сразу становится неуютно. Я как-то сразу начинаю ему объяснять, что это я просто движение снимала, нигде публиковать не собираюсь и если он хочет, могу стереть.

Он смотрит на меня сверху вниз, серьезно так смотрит:
- Ничего стирать не надо, я просто хотел узнать, где я могу получить эти картинки?
- А,понятно. Там получать особо нечего. Если ты хочешь картинки, давай я по-быстрому пару портретов сниму.
Мы уходим с остановки. Заходим за овощной ларек. Там так знатно воняет. Видимо, многие используют это место вместо общественного туалета. А дождей давно не было.
- Воняет, да, - замечаю я, - садись на эти коробки. Можешь только плечи расправить? И почему ты такой грустный, я бы даже сказала мрачный? Ну давай, шевелись.Ты совсем мертвый, - Минуты через три он неожиданно улыбается. Еще через пару минут снимает кепку, - между прочим, - говорю я ему, разглядев наконец-то, - ты мог бы работать в модельном бизнесе. Сейчас такой типаж очень востребован.
- Я знаю, - говорит.
Вечером, рассматривая, кто на меня там подписался в инстаграме, натыкаюсь на него. Пятьдесят тысяч подписчиков. Топ-модель. С показа на своем скейте мимо меня проезжал.

Я тут в каком-то мыльном пузыре болтаюсь. Все вокруг переливается всеми цветами радуги. Все время новые люди. Все время кто-то пишет:
- Ух ты, кто бы мог подумать, что ты так круто снимаешь.
Сегодня один приятель познакомил меня с французским малчиком. Малчик весь в татуировках.
- Пройдемте, - говорю я ему, нежно взяв за талию, - вон туда за угол.
Малчик перестает хмуриться и неожиданно улыбается во весь рот.
- Пойдем с нами сегодня в ночной клуб, оторвемся.
- Мне нельзя, - говорю, - мне домой надо возвращаться к десяти. Мои чуваки спать рано ложатся, а у меня ключей нет.

Какое-то огромное количество людей меня сегодня обнимает.
Мама с сыном. Я как раз с утра размышляла, что вот если попадаются тебе мама с ребенком. Очень красивым взрослым ребенком. Ты не можешь сказать:
- Божечки, какой у вас красивый ребенок, - лучше сказать, - какая красивая у тебя мама, какой красивый у тебя ребенок.

Трансгендерный малчик, ярко накрашенный. Прохожу мимо, спрашиваю можно ли его быстро снять.
Тут как раз автобус подъезжает. Они иногда минут по десять стоят, открыв дверь.
- Простите, можно мы тут у вас поскачем немножко? - спрашиваю водителя.
Минут пять снимаю.
- А это твоя мама? - спрашиваю его.
- Ну да.
- Давай я вас вместе сниму?
И вот тут я им эту коронную свою фразу выдаю. Про красивую маму, красивого сына. А они со мной обниматься.

Ах какую я сегодня видела девушку. Зои - звали. Красотка невероятная. Я ей раз пятнадцать в любви призналась.

(no subject)

Выйти в одиннадцать из дома. Вернуться в начале двенадцатого домой. Попытаться разослать всем фотографии. Плюнуть на это. Оставить на потом.

Целый день на ногах. Бодряк и весельчак. Размышляю, не остаться ли здесь еще до следующего понедельника.
Сегодня был не столь большой улов, как вчера. Но таки был.
Оно, конечно, занятно останавливать граждан, выстраивать из них композиции. Тут же выстраивается толпа страждущих фотографов, которые по каким-то причинам сами боятся просить граждан что-нибудь эдакое изображать.
И вот ты такой режиссер, а за тобой толпа снимающих то, что ты построил.
Но это нормально. Даже с одной точки все снимают по-разному совсем.
Collapse )

(no subject)

Сегодня проводили нашего мальчика Эдду Гада.
Это были самые странные, абсурдные, длинные похороны, на которых я когда-либо присутствовала.
Вчера, я написала Оле в комментарий: одевайтесь теплее.
Кто-то прочитал и оделся теплее.
Мы что-то накануне с Вариным папой слегка повеселились, проснуться было тяжело. Кино смотрели долго. Я всегда панически боюсь опоздать.
Пришлось вызывать такси. Оно приехало так быстро, что я даже не успела надеть теплые носки или хотя бы подумать о теплых сапогах. И потом ехать через всю Москву, на самый дальний ее край. Интернет сообщал, в Москве - минус восемь.
У морга стояла большая толпа чернокожих ребят и наши волонтеры. Черные и белые. С двух сторон дороги. Мы накануне как раз смотрели "Зеленую книгу".
Ждали долго. Я вдруг осознала, что ноги замерзли. Наши волонтеры прибывали. Вдруг обнялись с теми, с кем, в силу обстоятельств, перестали общаться и расстались нехорошо.
Collapse )

(no subject)

- Прямо вот вижу, - говорит мне Радек, - как ты радуешься, что отваливаешь от меня в Лондон.
- Ну что ты, я буду плакать. Уже прямо сейчас начинаю.

