Category: 18+

Category was added automatically. Read all entries about "18+".

(no subject)

- Что это на подоконнике, смотри, я испачкался, - Варин папа сует мне руку под нос.
- Я не вижу, тут свет плохой. На каком подоконнике?
- В большой комнате.
- У нас две больших комнаты.
- Вот это? - Варин папа брезгливо держит за краешек красные целофановые губы, которые сегодня Мила вырезала из пакета. Мазала их красным блеском для губ, приклеивая к черной майке в сетку, которой мы обмотали Милину голову.
- А. Это мы сегодня снимали. Сейчас тебе картинку покажу.

На Вариного папу неожиданно напал дух уборки. За эту неделю он один раз пропылесосил и почему-то сегодня вытирал пыль с подоконников во всей квартире. Практически, выполнил свою программу на год вперед.

У меня же сегодня с утра, с двенадцати утра, была съемка. В кои-то веки правильная съемка. Абсолютно правильная съемка.
Приехала правильная барышня, мимо которой месяца два назад я случайно проходила. Она сидела на остановке. А я мимо проходила. Торопилась на Красную площадь снимать огромную американскую семью. А тут барышня. Правильно одетая. Практически, Лондон. И я, конечно же, остановилась. Спросила, можно ли ее сфотографировать. Быстро щелкнула. Не то, чтобы мега удачно. Даже выдала ей свой инстаграм. Из серии - напиши и я отправлю тебе фото.
Никто, конечно же, не может мне заменить моего Радека. Но это прямо вот то самое. Радек уже написал - ну вот, тебе нужна была какая-нибудь эдакая активность и ты ее получила. Да?
В общем, у меня было быстрое и правильно утро. Мы развернули бабушкин ковер, который достался мне вместе с квартирой. Я извлекла на свет десятидолларовые розовые стритизные туфли, которые привезла из Америки Варвара в тринадцать лет- у каждой девочки должны быть такие туфли. Просто должны быть. Стоять на видном месте. Я достала две пары лакированных и из телячьей кожи на высоких шпильках, тоже почти стриптиз, ботинки и туфли остроносые, которые кто-то выставил на помойку - идеальной состояние.
Ну и две Варины шубы, купленные в секонде, тоже пригодились. Белая и под леопарда.
Collapse )

(no subject)

- Я знаю, что мы подарим тебе с папой на Новый год. Мы подарим тебе новую простыню. Старые твои совсем прохудились и ты теперь почему-то спишь на наших.
- Ну, родители!
- А что, отличный подарок ведь, - настаиваю я. Надо будет найти какую-нибудь смешную простынь на резинке.

У моего Радека день рождения. И вот звоню я ему. Или так. Съемка закончилась. Я сижу на софе в ковровой комнате, мне надо домой, но я никак не уйду. И тут Радек вдруг мигает зелеными огоньками в чатике.
И я спрашиваю его:
Collapse )

(no subject)

Сегодня был длинный день.
Сегодня я снимала для Чарити шопа.
Все было как обычно. Намедни написал Сережа, что надо бы срочно что-нибудь снять. Ну как обычно, снять надо было уже вчера. Концепт, догадайтесь, кто должен был придумать?
В общем, надо было что-нибудь снять, чтобы это можно было продать на аукционе в понедельник, когда будут отмечать годовщину Чаритишопа.
Я очень люблю снимать, когда можно снимать что хочешь и одежду предоставляют. Я не очень люблю снимать, когда у тебя каждый день расписан, а снимать надо было еще вчера, и ты сам придумываешь концепт, ищешь моделей, одежду и все-такое прочее.
- Ну ладно, - говорю, - давай я сниму эротику. Что у нас хорошо продается? У нас хорошо продается эротика. Можешь только мне моделей найти?

В общем, девушки были сотрудницы Чаритишопа. Согласились на мягкую эротику. Мягкая эротика заключалась в корсетах, колготках, шубах и аксессуарах. Сказала им, что снимать будем эпоху Дипиш мод.
И они, такие молодцы, принесли сегодня пару чемоданов отобранных вещей из Чарити. Варя потом рассмотрела и говорит:
- Это вот реально такое в Чарити продается?
- Ну да, - говорю.
- Вау, - говорит, - это же прямо вот очень круто.

Приезжаем мы с Вариным папой сегодня в нашу новую квартиру. Потому что ну где еще снимать, когда у тебя времени на съемку не особо, на подумать тоже не особо. Ковровые фотосессии - модные в этом сезоне. Он меня как раз довез. Пешком идти тридцать минут. А на машине целых двенадцать.
На подъезде объявление:
- Света не будет с десяти до четырех.
- Понятно, - говорю я Вариному папе, - все пропало.
Ну и день еще такой тусклый сегодня был. Сумерки.
- Может за вспышкой съездим? - спрашивает Варин папа. Съездили за вспышкой. Варин папа на работу поехал. А я в подъезд зашла. На подоконнике молодой человек сидит. Руку за спину прячет. Здоровается вежливо. Красивый такой подросток. Останавливаюсь, здороваюсь, вглядываюсь, спрашиваю:
- А вы в этом подъезде живете?
- Нет, - говорит, - друга жду.
- Понятно, - говорю, - мы просто квартиру в этом подъезде купили. Никак не переедем. Но надо же со всеми соседями познакомиться.
- О, - говорит, - а мой друг под вами живет. Вы, кстати, в следующий раз не пугайтесь, если здесь будет несколько человек сидеть. Это все мои друзья.
- Нет, - говорю, - что мне пугаться. У меня у самой тинейджер. только вам, наверное, лет пятнадцать, а моей крошечке все семнадцать будут.
- Ну да, - говорит, - пятнадцать.
- А я, - говорю, - фотограф, ко мне сейчас девушки придут, и я их снимать буду.
- Понятно, - отвечает. И это я ему еще не рассказала, как Варя спрашивала, нельзя ли, пока в этой квартире никто не живет, устроить там пару раз какие-нибудь вечеринки. Представляю, как радовался бы его друг, проживающий под нами. Но я Варе не разрешила. Сказала, что нам там потом еще всю жизнь жить.
Зашла в квартиру, девушки мои звонят.

- Заходите, домофон не работает, света нет.
И тут поднимаются, заходят. Впереди мой новый знакомый, тащит чемодан. За ним, его дружбан, который подо мной живет, тащит еще пару чемоданов. За ними девушки мои.
- Вот это сервис, - говорят девушки. Они решили, что я специально соседей попросила, встретить их.

Я еще пошла в магазин, купить на всех еды и бутылку шампанского, как реквизит.
Магазин за углом. Захожу. А там никакого спиртного.
- Ой, - говорю, - у вас нет шампанского.
Время - полдвенадцатого дня.
- Как это нет, - отвечают хором продавцы. И уходят в подсобку. Возвращаются с бутылкой, - вам какого? - спрашивают, - у нас разное есть.

А потом мы немного поснимались. Почти до вечера. Занавесок нет. Думаю, мы сегодня осчастливили кучу пенсионеров района. Свет, кстати, дали через час. И было нам счастье. Снимались во всех комнатах и на кухне. На шкафу, в шкафу, у серванта, в ванне, на стремянке и под батарей. В разной степени одетости. Такая, конечно, слабенькая эротика получилась. Скорее пин-ап, чем эротика. Но много ног, корсетов и шуб. Красиво получилось.

(no subject)

Третье отделение по-прежнему на карантине. Печалька. Им, наверняка, скучно безумно. Зато интриги, любовь и ненависть в замкнутом пространстве цветут, наверняка, пышным цветом. Надо будет потом расспросить, как они карантин пережили.

Ко мне сегодня пятое отделение приходило. Пятое отделение, громко, конечно, сказано. Четыре девочки и воспитатель. Молодая красивая воспитатель. И четыре чудесные девочки. Сначала очень сосредоточенные.
Обещали, кстати, изначально шесть. Изменили расписание. Деточки приходили в пять, потому что в пятом отделении как-то все по-другому.
Зато меня наконец-то просветили. Третье - это было острое отделение. Пятое - это суицидники.
- Вам с ними должно быть проще, - сказали, - они спокойнее.
Collapse )

(no subject)

Бен сегодня такой:
- Мне вот Россия офигенно понравилась, вот прямо все понравилось, - несмотря на сальмонелез, видимо, подхваченный в гостинице на завтраке, выбивший Бена из колеи на неделю - это моя ремарка, - но вот только почему у вас так мало имен?
И мы такие хором:
- А почему в вашей Бибисишной команде сразу два Бена?
Collapse )

(no subject)

Совершенно случайно обнаружила, что съемка у меня в два, а не в четыре, как я думала до этого. Обнаружила это ровно в час дня, когда все еще была в постели, лениво просматривая разные страницы в интернете. За десять минут позавтракала. Была вовремя. Я - молодец. Не опоздала.
Collapse )

(no subject)

Мы пока вчера смотрели "Черную розу - эмблему печали..", я все думала, это же про мою молодость, по меня. И тут же всплыло, как я собиралась снимать кино, только почему-то стала фотографом. Как казалось бы - бери камеру и снимай, и получится вот ровно такой фильм. Все молодые, жизнь в коммуналке, под окнами взрывают машины и иногда берут штурмом белый дом, а у нас дым коромыслом, мы все молодые, резвые, веселые и дерзкие как настоящие щенята и нет еще завтра, а про вчера уже давно забыто.
- Как он интересно одет, - говорит Варвара про Абдулова.
- С тех пор как я себя помню, мода уже пару витков сделала, - говорю, - тебе это ничего не напоминает, как они там одеты?
Collapse )

(no subject)