Конечно, никто не будет готовить мне завтраки и приносить их в постель, а также ужины и поздние ужины. Не об кого будет греть ноги в ночи. Но какое это счастье спать одной в постели. И чтобы никто не перетягивал одеяло. И никто не храпел бы под носом. И не вздыхал бы тяжело, когда ты ночью бредешь в туалет. И чтобы только твой личный туалет и душ.
Collapse )

(no subject)

- Что случилось? - спрашивает меня Радек. Я стою у чемодана, задумавшись.
- Чемодан бы как-нибудь уложить.
- Тогда понятно, бутерброды будешь?
За три дня набрать пару-тройку килограм как нечего делать. Если бы не купленные в COS штаны и рубашка, потратила бы ровно семь евро. На проезд. С утра завтрак, вечером обед и сразу ужин. Практически, в ночь.
Буду худеть в Лондоне.
В Варшаве вечером сегодня было пустынно, весь центр, практически, перекрыт. Как в Москве. Видимо, какие-нибудь важные птицы должны были приехать. Я не умею просыпаться рано, но вот сегодня был тот самый момент, когда площадь перед замком была пуста в пять часов вечера. Потому что все перекрыто.
В двенадцать проснулись. В два Радек сообщил, что надо бы срочно сделать еще три, очень, очень важные картинки. Потом мы немножко поругались. Потому что просмотрели вчерашнюю съемку. Вернулись в полчетвертого от Конрада.
- АААА, козел, - кричала я и удивлялась сама себе, - ты, это все ты, можно было бы так круто снять, вот кто мне сказал - нет, я так не хочу, хочу только так и все, хочу простой портрет. Что тебе этот простой портрет на белом фоне? Кому он сдался, нет, ну правда???
- Нет, это ты, ты, ты просто была в плохом настроении.
- Я была в плохом настроении, потому что ты хотел, чтобы я делала только так и никак иначе?
Я так даже на Вариного папу уже сто лет как не ору. А он на меня.
Потом я вспомнила, что у нас третий день пошел.
- Ладно, - говорю, - проехали. Давай продержимся до завтра. Я завтра уезжаю.
Collapse )

(no subject)

Старательно описываю Радеку поездку в дом престарелых с последующим желанием успеть на поезд и вылетом в кювет. Практически, высунув язык от усердия.
- Спасибо, что разделила со мной эту историю, - пишет он через двенадцать часов, - очень рад, что ты иногда думаешь обо мне.
- Ты издеваешься? - спрашиваю, - или, правда, спасибо? В таких словах, - спрашиваю его, - представляешь, - говорю Вариному папе, - вот он там стоит за своей барной стойкой, отпускает пиво и всякое там такое. И тут я такая с рассказом, как это вот невероятно занятно улететь в кювет, стараясь не опоздать на поезд. Типа, живут же некоторые!!!

На съемку успела. Чрезвычайно горжусь собой, тем, как поставила свет. Сегодня у меня был идеальный вариант - рассадить большую семью правильно, так, чтобы это было красиво и вызывало эмоции.
От старания споткнулась об стойку, ненавижу, ненавижу "журавли", тяжелые, неподъемные штативы и упала. Вечная неловкость. Взять и упасть на съемку. И чтобы не пострадала камера, вечно падаешь неловко на больную левую руку. Зато картинки.

Также, вдруг с удивлением слышишь, как сын Левочка спрашивает у Вариного папы:
- Мама там как? Точно с ней все в порядке? А то она так восторженно рассказывала, какое это было приключение. Я волнуюсь.
А потом еще брат из Новой Зеландии позвонил, чтобы задать тот же самый вопрос.
Вот вроде как живешь себе, живешь, в полной уверенности, что за твою драгоценную особу не то, чтобы кто-то волнуется. А тут вон оно как. Целое открытие.
И сегодня опять это было после съемки, когда одна юная особа, уходя, сказала:
- А мне понравилось.
Высшая похвала.
И пара снимков из дома престарелых и приюта тоже очень даже. Что прямо очень приятно.

(no subject)

А потом мы улетели в кювет. Оля еще успела сказать:
- Осторожно, приготовьтесь, - и машина так бочком-бочком скатилась в придорожную канаву, засыпанную снегом. Мне еще было в этот момент интересно, мы перевернемся на крышу или нет. Но нет, так, боком встали. Я оказалась где-то почти сверху. Барышни где-то почти снизу. Бампер уткнулся в камыши. Видимо, в канаве было болото. Замерзшее. Конечно же, сразу же очень захотелось написать всем вокруг, что мы в кювете, посередине в нигде. Темный лес, пустая дорога. До поезда - один час. God bless me, я всегда выезжаю очень сильно заранее. И никакого интернета, никакой связи. Не позвонить Вариному папе радостно - "аааа, мы в кювете. Это такое приключение". Впрочем, мы сделали темное селфи, я сверху, барышни снизу. Оля все-таки где-то там снизу поймала связь и позвонила другим членам нашей команды, которые мирно пили чай или что-то там еще и готовились ко сну в доме престарелых.
Collapse )