Покупала синхронизатор вспышки. Такая штука, надевается на камеру, чтобы синхронизировать вспышки и свет.
В магазинах, где продаются разные фототовары, всегда сидят угрюмые мужики, совсем не клиентоориентированные. И лица у них соответствующие - ходят тут всякие. На вопрос: "а где же гарантия?" гражданин-продавец угрюмо ответил - две недели.
- Нет, где инструкция и где бумага гарантия?
- какая вам тут нужна инструкция, что тут может быть непонятно.
- Проверь, работает ли, - вмешался другой хмурый продавец.
На экране над ними высвечивалась девушка в корсете, игриво изогнувшись, она вроде как на что-то намекала. Подпись гласила - поза влечения.
- Какая над вами удачная картинка висит, - говорю, - вот так целый день и завлекает всех, кто мимо проходит?
Любопытство изменило их. В лице появилось что-то человеческое, когда они вывернули шеи и посмотрели на девушку.
- Нет, - говорит самый угрюмый, - тут девушки должны меняться, это позы в Камасутре.
- Понятно, - говорю, - я когда-то начинала свою карьеру в борделе, очень знакомо. Чудесная практика - двадцать-тридцать девушек в студии в день.
- Репортажка? - уточняет один.
- Почему репортажка, обычная студийная съемка.
- Нет, репортажка. Студийная, - настаивает он. И это забавно. Видимо, у него не укладывается в голове, что в студии иногда и человек сто приходится снимать за день и это все равно ни разу не репортажный жанр.
- А, может быть вы снимали на пленку? - говорит.
- И на пленку снимала. Пятнадцать лет назад.

Потом еще долго думала над термином - "студийная репортажка".
Еще читала сегодня статью зачем-то. Обзор какой-то книги. Не знаю зачем. Фамилия знакомая попалась. Тоже долго думала. Пришла к выводу как плохо быть недобитым эстетом. Нет, я, конечно, ни разу не эталон. И это все опять-таки вкусовщина. Но зачем-зачем эти люди пишут ужасными длинными фразами, когда через нагромождения слов приходится пробираться, надеясь не уснуть по дороге. Мы все этим грешим, конечно. Но я, по-крайней мере, не журналист. И даже не блогер. И это так просто - писать короткими фразами. Надо будет почаще об этом вспоминать.
Хороший писатель, хороший журналист, хороший фотограф. Очень хреново, когда ты видишь разницу - между просто так и это высочайший класс. Проще быть всеядным. Больше возможностей открыто.

Варвара обронила однокласснику, что, возможно, будет учиться в Берлине.
- О, - сказал одноклассник, самый красивый малчик в классе, хотя по мне, просто неплохо следующий букве моды, - я тоже, давай вместе будем снимать жилье, - этот же самый красивый, он же еще и гомофоб, а также давно и безнадежно пытается ухаживать. И как-то это у него нелепо получается. Варвара говорит, что это очень занятно, конечно.
- Да, - говорит Варвара, - здорово, конечно, только я буду жить с приятелем моей мамы, он - гей. С геями куда как спокойнее жить.
- Варвара, - говорю, когда она мне все это, смеясь, рассказывает - не могла удержаться, да?
- Ну да, - говорит, - он сразу как-то поскучнел, сказал "странная ты какая-то" и ушел.
- Ну может быть надо было ему сказать, ну он еще главный драгдилер гейского квартала, чисто для разнообразия.
- Да ладно, и так хорошо получилось, - говорит.
- Кстати, этот твой С знает немецкий и на кого он там собирается учиться? Он же вроде в Америку собирался ехать.
- То ли на артиста, то ли на режиссера, - говорит, - не знаю, знает ли немецкий. Может он его учит.
- Он же вроде диджей, - говорю.
- Может и диджей.

С утра в моей комнате в моей коробке выбирает мои носки. Нынче она опять ищет парные носки. Я не парюсь, и надеваю те, которые попадутся. Хотя, когда они в одной цветовой композиции мне больше нравится.
- Ну что, воришка маминых носков? - спрашиваю
- Как я выгляжу?
- Отлично выглядишь, - говорю я, в полутемной комнате не особо видно. Но знаете ли, в шестнадцать лет все выглядят отлично.
- Мне просто в пятницу с утра приходится выбирать одежду так, чтобы можно было все выходные в ней провести.
- Опять ночевать не будешь?
- Ну зато ты сможешь в моей комнате снимать, видишь, как хорошо.

(no subject)

А я вам рассказывала, что Радек учился в школе, в которой когда-то учился Януш Корчак?

После съемки трудно было удержаться и не сообщить двум таксистам, у которых объява на машине гласила - taxi! free! что это значит, что они везут бесплатно.
- Да ладно, - сказали они, - никто же не понимает по-английски. Давайте мы вас лучше куда-нибудь отвезем.
Collapse )

Henri Cartier-Bresson 18+

Henri Cartier-Bresson
"…Фотография есть разновидность рисунка. Рисунка через объектив. Как правило, в видоискателе фотоаппарата видишь эту картину, этот рисунок один раз и очень недолго: «клик-клик», и рисунок уже на пленке. Думаю, что очень часто это «клик-клик» бывает инстинктивным. Но и в сотую долю секунды фотограф стремится выразить свое отношение к чему-то. Или даже свое чувство, которое он, вполне вероятно, давно вынашивает.

- Вы говорите: «хорошая фотография». Какую фотографию можно считать хорошей?

- Ту, которая передает эмоцию данного мгновения наиболее пластично. В доли секунды нужно одновременно осознать значение события и взаимосвязь визуально воспринимаемых форм, которыми передается это событие».

HCB1934003W00004

Collapse )